Убийство герцога Беррийского, или пресечение старшей линии династии Бурбонов


Ворчалка № 978 от 14.11.2022 г.




Прелюдия

Фигура герцога Беррийского приобрела большое значение во Франции только после Реставрации Бурбонов. Всё дело было в продолжении и сохранении династии, а для этого было необходимо существование в королевском семействе хотя бы одного мужчины, способного к деторождению и являвшегося потомком Людовика XV.

После казни Людовика XVI (1754-1793) наследником престола стал считаться младший сын казнённого монарха малолетний Луи Шарль (1785-1795). Все европейские державы, и даже США, признали его в качестве законного короля Франции Людовика XVII. Но этот ребёнок никогда не правил и считается поэтому только титулярным королём Франции и Наварры, а кроме того, он умер в тюрьме в 1795 году.
После этого право наследования французского престола в семействе Бурбонов перешло к брату казнённого короля графу Прованскому, который после Реставрации стал королём под именем Людовика XVIII. Но у этого короля детей не было, и поэтому после его смерти трон должен был перейти к графу д'Артуа, младшему брату Людовика XVI.

У графа д'Артуа, ставшего королём Карлом X, было два сына: Людовик, герцог Ангулемский, и Шарль Франсуа, герцог Беррийский.
У герцога Ангулемского детей в его браке с Шарлоттой не было и не предвиделось, и обвиняли в этом самого герцога.
Так что все надежды королевской семьи возлагались на герцога Беррийского, который являлся фактическим наследником престола при своих бездетных родственниках.

В июле 1816 года герцог Беррийский женился на Марии Каролине Неаполитанской, и 21 сентября 1819 года у них родился долгожданный ребёнок, но это оказалась девочка, Луиза Мария Тереза (1819-1864). Данное событие огорчило всех Бурбонов и обрадовало всех врагов правящей династии: бонапартистов, республиканцев и пр.
Вот в такой обстановке и произошло трагическое событие, которое будет описано ниже.

Людовик XVII (1785-1795) - дофин Франции 1789-1792; титулярный король Франции и Наварры 1793-1795.
Людовик XVIII (1755-1824) - Луи Станислас Ксавье, граф Прованский, брат Людовика XVI; титулярный король Франции и Наварры 1795-1814; король Франции 1814-1824 с перерывом в 100 дней.
Карл X (1757-1836) - Шарль Филипп, граф д'Артуа; король Франции 1824-1830.
Луи Антуан (1775-1844) - герцог Ангулемский; дофин Франции 1824-1830; 2 августа 1830 года в течение нескольких минут считался королём Франции Людовиком XIX.
Мария Тереза Шарлотта Французская (1778-1851) - дочь Людовика XVI и Марии Антуанетты; жена герцога Ангулемского.
Шарль Фердинанд д'Артуа (1778–1820) - герцог Беррийский, младший сын графа д'Артуа, младшего брата казнённого короля Людовика XVI.
Мария Каролина Неаполитанская (1798-1870) - герцогиня Беррийская; дочь Фрациска I, короля Обеих Сицилий с 1825 года.
Франциск [Франческо] I (1777-1830) - дважды регент королевства Обеих Сицилий; король с 1825.

Убийство герцога Беррийского

Получается, что к 1820 году у всех врагов Бурбонов появилась надежда на окончательное пресечение этой ненавистной династии, то есть у бонапартистов, республиканцев разных мастей, орлеанистов и пр. Все эти партии и группировки обсуждали, в основном, революционные пути устранения династии. Но подготовка революции дело долгое и хлопотное, и во Франции появилось несколько человек, считавших, что династию можно устранить одним махом - стоит только ликвидировать последнего Бурбона, ещё способного произвести долгожданного продолжателя династии. Речь, разумеется, шла о герцоге Беррийском. Да, первая попытка у герцога вышла не совсем удачной, но в возрасте 41 года Шарль Фердинанд был в состоянии произвести на свет не одного ребёнка.
А с устранением герцога Беррийского династия Бурбонов просто угасла бы. И никаких революций.

Нашёлся во Франции по крайней мере один человек, который собирался одним ударом пресечь династию Бурбонов. Им оказался ремесленник, вроде бы шорник, по имени Луи Пьер Лувель (1783-1820).
Но я забежал немного вперёд, а следует пройтись по цепочке вроде бы независимых и странных событий, предшествовавших убийству герцога.

В парижском театре "Варьете" часто ставили пародии на спектакли других театров. Большой популярностью у публики пользовалась пьеса "Малышки Данаиды", которая являлась пародией на оперу Сальери "Данаиды". В этой пародии отец раздавал своим пятидесяти дочерям ножи, которыми они должны были убить своих мужей, и приговаривал:
"Ступайте, мои маленькие овечки".
Антонио Сальери (1750-1825) - итальянский и австрийский композитор; опера "Данаиды" написана им в 1784 году.

12 февраля 1829 года в доме известного банкира Греффюля состоялся костюмированный бал для особ высшего света. Пришёл на этот бал и знатный мот и бездельник герцог Фитц-Джеймс, принеся с собой полсотни ножичков, так как накануне он посетил спектакль "Малышки Данаиды". Увиденное представление навело герцога на мысль о маскарадном костюме и соответствующем снаряжении. Герцог доставал ножички изо всех карманов своего одеяния, подтачивал их один о другой и раздавал встречным молодым дамам.
Простая великосветская шалость.
Однако одной из этих дам оказалась герцогиня Беррийская, которой герцог подробно объяснил, куда следует наносить удар, чтобы он оказался смертельным.

Граф Жан-Анри-Луи Греффюль (1774-1820) - французский банкир и политик.
Эдвард Фитц-Джеймс (1776-1838) - 6-й герцог Фитц-Джеймс с 1805.
Мария Каролина Неаполитанская (Бурбон-Сицилийская), герцогиня Беррийская (1798—1870) — дочь Франциска I, короля Обеих Сицилий; жена французского принца Шарля-Фердинанда, герцога Беррийского.

Парижская Опера в те годы часто кочевала по городу, и 13 февраля 1820 года она располагалась на углу улиц Лувуа и Ришельё в зале Монтансьё.
Вечером этого дня герцогиня Беррийская, находившаяся на втором месяце беременности (но об этом ещё почти никто не знал), решила не дожидаться окончания спектакля и захотела уехать домой, ссылаясь на плохое самочувствие.
В 22.50 герцог Беррийский вышел на улицу, чтобы проводить жену и даже успел посадить её в карету. Никакой охраны у наследника престола и его жены не было, и герцога Беррийского сопровождал только адъютант, который в этот момент деликатно стоял несколько в стороне от супругов.

В тот же момент шорник Лувель приблизился к герцогу и нанёс ему смертельный удар своим кинжалом.

Шатобриан, который не был свидетелем этого происшествия, опросил множество свидетелей покушения и составил такое описание в книге "Жизнь и смерть герцога Беррийского":
"13 февраля, будучи в Опере, герцогиня Беррийская почувствовала усталость и захотела удалиться. Тогда было без нескольких минут одиннадцать часов. Герцог Беррийский повёл её к карете, полагая затем возвратиться в театр. Карета герцогини подъехала к подъезду. Солдаты не выходили из караульни, ибо принц давно запретил им сие. Один только часовой отдал честь ружьём, стоя спиной к улице Ришельё. Обер-шталмейстер герцогини подал ей левую руку, чтобы помочь войти в карету, герцог подал ей правую. Тогда один человек, шедший со стороны улицы Ришельё, быстро прошёл между часовым и слугою, поднимавшим подножку у кареты. Толкнув сего последнего, он бросился на принца в ту минуту, когда тот говорил герцогине:
"Прощайте, мы скоро увидимся".
Убийца, положив левую руку свою на левое плечо принца, поразил его правою в правый бок, немного ниже груди.
Принц, будучи толкнут убийцею, положил руку на бок и вдруг сказал:
"Я убит! Этот человек меня убил! Я умираю, я умираю, я держу кинжал!"".
Орудием убийства оказался длинный обоюдоострый кинжал, который в литературе почему-то часто называют шилом.

Об этих событиях написал в своих записках и Д.Н. Свербеев, русский путешественник и дипломат, который в 1821 году посетил Францию. Про убийство герцога Свербеев вспомнил по другому поводу:
"Академия музыки (Académie Royale de musique, или Grand Opéra français), огромнейший и великолепнейший из всех парижских театров, незадолго перед моим приездом перемещена была в другое здание. Прежняя в rue de Richelieu срыта была до основания, потому что в 1820 г. у выхода этого здания убит был Лувелем герцог Беррийский. Раненого смертельно, внесли его в одну из зал Оперы, и призванный туда парижский архиепископ соборовал и причастил умирающего св. Тайн. Клерикалы и ультрароялисты убедили короля в невозможности оставлять более полуязыческим храмом искусства такое здание, которое было облагодатствовано совершением в оном Таинств".
Дмитрий Николаевич Свербеев (1799—1874) — русский историк и дипломат.
Луи Пьер Лувель (1783-1820) — французский ремесленник.
Александр Анжелик де Талейран-Перигор (1736-1821) - архиепископ Парижа с 1817; родной дядя Шарля Мориса де Талейран-Перигора (1754-1838).

После смерти и похорон герцога Беррийского король Людовик XVIII приказал разрушить зал Монтансьё.
По одной из версий, король решил так наказать Оперу и этот зал за то, что убийство дофина произошло у его дверей.
Немного другую версию уже изложил выше Д.Н. Свербеев.

Банкир граф Греффюль, на балу у которого произошёл инцидент с ножичками, неожиданно скончался 20 февраля 1820 года. Я не смог найти информации о причинах неожиданной смерти не старого ещё банкира.

Когда перед смертью герцог Беррийский попросил у короля прощения за то, что умирает и тем нарушает королевский сон, (грубейшее нарушение придворного этикета), Людовик XVIII коротко ответил:
"Я уже выспался".


Все придворные герцога Беррийского ровно полгода соблюдали строгий траур: носили только чёрную одежду, ездили в каретах, убранных чёрным сукном, и т.п.

Вернёмся к Лувелю. Во время следствия по делу об убийстве герцога Беррийского и во время суда над Лувелем не удалось обнаружить никаких доказательств существования заговора или группы террористов или заказчиков этого преступления. Получилось, что действовал террорист-одиночка, ненавидевший династию Бурбонов и стремившийся покончить с ней. Не удалось даже установить взглядов Лувеля, так что его причисляют то к бонапартистам, то к республиканцам.
Очень странное и гуманное следствие провели французы. У нас бы он признался, что является австро-японским шпионом и действовал по указаниям испанской разведки. Заодно он оговорил бы всех своих знакомых и соседей. Вот это был бы процесс! А французы...

Правда, во время следствия Лувель признался, что в 1814 году он в Кале поджидал прибытия туда Людовика XVIII, чтобы убить последнего, но что-то не срослось. Следователи не смогли размотать эту нить дальше, так что это признание Лувеля повисло в воздухе. Очень странное дело.
Суд пэров Франции приговорил Лувеля к смертной казни, которая произошла 7 июня 1820 года на Гревской площади. Я думаю, что его повесили, так как у Бурбонов была аллергия на гильотину.

Дофин Генрих

Лувель убил герцога Беррийского в надежде, что пресекает старшую ветвь династии Бурбонов, так как после герцога оставалась только дочь Луиза (1819—1864), ставшая впоследствии женой герцога Карла III Пармского. Лувель не знал и не мог знать, что герцогиня Беррийская уже была на втором месяце беременности. Если герцогиня родит мальчика, то теракт Лувеля становился совершенно бесполезным.

Фердинанд Карл III Бурбон-Пармский (1823-1854) - герцог пармский с 1849.

Семь месяцев прошли в томительном и тревожном ожидании, и вот, 29 сентября 1820 года на свет появился герцог Бордосский, "постум", через семь месяцев после гибели своего отца.
Чтобы избежать слухов о подмене ребёнка, герцогиня Беррийская не давала перерезать пуповину мальчика, пока ряд высокопоставленных придворных, включая маршала Сюше, не убедился в том, что она действительно родила младенца мужского пола.
Это событие было отмечено во Франции пышными празднествами.

Луи Габриэль Сюше (1770—1826) — французский военный деятель, маршал Империи (1811) и т.д.

Мальчик родился в два часа ночи, а сигналом к началу праздничных торжеств послужили двадцать четыре пушечных залпа, уже в пять часов утра известивших парижан о рождении долгожданного наследника престола.
После радостной мессы в дворцовой часовне, король Людовик XVIII вышел на балкон дворца и обратился к парижанам с трогательной речью:
"Это наше общее дитя появилось на свет... В один прекрасный день этот ребенок станет вам отцом, он будет любить вас так же, как люблю вас я, как любят вас все члены королевской фамилии..."


Крещение герцога Бордоского состоялось 1 мая 1821 года в соборе Парижской Богоматери, и по этому поводу парижане вновь высыпали на улицы с радостными криками.
Согласно отчету официальной газеты "Монитёр", в честь радостного события в толпу было брошено до 10 000 пакетиков конфет и засахаренных орешков.

По подписке была собрана весьма приличная сумма для покупки замка Шамбор, который сияющие подданные от имени всех французов поднесли в дар новорожденному наследнику престола.
В изгнании герцог Бордосский предпочитал называть себя именно графом де Шамбор. Так и повелось.
Однако о том, чтобы Генриху V не пришлось поцарствовать, позаботились сами Бурбоны, особенно король Карл X, который своей катастрофически неверной политикой привёл страну к Июльской революции.

Граф Генрих (Анри) Шарль д’Артуа, герцог Бордоский, более известный как граф де Шамбор (1820-1883), стал последним представителем старшей линии французских Бурбонов (потомков Людовика XV). Он был внуком короля Карла X и выступал претендентом на французский престол как Генрих V и глава легитимистской партии. Со 2 по 9 августа 1830 года он формально считался королём, однако корона была передана его регенту Луи-Филиппу. Граф де Шамбор претендовал на французский престол и в 1873 году, но об этом чуть позже.

Кстати, после смерти герцога Беррийского, кроме герцога Бордоского, на свет появились ещё два ребёнка, отцом которых считается убитый герцог!!!!!

После смерти герцога Беррийского, его жена Мария-Каролина уже не могла жить в Елисейском дворце, куда они вселились после свадьбы, а была вынуждена переселиться в Тюильри, где ей отвели флигель Марсан. Это было сделано в соответствии с правилами дворцового этикета, согласно которому вдова не могла жить в одиночестве в отдельном дворце.
Герцогиня Беррийская была чуть ли не единственным членом семейства Бурбонов, чьи черты лица не искажались угрюмым недовольством всем и вся. Это был живая и весёлая особа, которая при случае легко могла нарушить строгие правила дворцового этикета.

Выждав положенный срок траура, герцогиня Беррийская в статусе матери дофина начала устраивать при своём "малом дворе" концерты и вечера с танцами (а Мария-Каролина обожала танцевать), на которых правила этикета соблюдались не слишком строго.
Кроме того, герцогиня Беррийская любила посещать Дьепп, где принимала морские и воздушные ванны. Когда герцогиня купалась в море, об этом пушечные выстрелы извещали местных жителей и других отдыхающих.

Особенно примечательным выдался костюмированный бал по сюжету приезда принцессы Марии Стюарт в Тюильри и её помолвки с дофином Франциском, будущим королём Франциском II. Бал состоялся 2 марта 1829 года.
Все придворные дамы и кавалеры прибыли на бал в костюмах XVI века. Разумеется, герцогиня Беррийская изображала Марию Стюарт и была одета в соответствии с изображениями своей героини на портретах той эпохи. Жениха Марии Стюарт, дофина Франциска, изображал герцог Шартрский, сын герцога Луи-Филиппа Орлеанского.
Очень пикантное совпадение - ведь через 15 месяцев герцог Орлеанский станет королём вместо герцога Бордоского, а его сын получит титул герцога Орлеанского и станет наследным принцем. Ведь с устранением Бурбонов исчез и титул дофина.

Луи-Филипп I (1773-1850) - представитель Орлеанской ветви семейства Бурбонов; король французов 09.08.1830-24.02.1848.
Фердинанд Филипп Орлеанский (1810-1842) - герцог Шартрский; с 1830 года наследник престола с титулом герцог Орлеанский.

Граф де Шамбор

Пока же остановимся на том, что после Июльской революции герцогиня Беррийская с сыном последовала за отрёкшимся Карлом X в Англию, где они поселились в Холируде. А на юге Франции и в Вандее активизировались сторонники Бурбонов, стремившиеся возвести на королевский престол законного наследника, которым считался юный герцог Бордоский, под именем Генриха V.
Чтобы находиться ближе к своим сторонникам, герцогиня Беррийская в 1831 году перебралась в Италию. Там руководители легитимистов уговорили герцогиню Беррийскую высадиться на юге Франции со знаменем своего сына, короля Генриха V.
(Это знамя позднее сыграет злую шутку с графом де Шамбором.)

В конце апреля 1832 года герцогиня Беррийская высадилась недалеко от Марселя с отрядом своих сторонников. Когда в Марселе стало известно о прибытии герцогини Беррийской с сыном, в городе немедленно вспыхнуло антиправительственное восстание, которое было вскоре жестоко подавлено.
Герцогиня бежала к своим сторонникам в Вандею, где и скрывалась некоторое время. Однако 8 ноября 1832 года герцогиня была арестована в Нанте - её выдал Тьеру за 100 000 франков крещёный еврей Симон Дейц (1802-1852). Арестованную герцогиню отправили в Блай, где она содержалась под строгим арестом в качестве государственной преступницы.
Поступок же Дейца вызвал рост антисемитских настроений во Франции, особенно среди аристократии.

Дальше началась комедия. В январе 1833 года тюремщики обнаружили, что герцогиня Беррийская беременна...
В непорочное зачатие уже никто особенно не верил, так что 22 февраля герцогиня созналась, что ждёт ребёнка от своего мужа, графа Луккези Палли, с которым она тайно обвенчалась в Риме 14 декабря 1831 года.
Признание герцогини о её тайном браке с графом Палли было опубликовано уже 26 февраля, однако сторонники Бурбонов ещё несколько недель опровергали слухи о беременности герцогини и её новом браке.

Это признание сразу же лишало герцогиню, простите, теперь уже просто графиню Палли, всякого политического значения.
10 мая 1833 года родилась девочка, Анна-Мария, и графиню Палли сразу же освободили. Она сначала отправилась на Сицилию, где воссоединилась со своим новым семейством, а потом они перебрались в Венецию.
Рожала графиня Палли почти по тому же сценарию, что и герцогиня Беррийская - при открытых дверях, - только свидетели были теперь рангом значительно ниже, чем во время родов при дворе.
Граф Эттори Карло (Гектор Чарльз) Луккези Палли (1806-1864) - 4-й герцог делла Грация с 1856 г.; был вторым мужем принцессы Марии Каролины Бурбон-Сицилийской, вдовы герцога Беррийского.
Это он был отцом девочки, которую родила принцесса в заключении в цитадели Блай. Девочка, Анна-Мария, умерла в том же 1833 году.

На этом заканчивается мой краткий обзор событий, связанных с убийством герцога Беррийского. Ах, да...

Эпилог

Граф де Шамбор впоследствии прославился тем, что в 1873 году он не стал королём французов по довольно курьёзной причине.
Когда графу де Шамбору предложили взойти на престол, он потребовал, чтобы государственным флагом стало белое знамя Бурбонов с золотыми лилиями.
Графу сказали, что это невозможно, но он может сделать белое знамя королевским штандартом.
Граф де Шамбор гордо отказался от сделанного ему предложения, а представители французского народа не стали с ним торговаться.
Так Франция и не дождалась своего короля Генриха V.

© Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2022

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: