Пётр Александрович Валуев: страницы из жизни министра внутренних дел Российской Империи. Часть VI


Ворчалка № 959 от 31.01.2021 г.




Вернёмся к вопросу о воскресных школах.

18 декабря 1860 года

шеф жандармов князь В.А. Долгоруков подал Императору записку о воскресных школах, в которой предлагал не препятствовать распространению этих школ, но подчинить их государственным органам,
"дабы предупредить всякую возможность уклонения к вредным началам".
Программа воскресных школ должна была ограничиваться изучением закона Божьего, умением читать, писать и знанием счёта,
"не допуская чтения книг, не назначенных к тому специально учебным ведомством, и воспретив объяснение отвлечённых предметов".
Примерно такой же уровень образования для населения России предлагал позднее и Ульянов-Ленин.
Император Александр II записку князя Долгорукова одобрил и передал её для рассмотрения на Совете министров.

Князь Василий Андреевич Долгоруков (1804-1868) — генерал адъютант, генерал-от-кавалерии; военный министр 1852-1856; главноначальствующий III отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии и шеф жандармов в 1856-1866 гг.


В 1861 году П.В. Павлов был выбран профессором русской истории в Петербургском университете, но не успел прочесть ни одной лекции, так как сначала он находился в отпуске. 5 марта того же года он выступил на чтениях в пользу общества нуждающихся литераторов. Уже 6 марта он был арестован из-за произнесённой там речи и выслан в Ветлугу.
Сразу же группа профессоров, читавших лекции в залах Думы, прекратили свою деятельность, выразив протест действиям правительства.
Другая часть университетских профессоров, в том числе и Н.И. Костомаров не поддержали это решение своих коллег.
8 марта студенты, собравшиеся на лекцию Н.И. Костомарова, устроили ему обструкцию.
Вскоре за лицами участвовавших в возмущении против Костомарова, был установлен тайный надзор. По свидетельству министра просвещения А.В. Головнина от 14. марта 1862 года император Александр II приказал
"учредить неотлагательно секретный надзор за теми лицами, участие коих в беспорядке следует предполагать по секретным сведениям".
Через год, в марте 1862 года, Н.И. Костомаров прекратил чтение лекций в Петербургском университете и вышел из состава профессоров университета.

Платон Васильевич Павлов (1823-1895) — русский историк.
Николай Иванович Костомаров (1817-1885) — русский историк.
Александр Васильевич Головнин (1821-1886) — министр народного просвещения 1861-1866.

В начале апреля 1862 года в Петербурге распространялась прокламация “К офицерам”, в которой говорилось:
"Каждый русский знает, что для блага его родины необходимо: освободить крестьян с землёй, выдав помещикам вознаграждение, освободить народ от чиновников, от плетей и розог, дать обществу свободу самому распоряжаться своими дедами, устроить суд гласный и дать право каждому свободно высказывать свои мысли".


8 мая 1862 года

был арестован Иван Аверкиев, поручик 1-го гренадёрского стрелкового батальона, прикомандированный к Михайловской артиллерийской академии. Он был арестован за распространение “вредных идей”, а в его бумагах была обнаружена записка о воскресных школах, в которой говорилось:
"Возьмёмте в руки и упрочимте за собою право развития народа, не отдадимте его в руки злому правительству и потом жертвы наши не пропадут, мы пойдём, сила крепких не на словах. Стыд лицам, холодно смотрящим на дело".
За этот проступок Аверкиев был переведён на службу в Кавказскую армию.

1 марта 1863 года

"Обедал у Веневитиновых. Тютчев говорил про гр[афа] Блудова, который часто говорит грубости, но, впрочем, добр и не злопамятен, que c'est ainsi qu'il pratique l'oubli des injures (так он забывает обиды). Вечером у гр[афини] Блудовой".
Алексей Владимирович Веневитинов (1806-1872) — тайный советник, гофмейстер, сенатор.
Аполлинария Михайловна Веневитинова (1818-1884) - в девичестве Виельгорская, с 1843 года жена А.В. Веневитинова.
Граф Дмитрий Николаевич Блудов (1785-1864) — председатель Комитета министров с 1861 г. и Государственного совета с 1862 г.
Графиня Антонина Дмитриевна Блудова (1813-1891) - камер-фрейлина с 1863; дочь графа Д.Н. Блудова.
Фёдор Иванович Тютчев (1803-1873) — русский дипломат и знаменитый поэт.

15 апреля 1863 года

П.А. Валуев в присутствии Александра II сказал, что мы [русские] признаёмся
"зрелыми и самостоятельными, когда нужны жертвы, преданность, умственный труд, или кровь, и обращаемся в несовершеннолетних, когда речь о других проявлениях зрелости и самостоятельности".


В июле 1868 года, обозревая польские события 1863-1864 годов, Валуев в частности записал:
"Иностранные государства находят выгоду в том, чтобы не дать умирать польскому вопросу. Поляки, естественно, могут надеяться, рано или поздно, на иноплеменную помощь. Наконец, они мало верят нашему уменью и, зная наши слабые стороны, испытав столько раз наши ошибки, не только нас не любят, но и мало уважают. Без надежды на Париж не было бы восстания 1863 г."


Немного позже Валуев комментирует получение первых известий о польском мятеже в самом начале 1863 года:
"Факт, что шайки появились 3 и 4 января, войско послано против них 5-го, а первое известие о мятеже дошло до Петербурга только 12-го, заслуживает особого внимания. Он доказывал, что за Царством и за его управлением следовало смотреть, как говорится, в оба глаза, и что надлежало в самом Петербурге, не выжидая варшавских инициатив, озаботиться подготовлением средств для безотлагательного подавления мятежа. Между тем мы за это принимались как будто неохотно из опасения преувеличить значение движения и сделать лишнее для достижения цели".


29 марта 1863 года

"Утром всеподданнейший доклад... Выходя, я встретил Горчакова tres fringant [весьма разгорячённого], потому что ему дано знать по телеграфу, что Англия, Франция и Австрия шлют к нам три различные ноты и не постановляют определительных требований. Едва успел я вернуться домой, как получил от кн[язя] Горчакова приглашение быть снова у Государя в 2 часа.
Кроме вчерашних членов совещания явились ещё двое, Корф и Платонов. Оказалось, что мнение кн[язя] Горчакова уже установилось, что оно ограничивалось спокойным выжиданием ноты и тою самою амнистией, которую он еще 25-го числа признавал преждевременною. Государю явно хотелось избежать этим “что-нибудь” неприятной надобности принять какие-либо меры более решительные. Кн[язь] Горчаков прочёл проект амнистии, им будто бы за час пред тем продиктованный. Кн[язь] Горчаков, гр[аф] Панин и гр[аф] Блудов поспорили о некоторых выражениях, наконец, Корфу, Платонову и мне поручено написать к завтрему два милующих манифеста, один для Царства Польского, другой для западных губерний. Выходя, я сказал Долгорукову, что это бесполезно, но по крайней мере безвредно, и что я дивлюсь Панину, который на аптекарских весах взвешивает слова в то время, когда уже и для дела требуются торговые важни".
Светлейший князь Александр Михайлович Горчаков (1798-1883) — министр иностранных дел в 1856-1882 гг.; канцлер Российской Империи в 1867-1883 гг.
Князь Василий Андреевич Долгоруков (1804-1868) — генерал адъютант, генерал-от-кавалерии; главноначальствующий III отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии и шеф жандармов в 1856-1866 гг.
Граф Виктор Никитич Панин (1801-1874) - член Секретного и Главного комитетов по крестьянскому делу; в 1860 г. председатель Редакционных комиссий; министр юстиции с 1841 г. до 1862 г.; с 1864 г. по 1867 г. главноуправляющий II отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярией.
Валериан Платонович Платонов (1809-1893) - статс-секретарь Его Величества; товарищ министра статс-секретаря Царства Польского; министр статс-секретарь Царства Польского в 1864-1866; член Государственного совета с 1866.
Барон Модест Андреевич Корф (1800-1876) - главноуправляющий II отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии с 1861; председатель департамента законов Государственного совета 1864-1871; граф 1872.

Первая часть дневниковой записи от 29 марта требует дополнительного комментария:
"5 апреля 1863 г. послы Англии, Франции и Австрии вручили А.М. Горчакову полученные ими от министров иностранных дел депеши.
Английская депеша обосновывала право вмешательства европейских держав в польские дела, ссылаясь на ст[атью] 1 заключительного акта Венского конгресса. В ней указывалось, что Россия не имеет права обращаться с Польшей как с завоеванной страной. Во французской и английской депешах говорилось о необходимости установления мира в Польше из-за опасности польских волнений для Европы. В депеше Австрии указывалось на возбуждение умов в Галиции в результате продолжительного вооруженного восстания в соседней Польше".


30 марта 1863 года

"Корф написал манифест, я написал указ Сенату. Мы были у Государя. Наши проекты одобрены. Мы вышли, как будто бы сделав дело. Сомневаюсь, чтобы оно на деле оказалось делом".


К заметке от 30 марта Валуев в 1868 году написал следующее примечание:
"Во время происходивших в ожидании действий иностранных держав совещаний по польскому вопросу этот вопрос естественно совпадал с другим вопросом: уступим ли мы или не уступим требованиям Европы? Если мы вышли из дела благополучно без уступок и без допущения чужестранного вмешательства, то мы обязаны этим преимущественно проницательности и хладнокровию кн[язя] Горчакова, умевшего выигрывать время и заметившего, что за словами иностранных правительств ещё не было готовых действий, и в особенности твёрдости и решимости Государя, который с жаром отвергал возможность уступок, и в заседании 28 марта назвал даже мир 1856 г. “un acte de pusillanimite” [проявлением малодушия]".


Летом 1868 года Валуев написал дополнения к событиям весны 1863 года:
"Я до сих пор помню, как в приемной у Государя гр[аф] Шувалов меня уверял, что все опасения насчет распространения мятежа преувеличены, что скоро все шайки будут уничтожены и т.п., и как я ему отвечал,
"что пожар распространится, что признаки широкого плана были явными и что надо было готовиться разбить большое напряжение сил польской нации, которое, возможно, не повторится в течение 30 лет или полувека".
Прошло несколько дней, и мятеж вспыхнул в Могилёвской губернии, несостоятельность ген[ерала] Назимова была наконец сознана и на его место назначен ген[ерал] Муравьёв".
Владимир Иванович Назимов (1802-1874) — виленский генерал-губернатор 1855-1863 и командующий войсками округа.
Граф Михаил Николаевич Муравьёв-Виленский (1796-1866) - виленский генерал-губернатор 1863-1865; генерал-от-инфантерии; член Государственного совета.
Граф Пётр Андреевич Шувалов (1827-1889) — начальник штаба корпуса жандармов и управляющий III отделением собственной Его Императорского Величества канцелярией с 1861; исправляющий должность Лифляндского, Эстляндского и Курляндского генерал-губернатора и командующий войсками Рижского военного округа в 1864-1866; шеф жандармов и главный начальник III отделения собственной Е.И.В. канцелярии 1866-1874; и т.п.

25 апреля 1863 года

"Утром у Государя по поводу новых невзгод в варшавском управлении. Архиепископ Фелинский... настаивает на процессиях 11, 12 и 13 мая, несмотря на военное положение, и говорит,
“что он предпочитает видеть десять тысяч человек, сражённых картечью, чем уступить по какому-либо пункту, затрагивающему права церкви”.
Велёпольский, кажется, теряется или уже растерялся. Вел[икий] князь below the mark [не на высоте]".
Сигизмунд Феликс Фелинский (1822-1895) - архиепископ Варшавский с 1862; в ссылке 1863-1883.
Александр Игнаций Велёпольский (1803-1877) — начальник гражданской администрации и вице-председатель Государственного совета Царства Польского 1862-1863.

В 1868 году Валуев дополнил эту запись таким замечанием:
"Вероятно, имеются в виду церковные процессии, связанные с религиозным праздником в день св. Марка. Правительство обратилось к варшавскому архиепископу Ф. Фелинскому с предложением совершить церемонию не на улицах, а в церквах, на что Фелинский ответил, что он
“предпочитает лучше видеть на земле 10 тысяч трупов, нежели отказаться от самого незначительного права, присвоенного ему каноническими постановлениями”".


13 июня 1863 года

"Странные вещи рассказывал мне вчера Милютин про вел[икого] кн[язя] Константина Николаевича. Он переводит тайно значительные суммы за границу. Он для сего употребляет лично состоящих при нем фельдъегерей, определённых из морского ведомства. Между тем на довольно жёсткое письмо Государя он отвечал благодарностью, усматривая в нём знак дружбы, а вел[икая] княгиня пишет императрице,
“qu'il vaut mieux faire revenir leurs cadavres que les rappeler de Varsovie” [что пусть лучше нам вернут их трупы, чем мы отзовём их из Варшавы],
а вел[икой] кн[ягине] Елене Павловне, что ей следовало бы приехать в Варшаву, чтобы убедиться в несправедливости всех нареканий на вел[икого] князя и т.п."
Великая княгиня Александра Иосифовна (1830-1911) — урождённая принцесса Александра Саксен-Альтенбургская; жена великого князя Константина Николаевича с 1848.
Великая княгиня Елена Павловна (1806-1873) по придворному прозвищу “мадам Мишель” — супруга великого князя Михаила Павловича (1798-1849), четвёртого сына Императора Павла I.

В 1868 году Валуев дополнил данную запись:
"Впоследствии объяснено, что вел[икий] князь пересылал или разрешил пересылать чрез фельдъегерей деньги банкира Френкеля. Возбужденные этою пересылкою сомнения характеристичны как признак того недоверия, которое вообще ощущалось в отношении ко всему управлению в Царстве. Нельзя не признать, что оно вполне оправдывалось неполнотою и неточностью получавшихся из Царства сведений. Систематическая утайка некоторых местных дел и распоряжений превосходила всякое вероятие. Кто поверит, например, что всюду было приостановлено взимание податей, но в Петербурге о том не знали в продолжение нескольких месяцев?"
Антон-Эдуард Самуилович Френкель (1809-1883) - варшавский банкир.

Пётр Александрович Валуев: страницы из жизни министра внутренних дел Российской Империи. Часть V

(Продолжение следует)

© Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2021
abhoc@abhoc.com

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: