Сайгё: несколько страниц из жизни великого японского поэта. Часть II


Ворчалка № 948 от 08.04.2020 г.




Песни о любви

Я не буду, да и не смогу, подробно освещать все странствия Сайгё, расскажу, например, о встрече поэта с Фудзивара-но Хидэхира (1122-1187), с которым вы уже сталкивались в моих рассказах о доме Тайра.
Сайгё и Хидэхира были дальними родственниками, но Хидэхира в это время уже подчинил себе две провинции, Дэва и Муцу, а сам жил в городе Хираидзуми. Вот в этот город и пришёл Сайгё, и Хидэхира уважительно его принял. Они часто и подолгу беседовали, и однажды Хидэхира попросил Сайгё принять участие в организованном им мероприятии — сочинении местными жителями ста песен о любви.
Довольно обычное для средневековой Японии дело.
Сайгё сначала отказался, но потом вспомнил свой сон на побережье Тисато (провинция Кии на острове Хонсю),
"где он провёл ночь на изголовье из трав",
и одна за одной написал несколько песен, которые затем передал Хидэхира.
Когда Сайгё решил идти дальше, Хидэхира очень просил поэта остаться у него хоть на несколько лет, но тот подумал и ответил:
"Не будет в этом пользы".

Для пояснения эпизода со сном Сайгё на берегу Тисато придётся рассказать другую версию появления этих песен о любви.
Монах Сюнъэ-хоси (1113-1191) из монастыря Тодайдзи с 1156 года в течение двадцати лет проводил в своей хижине в Сиракава поэтические собрания “Каринъэн”, в которых участвовали многие знаменитые поэты того времени. Однажды один из участников этих собраний, монах Торэн (?-1181), предложил другим участникам написать сто стихотворений о любви.
Сайгё вначале отказался, но позже по дороге в Кумано он заночевал в рыбацкой хижине на побережье Тисато. Ему приснился Сюнъэ, который сказал:
"Жаль, что ты отказался. Японская песня — единственное, что сохранилось неизменным с древних времён".
Когда Сайгё проснулся, он написал несколько песен на заданную тему и отослал их Сюнъэ.

“Парчовое деревце”

Одна из любовных песен Сайгё звучит так:
"Сегодня впервые
Поставил “парчовое деревце”
У твоих ворот.
Хоть тысячу раз поставлю,
А встречи с тобой дождусь!"
“Парчовое деревце” представляло собой пучок из веточек длиной около 30 см и раскрашенных в пять цветов. В северных провинциях средневековой Японии существовал такой обычай: если мужчина хотел вступить в связь с какой-то женщиной, то он ставил такое “деревце” возле входа в её дом. Если дама была согласна встречаться с этим мужчиной, то она вносила это “деревце” в дом; в противном случае “деревце” оставалось на месте.
Но даже получив отказ, мужчина мог добиться расположения этой дамы, если ставил возле её дома подряд тысячу таких “парчовых деревцев”.

Судьба жены и дочери Сайгё

Судьбы жены и детей Сайгё после принятия им пострига достоверно не известны.
Известно, например, только монашеское имя его сына — Рюсэй. И только.

О двух женщинах легенды сообщают немного больше. Известно, что за время отшельнической жизни Сайгё дважды посещал столицу Хэйан-кё (позднее Киото) — в 1149 и в 1187 годах. Скорее всего события, о которых я расскажу ниже, произошли во время второго посещения столицы, но легенды со временем обращаются очень свободно... Возможно, Сайгё посещал столицу и в другие годы.

В столице Сайгё узнал от одного старого знакомого о дальнейшей судьбе жены и дочери:
"Вскоре после того, как вы оставили дом свой, ...ещё год или два они жили вместе. Потом девочку удочерила... дама по прозванию Рэйдзэй, и лелеяла её как только могла".
О своей бывшей жене Сайгё узнал, что она
"поселилась у подножия гор Коя, в месте, которое называется Амано, где и проводила дни в служении".
Однако за последние несколько лет знакомый Сайгё ничего о ней не слышал.

Дочь Сайгё в это время определили в прислужницы знатным новобрачным, но она всё время
"твердит, что хочет посвятить себя служению".
Когда Сайгё получил возможность увидеться с дочерью, та расплакалась, а отшельник спросил:
"Готова ли ты следовать моим наставлениям?"
Та ответила:
"Ты ведь мой отец. Как я могу тебе прекословить?"
Сайгё дал дочери пространные наставления, которые закончил так:
"Стань же монахиней и посвяти себя заботам о грядущем, поселившись вместе с матерью. Если я попаду в Чистую землю [будды Амитабхи (Амиды)], то выйду тебе навстречу".
Дочь сказала, что она сама уже давно об этом подумывала.

На следующий день Сайгё организовал пострижение своей дочери, которое сопровождал длительными рассуждениями. В конце церемонии Сайгё сказал, что они больше не увидятся, и посоветовал ей отправиться в Амано к матери, чтобы "вместе идти по Пути, указанному Буддой".
Дочь поблагодарила отца за то, что ей наконец удалось принять постриг, так как
"поскольку я женщина, то слишком многое не позволяло мне выполнить моё желание".
Со слезами дочь удалилась.
Долго блуждала дочь Сайгё, пока смогла найти хижину своей матери. Наконец они встретились:
"Стали жить вместе, коротая время в беседах о прошлом и в служении".
Согласно другим легендам, жена Сайгё приняла обет молчания, так что о чём они могли беседовать...
Мать вскоре после этой встречи тихо угасла, а дочка дожила до Восьмой луны Первого года Сёдзи, то есть до 1199 года.

Горная хижина

На пятидесятом году своих скитаний Сайгё подумал:
"Когда человек живёт в этом мире, у него дённо и нощно возникает множество разнообразных желаний и мыслей. Дабы покаяться в своих прегрешениях и очистить “шесть корней” (пять органов чувств и сознание), я встал на путь японских песен, и эти песни в тридцать один слог не сходили с уст моих. Именно они и помогали мне избавиться от дурных помыслов и продвигаться по пути, указанному Буддой".
Возле монастыря Сориндзи в Восточных горах, он сплёл себе хижину, в которой коротал дни и ночи, ожидая прихода Просветлённого.

Смерть Сайгё

Возле своей хижины он посадил вишню, и выпало так, что день её цветения совпал с днём Успения Шакьямуни, то есть на пятнадцатый день второго месяца по лунному календарю.
Думая о своих будущих перерождениях, Сайгё сказал:
"Вот желанье моё:
Умереть под цветущими вишнями
Весенней порою
В тот же день полнолуния
Второй луны “кисараги”".
Всё так и случилось.
Правда, в "Сайгё-моногатари" говорится, что Сайгё отправился в Западную землю на Пятнадцатый день Второй луны Девятого года Кэнкю, то есть в 1198 году, а на самом деле Сайгё скончался на Шестнадцатый день Второго месяца Первого года Кэнкю, то есть в 1190 году.

Признание

В 1201 году экс-император Готоба-ин приказал составить антологию, получившую название “Синкокинвакасю”. Работа над составлением данной императорской антологией завершилась в 1221 году, и в неё вошли 98 стихотворений Сайгё.
В период составления антологии Готоба утверждал:
"Сайгё — вот кто поэт по рождению. Напрасно стали бы подражать ему поверхностные стихотворцы. Нет слов, чтобы выразить, каков мастер был Сайгё!"
С экс-императором был солидарен известный поэт Садаиэ, который был главным составителем стихотворений для антологии:
"Сайгё и Дзиэн творили (выпевали) стихи, другие их сочиняли (составляли)".
Император Го-Тоба тэнно (1180-1239) - правил 1183-1198.
Фудзивара-но Тэйка (1162-1241) — известен и как Фудзивара Садаиэ; известный поэт и филолог; составитель антологий “Синкокинвакасю” и “Хякунин иссю” (“Сто стихов ста поэтов”); Тэйка — это китаизированное чтение иероглифов, составляющих японское имя Садаиэ.
Дзиэн (1155-1225) - японский поэт и историк.

Сайгё: несколько страниц из жизни великого японского поэта. Часть I

© Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2020

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: