Филиппо Сколари (он же Пиппо Спано, он же Ожораи Пипо): бухгалтер и воин. Часть VII. Взгляды историков


Ворчалка № 961 от 23.02.2021 г.




Закончить цикл очерков о Филиппо Сколари я хочу небольшим обзором литературы об этом человеке. Естественно, что наибольшее внимание фигура Филиппо Сколари привлекала итальянских и венгерских хронистов и историков. Причём венгерских, в основном, значительно более позднего времени, скажем, века с XIX-го.
В качестве полководца Сколари прославился в войнах с турками и венецианцами, тогда как борьба с гуситами не принесла ему особых лавров. На этих эпизодах деятельности Сколари и обращали особое внимание историки и биографы.

Одно из первых упоминаний о Филиппо Сколари содержится в записках флорентийского купца и путешественника Джованни Морелли, который составил их в назидание своим сыновьям. В своих записках Морелли упоминает о
"Пиппо де Фьоренца (Филиппо из Флоренции), который был назначен императором Сигизмундом Генеральным Капитаном, имея под началом 20 000 всадников".
Джованни да Паоло Морелли (1371-1444) - флорентийский купец, путешественник, хронист.

Кстати, тот же Джованни Морелли, описывая эпидемию чумы во Флоренции в 1348 году, писал:
"Я не думаю, чтобы те правила, которые медики предписывают как средство от этой болезни, действительно могли помочь".


Одна же из первых биографий Пиппо Спано была написана неизвестным автором, который, по его словам, записывал рассказы некоего рыцаря Лоренцо Буондельмонти, якобы сражавшегося по командованием Сколари. Ведь флорентийцы сразу же стали приписывать Сколари знатное происхождение, как только Сколари занял видное положение при короле Жигмонде, и отнесли его к семейству Буондельмонти, членом которого был и упомянутый рыцарь Лоренцо.
По словам этого анонимного биографа, солдаты называли Пиппо Спано “кесарем” и “Велисарием”, за то, что
"без всякого страха и с воодушевлением нападал он на турок, так что они испытывали величайший ужас при его имени".
Флавий Велизарий или Велисарий (505-565) — знаменитый византийский полководец.

Стоит, наверно, отметить, что не только флорентийцы, но и многие другие современники восхищались полководческими талантами Филиппо Сколари (на самом деле весьма скромными) и сравнивали его с великими полководцами древности — Ганнибалом и Митридатом. Естественно, они сильно преувеличивали, но для не слишком воинственных флорентийцев очень редкая фигура соотечественника-полководца сразу же стала героической и легендарной.

Хронист Джованни Кавальканти (1381–1451), будучи младшим современником Пиппо Спано, создавал миф о происхождении его рода, явно стремясь облагородить истоки фамилии Сколари, утверждая, что они произошли от маркизов. Он очень высоко оценивал деяния Филиппо Сколари в войне с Венецией, на самом деле более чем скромные, как было указано выше. Кавальканти помещал его среди четырех великих флорентийцев, представших ему в видении райского сада, в который могла бы превратиться Флоренция, если бы все граждане обладали их доблестью.

Другой флорентийский гуманист Доменико Меллини (1531/1540-1610/1620) позднее отмечал, что Пиппо Спано прославляли за его победы над турками в его последних кампаниях, которые тот проводил начиная с 1423 года. Биографию нашего героя Меллини составил примерно в 1570 году.

Понятно, что флорентийские потомки прославляли “героическое” прошлое своего соплеменника, но у современников Сколари были и другие цели.
Дело в том, что в конце XIV века произошло обострение отношений между Миланом, в котором правили герцоги из семейства Висконти, и Флоренцией. Флоренция остро нуждалась в союзниках для борьбы с Миланом, так что королевство Венгрия вполне подходило на эту роль. Вот по этой причине флорентийские посланники и зачастили в Венгрию.

Вполне естественно, что в инструкциях для первых флорентийских посланников имя Филиппо Сколари упоминаться ещё не могло. Но начиная с периода правления миланского герцога Филиппо Мария Висконти (1392-1447), в 1412 году почти во всех документах, которыми Коммуна снабжала своих дипломатов, стал упоминаться Филиппо Сколари; сначала в качестве желательного, а потом и необходимого союзника в окружении короля Жигмонда.

Братья Сколари в этих документах упоминаются как “наши дражайшие граждане”, а сам Филиппо Сколари — как “Великолепный Спано” (“Magnifico Spano”). Когда же посланникам поручили добиться получения от короля Жигмонда двадцатитысячного войска, то тон инструкций посланникам стал откровенно льстивым:
"Приветствуйте со всем рвением Великолепного Синьора Филиппо Сколари, графа Темешоарского, нашего почетного и дражайшего гражданина, как доброго сына нашей Синьории, обожаемого горожанина и поборника за своё отечество,... постоянно склоняющего Его Величество в пользу нашего города, сограждан и купцов наших. Благодарите и восхваляйте его за это,... продемонстрируйте ему полную доверительность, которую мы к нему питаем,... напомните о нашей великой преданности ему, как никому другому".
Такой тон послания объясняется также и тем, что вероятность попадания посольских документов в руки посторонних лиц (только для ознакомления!) была очень велика.

В конце этого документа послам строжайше предписывалось навестить Филиппо Сколари не позднее, чем через четыре дня после официального представления королю, если этого не произойдёт раньше.

Гаэтано Полидори – первый исследователь биографий, посвященных Филиппо Сколари – уверял, что он
"второй после Никколо Аччайуоли флорентийский гражданин, управляющий судьбами иностранного королевства".
Гаэтано Феделе Полидори (1763–1853) – итальянский поэт, писатель и драматург.
Никколо Аччайуоли (1310–1365) – флорентийский гражданин, ставший канцлером Неаполитанского королевства и первым советником королевы Джиованны I.
Джиованна I (1326-1382) — королева Неаполя с 1343.

Современный итальянский историк Франко Кардини (1940- ) тоже считает, что флорентийскую славу и доблесть представляли собственно два персонажа: Никколо Аччайуоли и Пиппо Спано. Оба они способствовали развитию и процветанию флорентийской диаспоры в Неаполитанском и Венгерском королевствах соответственно.
Кардини считает героизированный образ Сколари особенно важным,
"поскольку прославлялся потомок гибеллинской ветви великого рода Буондельмонти, верный императору Сигизмунду, сражающийся против неверных и являющийся великим меценатом".


Действительно, Филиппо Сколари не только строил крепости и основывал города; он основал множество церквей, несколько монастырей и покровительствовал множеству флорентийцев, среди которых стоит выделить художника Мазолино, а также добился должности приора для некоего Франческо Каппони.
Правда, после смерти Сколари множество уроженцев Флоренции пострадали от репрессий и конфискаций имущества.

Мазолино да Паникале (1383-1447) — флорентийский художник; настоящее имя Томмазо да Кристофоро Фини.

Филиппо Сколари успел воздать должное гуманист Леонардо Бруни, о нём упоминал гуманист второй половины XV в. Кристофоро Ландино. Многие жизнеописания Сколари были составлены в XVI в.

Леонардо Бруни (1370-1444) — флорентийский писатель и историк.
Кристофоро Ландино (1424-1498) — флорентийский писатель и учёный.

Однако за множеством панегириков и восхвалений можно увидеть образ и другого человека, очень жестокого по отношению как к своим врагам, так и к врагам своего короля. Среди хулителей Сколари первое место следует отдать венецианским историкам. Хотя Сколари воевал также с гуситами и турками, но в истории Чехии (Богемии) фигура Сколари прошла почти незамеченной, а турецкие источники остались мне недоступными. Хотя я продолжаю думать, что османы просто проигнорировали какого-то “незначительного” христианского полководца.

В Венеции нашлись историки, которые не гнушались даже грубой клеветой в отношении Пиппо Спано, и первое место здесь принадлежит венецианскому историку Маркантонио Сабеллико, который появился на свет через десять лет после смерти Сколари, но сочинял свой труд по заказу властей Республики; его заказчиками были братья Барбариго, Марко и Агостино.
Сабеллико, в частности, обвинял Сколари в измене королю Жигмонду и в коррупции. Якобы во время войны между Венгрией и Венецией в 1411-1413 годах, когда король Сигизмунд I пытался вернуть в состав своего королевства Истрию и Далмацию, Сколари в 1413 году предал своего повелителя. Тогда после неудачной осады Падуи Сколари отвёл свои истощённые войска в Венгрию, а не пришёл на помощь к Сигизмунду I, который осаждал Виченцу.

Маркантонио Коччи Сабеллико (1436-1506) — автор официальной истории Венеции (1487).
Марко Барбариго (1413-1486) — 73-й дож Венеции, избранный в 1485 году.
Агостино Барбариго (1420-1501) - 74-й дож Венеции, избранный в 1486 году.

Сабеллико увидел в этом измену и бездоказательно утверждал, что венецианцы вручили Сколари очень много золота, а тот за это прекратил активные военные операции против Республики.
Но другой венецианский историк Марин Санудо в своём труде указывал, что из-за своей болезни Филиппо Сколари, действительно, после нескольких побед перешёл к выжидательной тактике в войне против Венеции. Когда же Сколари выздоровел, он сразу вернулся к войскам.

Марин Санудо Младший (1466-1536) - венецианский историк и автор дневника.

Однако Сабеллико по каким-то причинам рассматривал Пиппо Спано как своего личного врага и в своей “Венецианской истории” договорился до того, что якобы король Сигизмунд I в 1413 году приказал казнить своего Генерал-капитана, приказав залить ему в глотку полученное от венецианцев золото.
Мы с вами знаем, что это — наглая ложь, и нам трудно понять, зачем Сабеллико так грубо подменял реальные факты фантастической выдумкой.

Действительно, в Генеральном архиве Венеции был обнаружен документ, датированный 29 апреля 1413 года, который подтверждает участие Филиппо Сколари в переговорах с венецианцами о заключении пятилетнего перемирия. Наличие этого документа подтверждает факт полного доверия к Филиппо Сколари со стороны короля Сигизмунда I.

Упомянутый выше историк Марин Санудо в своём обширном труде подробно описал ход и этой войны между Венецией и Венгрией. Он резко упрекал Пиппо Спано за его жестокость в отношении гражданского населения и пленных, за грабежи и насилие со стороны его солдат, но ни слова не сказал о продажности Сколари или о его предательстве.

Более поздний венецианский историк Джованни Сагредо (1616-1691), а также видный дипломат и сенатор, в своём труде, посвящённом государственному устройству Венеции, утверждал, что версию Сабеллико не поддерживали многие венецианские хронисты. Наоборот, линию Марина Санудо поддерживали такие известные лица как Андреа Морозини и Джованни Бонифаччо.
А. Морозини и Дж. Бонифаччо отвергали версию Сабеллико о предательстве Пиппо Спано, хотя Дж. Бонифаччо много написал о разорении территории Тревизо армией Сколари, о жестокости его солдат и о бедствиях местных жителей.
Отмечу также, что итальянский писатель и историк Джамбаттиста Верчи на основе изучения множества хроник и архивных документов очень много внимания уделил бедствиям, которые принесла на земли Тревизо армия Филиппо Сколари, но и только.

Андреа Морозини (1558-1618) - венецианский историк.
Джованни Бонифаччо (1547-1635) — историк и юрист на службе у Венеции; автор труда “Istoria di Trevigi”.
Джамбаттиста Верчи (1739-1795) — итальянский писатель и историк.

Итальянский историк XIX века Агостино Сагредо критический исследовал сочинение Сабеллико и вынес ему суровый приговор. А. Сагредо обвинил Сабеллико в том, что тот пропускал важные факты и события, игнорировал лучшие источники по истории Венеции, например, хронику дожа Андреа Дандоло, льстил знатным венецианцам-современникам, от которых получал вознаграждение.
А. Cагредо указывал на то, что Сабеллико даже ошибся в датировке военных действий между Венецией и Венгрией, указав 1409–1410 годы, тогда как эта война шла с 1411 по 1413 годы.
К сожалению, “Венецианские истории” Сабеллико бездумно и некритически копировали такие историки как А. Бонфинио, П. Джустиниани и Я. Гадди.

Агостино Гаспаро Мариа Сагредо (1798-1871) - итальянский историк, писатель и поэт.
Антонио Бонфинио (1427-1505) — итальянский историк.
Пьетро Джустиниани (1604-1668) - венецианский хронист, сенатор.
Якопо Гадди (1600-1658) — флорентийский писатель.
Андреа Дандоло (1306-1354) — 54-й дож Венеции; избран в 1343 году.

В отличие от других итальянских историков, Андреа Редузио (1360-1446), уроженец Тревизо, был в своё время офицером венецианской армии и лично сражался против войск Пиппо Спано. Свой исторический труд “Il Chronicon tarvisinu” [во времена Древнего Рима город Тревизо назывался Tarvisium] он писал между 1420 и 1430 годами и включил в него несколько историй, порочащих Пиппо Спано.
Так он написал, что в 1412 году венгры захватили в плен сорок итальянских арбалетчиков, а Пиппо Спано велел пытать этих пленников, а потом приказал отрубить им кисти правых рук.
Впрочем, в Средние века подобная практика в отношении захваченных в плен арбалетчиков была распространённым явлением. Да, а пленным лучникам отрубали только большой палец на правой руке.

В другой раз, когда венгры захватили какой-то городок, Пиппо Спано понравилась одна красивая девушка. Девушка стала сильно сопротивляться, и тогда Пиппо Спано отдал строптивицу своим солдатам. История закончилась тем, что обесчещенная девица покончила жизнь самоубийством.

В труде Редузио, наверняка есть и другие подобные истории, и это не должно удивлять, так как для автора этой хроники Пиппо Спано был врагом и захватчиком.
Но больше удивляет, что современный итальянский историк Дуччо Балестраччи без тени сомнения включает подобные басни в свои исторические сочинения.

Впрочем, надо отметить, что большинство флорентийцев гордились своим соплеменником.
Так знаменитый флорентийский скульптор Лука делла Роббиа в конце своей жизни написал биографию другого знатного флорентийца, Бартоломео Валори. Там он приводил Филиппо Сколари как пример знатного и благородного человека, которым могла гордиться Флоренция,
"поскольку слава о нём доходит издалека".
Лука делла Роббиа (1400-1482) — итальянский скульптор.
Бартоломео Валори (1426-1477) — знатный флорентиец.

Живописец Андреа дель Кастаньо, несправедливо оклеветанный Вазари, изобразил Пиппо Спано среди наиболее знаменитых граждан – образцовых воителей, между Фарината дельи Уберти и Никколо Аччайуоли.

Андреа дель Кастаньо (1423-1457) - флорентийский художник; настоящее имя Андреино ди Бартоло ди Симоне ди Барджила. Вазари обвинил Кастаньо в том, что тот отравил своего учителя Доменико Венециано (1410-1461). Посмотрите на даты жизни этих художников, но клевета Вазари оказалась очень живучей.
Фарината дельи Уберти (1212-1264) — глава флорентийских гибеллинов.
Никколо Аччайуоли (1310-1365) — флорентийский купец; великий сенешаль и канцлер Неаполитанского королевства с 1348 года.
Джорджо Вазари (1511-1574) — итальянский художник, архитектор и писатель, автор многотомного труда “Жизнеописания знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих”.

Если флорентийские хронисты дружно, хоть и с оговорками, прославляли Пиппо Спано, то в отношении венгерского короля Сигизмунда I, а позднее и императора, они занимали явно враждебную позицию.
Джованни Кавальканти многократно подчёркивал справедливость позиции Венеции, которая отказывалась выплачивать Сигизмунду I положенные суммы, воевали с ним из-за прав на Далмацию и Истрию и даже не признавали законность его прав на венгерский престол.
Немного позднее Джованни Ручеллаи, видный флорентийский политик и банкир, высказывался по поводу визита императора Священной Римской империи в Италию:
"В 1432 году пришел в Италию император Сигизмунд, чтобы получить корону в Риме. Он пришел как друг герцога Миланского и наш враг".
Джованни ди Паоло Ручеллаи (1403-1481) - флорентийский банкир, купец и политик.

Писатель Веспасиано да Бистиччи в биографии, посвященной знатному купцу Алессандро де Барди, всячески подчеркивал тот факт, что Сигизмунду I не разрешили войти в город, приняв для этого специальный закон. С другой стороны, флорентийцы постарались потрясти королевских послов великолепным праздником, устроенным в их честь с целью демонстрации роскоши и богатства Флоренции, чтобы вызвать тем большую досаду и зависть венценосца.

Веспасиано да Бистиччи (1421-1498) — флорентийский библиофил, библиотекарь и писатель.

Здесь настала пора попрощаться с Филиппо Сколари, которого многие потомки прославляли за храбрость, верность и умеренность, то есть за те добродетели, которые обычно и приписывались героическим личностям и правителям.

Филиппо Сколари (он же Пиппо Спано, он же Ожораи Пипо): бухгалтер и воин. Часть VI

© Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2021
abhoc@abhoc.com

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: