В поисках Terra Australis. Часть X. Плавание Педро де Кироса: новые острова и поспешное бегство


Ворчалка № 944 от 17.03.2020 г.




Итак, 18 апреля 1606 года испанцы покинули гостеприимный остров Туамако и направились дальше, держа курс на запад-юго-запад. К моменту отплытия с острова Кирос успел перевести Прадо на альмиранту с понижением в должности — тот стал теперь лишь помощником Торреса. Причиной подобной немилости стал донос, в котором Прадо обвиняли в подготовке мятежа с целью смещения Кироса.

От местных жителей, в основном от вождя Тумаи, испанцы узнали о существовании не менее 60 островов на сравнительно небольших расстояниях от Туамако. Кроме того вождь рассказывал об очень большой земле, которую он называл Маниколо.
Кирос в этом сообщении увидел подтверждение своей веры в существование огромного южного материка, и с энтузиазмом продолжил плавание.

Действительно, уже в первые дни после отплытия с Туамако испанцы открыли несколько островов, покрытых пышной растительностью и обладавших источниками пресной воды. Но это было всё не то — Киросу был нужен, необходим, южный материк!
И вот — кажется, свершилось!
29 апреля 1606 года вперёдсмотрящий увидел землю, которая вскоре стала приближаться, а её береговая линия вытягивалась и к северу, но особенно к югу и юго-западу.

Кирос был уверен в том, что открыл Южный материк и позднее написал:
"...поскольку видна была одна только суша, этот день стал самым радостным и праздничным из всего плавания".
Кирос так никогда и не узнал, что они уткнулись в группу островов, получивших позднее название Новые Гебриды (ныне это государство Вануату). Надо же было так случиться, что экспедиция подошла к архипелагу в том месте, где острова Пентекост, Маэва, Аоба и Амбрим своими очертаниями издали образовывали единый протяжённый силуэт.
[А до Австралии оттуда было ещё около 1200 км.]

1 мая корабли вошли в большую и удобную бухту, получившую название Сан-Фелипе-и-СантъЯго, в честь святых покровителей, чей праздник выпал на этот день. Эта бухта находилась, скорее всего, в северной части острова Пентекост.
Высадившись на сушу, Кирос объявил все открытые земли до самого Южного полюса (а также и те, которые он ещё возможно откроет!) собственностью испанской короны, а сам новый “материк” он назвал “La Austrialia del Espiritu Santo”. Да, именно так было записано в дневнике экспедиции!
Выдвигались различные гипотезы относительно подобного написания открытой земли — от простой ошибки хрониста экспедиции до сознательной лести Кироса правящей династии Габсбургов, имевшей австрийские корни.

На открытом “материке” Кирос развернул довольно бурную деятельность. Он основал город, получивший название Новый Иерусалим, который должен был стать центром новой колонии, но испанцы за время стоянки успели возвести всего лишь маленькую часовню.
Помимо военного совета колонии, Кирос назначил более дюжины различных магистратов таких как, судья, начальник полиции, главный смотритель рудников, казначей и т.п.
Кирос также основал новый Орден рыцарей Святого Духа, членами которого стали офицеры экспедиции, а символом ордена был выбран голубой крест.

Все эти важные мероприятия сопровождались торжественными процессиями, фейерверками, флагами и установкой крестов.
Всё это было бы прекрасно, если бы на второй день после высадки на остров не произошло кровавое столкновение между испанцами и туземцами.

Сначала островитяне встретили испанцев довольно миролюбиво и даже доброжелательно, но с простодушным любопытством пытались рассмотреть и пощупать все вещи пришельцев. Вскоре солдатам надоели назойливые туземцы, и они пристрелили одного из них. Это оказалось ошибкой.
Разгневанные вооружённые туземцы толпой напали на испанцев на всём берегу. Отстреливаясь, испанцы сгруппировались у места высадки, но оружейный огонь особого впечатления на островитян не производил. Тогда Кирос приказал дать несколько орудийных выстрелов. Туземцы разбежались и укрылись в зарослях, бросив свои хижины и имущество.

Больше островитяне не устраивали массированных нападений на пришельцев, но и для испанцев путь вглубь острова оказался закрыт, так что запасы воды и провизии приходилось пополнять с вооружённой охраной. Если бы испанцы смогли бы совершить небольшой поход через лес, хотя бы на пять-восемь часов, то они бы оказались на другом берегу острова и поняли, что открыли совсем не Южный материк. Однако путь вглубь острова был для них смертельно опасным.

За те 35 дней, которые он провёл на острове, Кирос оставил довольно подробное описание внешности туземцев, их обычаев, жилищ и рациона питания:
"Многие островитяне носят чуть выше локтя браслеты из нитей или волокон; браслеты усеяны раковинами и довольно широки... У женщин лица и плечи раскрашены, мужчины и женщины носят серьги".
Отмечал он и их жизнерадостность, записав, что туземцы
"безумно увлечены празднествами и танцами, которые они исполняют под звуки флейт и барабанов, сделанных из полых стволов деревьев. Они употребляют в качестве инструментов раковины морских моллюсков, а во время танцев издают, когда сходятся или расходятся, громкие выкрики".


Кирос сообщал, что открытая земля изобилует пресной водой и различными фруктами, птицами и свиньями, а в прибрежные воды изобилуют рыбой и различными морскими животными и существами.
В целях облегчения дальнейшей колонизации открытых земель Кирос сделал на острове посадки таких привычных для испанцев культур как кукуруза, фасоль, лук, тыква и др.

Отметил Кирос и боевые качества туземцев:
"Местные жители вооружены тяжёлыми деревянными палицами, деревянными луками, тростниковыми стрелами с деревянными наконечниками и дротиками, усиленными кусками костей".
Кирос даже описал, как туземцы тушат мясо в завёрнутых листьях, но на свою беду Кирос ничего не мог написать о минеральных богатствах открытой земли, так как вглубь “материка” путь испанцам был закрыт. А ведь именно в расчёте на минеральные богатства новых земель и рассчитывали пославшие его вельможи.

Чтобы расширить свои знания об открытых землях, Кирос приказал всем членам экспедиции готовиться к отплытию, чтобы продолжить обследование новых земель в южном направлении.
Однако отплытие задержалось на несколько дней из-за массового отравления членов экспедиции какой-то рыбой. Часто называют паргус, но эта рыба достаточно хорошо известна в кулинарии и не считается ядовитой. Смертельных случаев это отравление не вызвало, но многие люди несколько дней испытывали сильное недомогание.
Происшествие с отравлением рыбой зафиксировано во всех источниках, исходящих и от Кироса, и от Торреса, и от Прадо.

А вот события, случившиеся чуть позже, имеют различное толкование.
Дело в том, что 11 июня 1606 года экспедиция неожиданно разделилась на две части. На своих стоянках в бухте оставались альмиранта “Святой Пётр” (“San Pedro” или “San Pedrico”) и шлюп “Три волхва” (“Los Tres Reyes”), а вот капитанья “Святой Пётр и Святой Павел” (“San Pedro y San Pablo”) вместе с руководителем экспедиции Киросом внезапно исчезла.
Сохранившиеся документы дают несколько версий данного происшествия.

Прадо считал, что причиной исчезновения капитаньи было плохое руководство экспедицией Киросом, что привело к бунту на корабле, и экипаж “San Pedro y San Pablo” заставил Кироса немедленно возвращаться к берегам Нового света.
Другой возможной версией исчезновения капитаньи он считал болезнь Кироса, который по этой причине не смог руководить кораблём.

Торрес уже в Маниле так описал этот отрезок плавания:
"Плывя на юг по направлению к суше, мы увидели очень большую бухту... Бухта очень красивая, в неё впадает несколько рек, в том числе одна большая. Бухте мы дали имя Сан-Фелиппе-и-Сантьяго, а землю назвали Эспириту Санту. Там мы пробыли пятьдесят дней, объявив всю территорию владением Вашего Величества... Из этой бухты, из самой её внутренней части, однажды ночью через час после полуночи, без какого-либо предупреждения и не подав никаких сигналов, ушла капитанья. Это произошло 11 июня. И хотя на следующее утро мы занялись поисками, сделав всё, что только было в наших силах, мы не сумели разыскать её".


Торрес ещё несколько невнятно отметил неудачное руководство Кироса, но и только. Ни один из них не обвинил Кироса в желании как можно быстрее приписать всю славу новых открытий себе одному и получить за это максимальную выгоду. Не обвиняли они его и в трусости.

От самого Кироса исходят две версии разделения экспедиции.
По первой версии Кирос приказал кораблям двигаться в южном направлении для дополнительного обследования открытых земель. Из-за плохой погоды и сильного волнения кораблям пришлось возвращаться на свои стоянки. Однако если “San Pedro” и “Los Tres Reyes” удалось благополучно вернуться в бухту, то капитанья не смогла этого сделать. Пару дней “San Pedro y San Pablo” болтался близ открытых земель, но сильное течение относило его всё дальше к северу. Убедившись, что вернуться в бухту ему не удастся, Кирос приказал плыть на широту острова Санта-Крус, где он якобы ожидал два других корабля, а потом велел плыть в Новую Испанию (т.е. в Мексику).

А почему не в Манилу, как было предписано планом экспедиции?

По другой версии, когда корабли вышли в море, Кирос серьёзно заболел и не мог руководить кораблём, а кормчий “San Pedro y San Pablo” не смог вернуться в бухту, и корабль ветром и течением унесло на север. Когда Кирос выздоровел, “San Pedro y San Pablo” уже далеко унесло от новых земель, и он приказал взять курс на Мексику, чтобы быстрее сообщить в Мадрид о новых открытиях.

В бортовом журнале, который вёл Бермудес, записано:
"Главный кормчий, несколько преувеличивая трудности, доложил, что войти в бухту невозможно, ибо нельзя с точностью определить глубину... На протяжении этого и последующих двух дней неоднократно были предприняты попытки войти в бухту. Оставшиеся в бухте корабли не выходили из неё; ветер не утихал. Мы потеряли управление кораблем, и нас отнесло на 20 лиг. С огромным сожалением смотрели все мы на высокие горы на берегу, которые все больше от нас отдалялись.
Нас относило на север и северо-восток, и Кирос принял решение добраться до широты, на которой расположен остров Санта-Крус..."


По моему мнению Кирос просто не справился с испытанием славой и ожидавшимся богатством. Он бросил два других корабля и полетел в Новый свет, чтобы уже оттуда добраться до Испании и как можно быстрее сообщить королю о своих великих открытиях и несметных богатствах в недрах новой земли. Он даже не удосужился проверить, а что же собственно он открыл, да и никаких доказательств о богатствах таинственных недр у него не было.

Ну, ладно. 21 июня Кирос достиг широты острова Сата-Крус, но самого острова нигде не было видно, и Кирос не знал, в какой стороне он находится — на западе или на востоке? Чтобы не осложнять положение корабля, Кирос не стал искать Санта-Крус и велел взять курс на Мексику, хотя часть экипажа требовала плыть в Манилу, как этого и требовал план экспедиции. Однако Кирос считал, что сведения о его "великих открытиях" следует быстрее доставить в Мадрид, а курс на Манилу не позволял этого сделать.

23 декабря 1606 года “San Pedro y San Pablo” прибыл в Акапулько. Никаких новых земель за время этого плавания Кирос не открыл (за исключением какого-то незначительного атолла), но умудрился не потерять за более чем пятимесячное плавание ни одного человека — редчайший случай в истории мореплавания XVI-XVII веков. Ему помогла редкая удача, так как 30 июля сильный дождь позволил морякам набрать значительное количество пресной воды, а вскоре они смогли наловить много рыбы.

В поисках Terra Australis. Часть IX. Плавание Педро де Кироса: первые острова

(Продолжение следует)

© Виталий Киселёв (Старый Ворчун), 2020

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: