Пожар в Царскосельском Лицее 1820 года, или Второй выпуск воспитанников Царскосельского лицея. Часть II


Ворчалка № 975 от 28.12.2021 г.




Иван Саввич хорошо знал свои обязанности, так что сразу же после отправления больших пожарных сил в Царское Село он немедленно озаботился укреплением пожарной безопасности столицы. В срочном порядке были приготовлены все резервные пожарные инструменты; для восполнения комплекта пожарных велел откомандировать по одному человеку с каждой караульной будки; требуемое число лошадей под трубы и бочки было нанято у частных извозчиков.
В час ночи Горголи объявил ложную пожарную тревогу, осмотрел вновь сформированные части и убедился, что они находятся в полном порядке. Пожарная безопасность столицы была восстановлена всего за четыре часа.

А в Царском Селе огонь от церкви из-за сильного и порывистого ветра стал распространяться в три стороны, и второй жертвой пожара стал Лицей, располагавшийся в одном из дворцовых флигелей.
Пожар грозил охватить весь дворец, и чтобы спасти помещения с ценными экспонатами, в том числе и янтарный кабинет, Император приказал разрушить сквозную комнату, в которой разрубили крышу, разобрали полы, а дверные проёмы заложить кирпичами.
Пожарные команды из Петербурга прибыли в Царское Село на исходе 6-го часа и успели отстоять от огня не только главную часть дворца, но и другие строения. Во время борьбы с огнём пострадали четверо пожарных, получивших незначительные травмы и ожоги, но через три дня они опять были в строю.
В благодарность за самоотверженный труд Император пожаловал бранд-майору драгоценный перстень, брандмейстерам дополнительно выплатили годовой их оклад, а нижним чинам выплатили по пять рублей серебром на человека.

Через несколько дней после пожара Е.А. Энегельгардт написал Ф.Ф. Матюшкину, который в то время совершал кругосветное плавание:
"Это редкий человек, этот Государь! На другой день пожара он разговаривал со мною о восстановлении Лицея и с чувством, только ему свойственным, подтверждал несколько раз, чтобы всё, даже живопись, была точно так, как прежде:
"Я уверен, что много тут заключается воспоминаний; жаль бы их уничтожать, жаль бы, если прежние воспитанники Лицея сделались бы ему чужды".
Это редкий человек; жаль, что нельзя дать ему чугунного колечка; он, право, достоин быть нашим... Два дня после того приехали Вольховский, Пущин, Комовский, Малиновский, Саврасов. Мы обняли другъ друга и, молча, со слезами, обещали друг другу, что дружба наша и любовь к старому Лицею не исчезнут, как сон".
Фёдор Фёдорович Матюшкин (1799-1872) — сенатор 1861; адмирал 1867.
Сергей Дмитриевич Комовский (1799-1880) — действительный статский советник.
Иван Васильевич Малиновский (1796-1873) — старший сын первого директора Лицея В.Ф. Малиновского (1765-1814); полковник в отставке.
Пётр Фёдорович Саврасов (1799-1830) — полковник.

На конец мая планировался десятидневный публичный экзамен для выпускников. Газеты даже напечатали приглашение для публики. Но из-за пожара Александр Павлович приказал руководству Лицея через министра духовных дел и народного просвещения князя А.Н. Голицына вместо публичного экзамена немедленно начать выпуск воспитанников Лицея. Награды и классные чины для каждого воспитанника должна была присуждать конференция, основываясь на их успехах и достоинствах.
Представление конференции было утверждено Императором, так что 22 мая 1820 года в присутствии князя А.Н. Голицына состоялся второй выпуск воспитанников Лицея, причём господин министр духовных дел и народного просвещения лично вручал отличившимся выпускникам медали и похвальные грамоты.

Князь Александр Николаевич Голицын (1773-1844) — министр народного просвещения 1816-1817; министр духовных дел и народного просвещения 1817-1824; и пр.

Из 25 воспитанников по их желанию 16 человек были определены в гражданскую службу, а 9 человек — в военную.

В чиновники IX класса, то есть в титулярные советники, были произведены:
1) Василий Васильевич Загряжский (1801-1825), награждённый золотой медалью № 1; служил в Правительствующем Сенате.
2) Павел Иванович Дубенский (1802-1871), награждённый золотой медалью № 2; в дальнейшем правитель канцелярии Департамента разных податей и сборов; действительный статский советник; камергер.
3) Борис Карлович Данзас (1799-1868), награждённый серебряной медалью № 3; в дальнейшем действительный тайный советник (1847); сенатор (1851); обер-прокурор 1-го Департамента Правительствующаго Сената. Кавалер многих высших орденов Российской империи. Старший брат Константина Карловича Данзаса (1801-1870), секунданта А.С. Пушкина.
4) Михаил Николаевич Чарныш (?-до 1831), награждённый серебряной медалью № 4; служил столоначальником Департамента разных податей и сборов.
5) Николай Иванович Савич (?-1892), награждённый серебряной медалью № 2; дослужился до должности директора Одесского попечительного о тюрьмах комитета.
6) Александр Иванович Угрюмов (1800-1882), награждённый похвальным листом № 1; служил в Московских Департаментах Правительствующаго Сената; чиновник особых поручений Министерства финансов.
7) Константин Павлович Безак (1803-1845), награждённый похвальным листом № 3; стал обер-прокурором IV Департамента Правительствующего Сената.
8) Николай Николаевич Молчанов (1802-1831), награждённый похвальным листом № 4; служил в Департаменте Духовных дел Иностранных вероисповеданий.
9) Логгин Фёдорович Нумерс (Карл-Людвиг, 1800-1859), награждённый похвальным листом; статский или тайный советник; председатель Тифлисской Палаты уголовного и гражданского суда.
10) Валериан Платонович Лангер (1802-1865) — художник и литограф; чиновник особых поручений при Министре народного просвещения.

В чиновники X класса, то есть в коллежские секретари, были пожалованы:
11) Пётр Васильевич Яхонтов (?-1858), который служил в Департаменте Министерства юстиции.
12) Владимир Петрович Пальчиков (1804-1852) — статский советник; вице-директор Департамента Министерства юстиции.
13) Иван Дмитриевич Позняк (1803-1848) служил в Департаменте Министерства народного просвещения.
14) Князь Дмитрий Алексеевич Эристов (1797-1858) — тайный советник; сенатор; генерал-аудитор флота; писатель-историк.
15) Ахиллес Павлович Шабельский (1802-1856) был секретарь русской миссии в Филадельфии в 1824—1826 гг.

В чиновники XII класса, то есть в губернские секретари, был произведён
16) Михаил Иванович Орлай-де-Карво (1803-1879), который был уволен от службы с чином генерал-майора 12 января 1852 года.

По военной службе в офицеры старой гвардии были произведены:
17) Сергей Николаевич Подлинев (?-до 1831), награждённый серебряной медалью № 1, служил в гвардейском генеральном штабе.
18) Николай Дмитриевич Ханыков (?-1861), награждённый похвальным листом № 2, был поручиком Лейб-гвардии Семёновского и Суздальского пехотного полков; почётный опекун Московского опекунского совета; тайный советник.
19) Николай Николаевич Брусилов (?) служил в Олонецком пехотном полку; статский советник в отставке.
20) Илларион Васильевич Микулин (?) служил в лейб-гвардии Преображенском полку.

В офицеры молодой гвардии были произведены:
21) Михаил Николаевич Харламов (?) служил в лейб-гвардии Гренадерском и Тульском пехотном полках; вышел в отставку в звании полковника.
22) Александр Михайлович Васильчиков (1802-1866) служил в лейб-гвардии Гренадерском подку; был почётным попечителем Тульской гимназии.

В офицеры по армии были произведены:
23) Василий Николаевич Семёнов (1801-1863) - тайный советник; член военно-учебного комитета.
Попытку Л.А. Черейского отождествить данного Василия Николаевича Семёнова с человеком, который в 1830-1636 годах был цензором, Петербургского цензурного комитета, и ввести его в круг знакомых А.С Пушкина я считаю не совсем корректной и не доказанной. На мой взгляд, это всего лишь его предположение.
24) Алексей Петрович Гнедич (1803-1874) служил в Бугском уланском полку; вышел в отставку в звании ротмистра.
25) Пётр Осипович Ивановский (?) служил в I Карабинерном полку.

Вручив награды и определив производство выпускников, князь А.Н. Голицын сказал:
"Отечество надеется, что господа воспитанники Лицея оправдают усердием своим к службе и примерными правилами, щедроты монарха, излитые на них при воспитании, оправдают эти значительные преимущества, дарованные им Его Величеством при первом шаге их в свет и в обязанности граждан".


Директор лицея, действительный статский советник Е.А. Энгельгард, был всемилостивейше пожалован при этом случае кавалером ордена Св. Владимира 2-й степени.

Видно, что среди выпускников II курса Лицея не было лиц, достигших высоких военных или гражданских чинов, не было знаменитых писателей или поэтов.
Лишь некоторую известность в истории российского изобразительного искусства приобрёл Валериан Платонович Лангер, художник, занимавшийся, в основном, акварелью, гравюрами и рисунком. На государственной службе он два раза занимал должность цензора Санкт-Петербургского цензурного комитета, в 1837-1840 гг. и с 1843 года, а также был чиновником особых поручений при министерстве Народного просвещения.

В глазах современников В.П. Лангер прославился, главным образом, искусством художественного литогрфирования.
Известно, что первым нашей стране к литографии обратился П.Л. Шиллинг, когда в 1815 году в Париже потребовалось изготавливать множество копий различных документов.
Он же в 1816 году основал первую в России литографическую мастерскую при Министерстве иностранных дел в Петербурге и сам же был назначен первым её директором.

Барон Павел Львович Шиллинг (1786 - 1837) — известный российский учёный и филолог.

Однако первое время литографировали только текстовые продукты, а В.П. Лангеру приписывают использование искусства литографии для тиражирования художественных и живописных произведений.
Валериан Платонович ещё в Лицее увлёкся живописью и обратил внимание на возможности применения этого вида искусства для получения качественных копий гравюр, акварелей, рисунков и пр.

В начале 1820 года директор Лицея Е.А. Энгельгардт отправил князю А.Н. Голицыну письмо, в котором он просит
"оказать нам, лицейским, новую милость, поднеся Государю, вместо красного яичка, первый опыт литографированных видов Царского Села. Их снимал и литографировал наш воспитанник Лангер, беднейший из всех их, потому что не только ничего не имеет собственного на свете, но не имеет ни отца, ни матери, ни родных; он совершенно один на свете. Между тем, талант его и страсть к рисованию и живописи во всех родах, действительно, редкие, и если б были поощрены, то Лангер, без сомнения, мог быть отличным художником. Государь так милостив; он не откажется, я думаю, доставить после выпуска бедному Лангеру способов поехать на один год в Дрезден, а потом в Италию. Сверх двух экземпляров для Его Величества, принимаю я смелость приложить ещё по одному экземпляру для обеих Императриц. Если наклейка и отделка футляров и проч. не так-то совершенны, то это может извиняемо быть тем, что все работы наших воспитанников, которые не совсем в том опытны. Пятый экземпляр мы просим ваше сиятельство принять и удостоить оный уголочка в вашей учебной комнате. Дай Бог нашему предприятию желаемый, т.е. чтобы последствием оного было нечто более осязательное обыкновенных подарков за подносимые сочинения".


В postscriptum Энгельгардт прибавляет:
"При отправлении сего догадался я, хотя несколько и поздно, что надлежало бы изготовить ещё один экземпляр для великой княгини Александры Фёдоровны, - как по приличию, так и потому, что, вероятно, воспоследует подарочек, в котором бедный мой художник имеет великую надобность. Мы не преминем изготовить сей экземпляр и доставить к вашему сиятельству дня два".
Две Императрицы — это Елизавета Алексеевна (1779-1826), жена императора Александра I, и его мать, вдовствующая императрица Мария Фёдоровна (1759-1828). Великая княгиня Александра Фёдоровна (1798-1860) была женой Николая Павловича, будущего императора Николая I.

Император Александр Павлович изволил обратить внимание на труды В.П. Лангера: он приказал оплатить все издержки художника по изготоввлению литографий; императрица Елизавета Алексеевна подарила Лангеру бриллиантовый перстень; от Марии Фёдоровны были пожалованы золотые часы, а от великого князя Николая Павловича тоже были пожалованы золотые часы с золотой же цепочкой.
Поездку по Италии В.П. Лангер совершил только в 1827 году, но это уже другая история.

Вскоре после выпуска из Лицея рисунки В.П. Лангера вышли в свет под следующим названием:
"Альбомъ двѣнадцати видовъ Царскаго Села. 1820. Снималъ и на камнѣ рисовалъ воспит. Императорскаго Лицея Валеріанъ Лангеръ".


Творчеству этого художника уделялось очень мало внимания и в советское время, и в наши дни, хотя один только портрет Дениса Давыдова в крестьянской одежде и с орденом Св. Георгия IV степени на шее многого стоит!

Пожар в Царскосельском Лицее 1820 года, или Второй выпуск воспитанников Царскосельского лицея. Часть I

(Продолжение следует)

© Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2021

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: