Поэт Константин Фофанов глазами современников. Часть IV


Анекдоты № 1026 от 16.12.2021 г.




Ещё несколько писательских отзывов

Ф.А. Червинский о творчестве Фофанова отозвался так:
«Из десяти его стихотворений восемь — бессмыслица, а два — шедевры».
Фёдор Алексеевич Червинский (1864-1917) — русский поэт, переводчик, драматург, адвокат и т.п.
7 сентября 1892 года Ф.Ф. Фидлер посетил В.И. Немировича-Данченко в отеле “Англетер” и долго беседовал с ним.
Немирович так отозвался о Фофанове:
«Фофанов ужасно талантлив, но не он владеет образами, а образы владеют им».
Василий Иванович Немирович-Данченко (1844-1936) — русский писатель и путешественник.
Д.С. Мережковский не признавал таланта ни за одним современником и превозносил только Чехова и Фофанова. О последнем он говорил:
«Его душа словно аромат розы!»


Не то время и не та поэзия

28 августа 1897 года В.П. Острогорский резко обругал Ф.Ф. Фидлера, как записал последний,
«за то, что я перевожу Фофанова [на немецкий язык], причём возмущался не столько моим “плохим вкусом”, сколько отсутствием у Фофанова социальных мотивов: мол, воспевает природу в такую эпоху, которая менее всего приспособлена для “чистого искусства”».
Виктор Петрович Острогорский (1840-1902) - русский писатель и педагог.

Поэты обсуждают

6 декабря 1898 года на вечере у О.Н. Чюминой заговорили о Фофанове.
«Минский заявил, что это огромный талант, однако страдающий графоманией.
Коринфский же превозносил Фофанова как гениальное и естественное дитя природы, которому все современные поэты не достойны даже шнурок развязать на ботинке.
Бальмонт не сказал по этому поводу ни слова».
Ольга Николаевна Чюмина (1864-1909) — в браке Михайлова; русская поэтесса и переводчица.
Аполлон Аполлонович Коринфский (1868-1937) — русский поэт и переводчик; в 1896-1899 гг. редактор журнала “Север”.
Николай Максимович Виленкин (1856-1937) — псевдоним “Н. Минский”; русский поэт и переводчик.
Константин Дмитриевич Бальмонт (1867-1942) — русский поэт-символист и прозаик.

Вечер с Фофановым

23 января 1899 года Ф.Ф. Фидлер был на ужине у К.К. Случевского и позднее записал:
«Когда я пришёл, Фофанов был уже нетрезв.
(Конечно, он и явился в таком виде к Случевскому, поскольку ужин подают около полуночи, а до этого предлагают безобидный чай и сладкие фрукты.)
Он прочитал четверостишие на себя самого:
«Я мудрый, трезвый Фофанов,
Люблю я водку белую,
Но делаюсь от штофа нов -
И даже глупость делаю!»
Когда Лохвицкая читала одно из своих стихотворений, он сидел, задумчиво теребя волосы на подбородке, а потом воскликнул:
«У меня экспромт!»
Коринфский озабоченно поспешил к нему, и мы вышли втроём в другую комнату, где Фофанов записал для меня:
«Страдаю непонятною
Замашкою мужицкою, -
Обнявши необъятное,
Обнять ли мне Лохвицкую?»
Эта импровизация не была прочитана.

Случевский, очевидно, надеялся, что Фофанов уйдёт до ужина. Но поскольку он не ушёл, со стола внезапно исчезли две бутылки с водкой. Каждый пытался деликатным образом избежать соседства с Фофановым, так что ему пришлось сидеть за столом рядом с Ф. Сологубом, который вообще никогда ничего не говорит. Зато Фофанов говорил за двоих. Так, он постоянно перебивал читавшую стихи Зинаиду Мережковскую, что возмутило всех присутствующих. Он выпил так много пива и выкурил так много сигарет, что скоро стал совсем невменяемым. Выпятив нижнюю челюсть, он произносил своим беззубым ртом какие-то нечленораздельные звуки.
Сперва говорили о “Жизни” - журнале марксистов, и Фофанов сказал:
«А зачем марксистам собственный журнал? Разве они не могут печататься у Маркса [издателя “Нивы”]?»
Его жена чувствует себя лучше: она уже узнаёт посетителей, но ей нужно ещё побыть в клинике для душевнобольных».
Константин Константинович Случевский (1837-1904) - русский поэт и прозаик.
Мирра (Мария) Александровна Лохвицкая (1869-1905) - русская поэтесса и переводчица; в замужестве Жибер.
Зинаида Николаевна Гиппиус-Мережковская (1869-1945) — русская поэтесса и прозаик.
Адольф Фёдорович Маркс (1838-1904) - издатель и книготорговец.
Фёдор Кузьмич Тетерников (1863-1927) — русский поэт и писатель; псевдоним “Фёдор Сологуб”.

Реакция на Пушкина

19 марта 1899 года Фидлер ненадолго зашёл к Случевскому.
«Когда я сказал ему, что по лестнице поднимается Фофанов и что он, кажется, навеселе, Случевский воскликнул испуганно и раздражённо:
«Бог ты мой!»
Но когда Фофанов вошёл в кабинет, он приветствовал его с распростёртыми объятьями и сказал, здороваясь:
«А, очень рад!»
Фофанов был под хмельком. Одет безупречно; на безукоризненно отутюженной рубашке — белый галстук; с роскошной золотой цепочки свисают золотые часы. Читал бесконечную, нудную поэму, предназначенную для “Пушкинского сборника”, который скоро появится.
На столе прямо перед его рукописью стояла бронзовая статуэтка Пушкина, и он воскликнул:
«Как же я буду читать, когда Пушкин повернулся ко мне жопой?»
. . .
Жену Фофанова выпустили, сочтя излечившейся, из сумасшедшего дома, и теперь она опять живёт вместе с ним».


На юбилее

В марте 1901 года на юбилее “Нового Времени” в Малом театре Фофанов вновь отличился, но особенно запомнился заключительный эпизод.
Фофанов в фойе столкнулся в великим князем Владимиром Александровичем, но с пьяных глаз принял его за великого князя Константина Константиновича [К.Р.] и воскликнул:
«Вот Великий Князь,
Но пиита малый...»
На этом импровизация Фофанова закончилась, так как его вывели буквально силой.
Тут какой-то старый генерал спросил его, можно ли здесь курить.
Фофанов ему ответил:
«Можно, только прикурите от моего члена!»
Владимир Александрович (1847-1909) — великий князь, третий сын Александра II.
Константин Константинович (1858-1915) — великий князь; поэт и переводчик, писал под псевдонимом “К.Р.”; внук Николая I.

Фофанов благословляет

18 октября 1902 года на вечере у Случевского некто Зарин сообщил Ф.Ф. Фидлеру новые сведения о Фофанове. Вот краткий пересказ его сообщения:
«Этой весной он [Фофанов] пил несколько дней подряд. Однажды утром он проснулся и услышал на улице торжественное пение; это была церковная процессия. Фофанов мигом выскочил из постели и поспешил, накрывшись одним одеялом, на улицу. Посредине улицы он остановился и благословляющим жестом вытянул навстречу процессии обе руки; при этом он, разумеется, “оголился” (ему казалось, что он — Христос и верующие его ищут; чтобы вернуть его домой, полицейским пришлось применить физическую силу)...
После случая с церковной процессией (о котором Зарину поведала в редакции “Живописного обозрения” жена Фофанова), Фофанов пытался повеситься: он сделал петлю из полотенца, и спасти его удалось лишь в последний момент, ибо в комнату вошёл его сын».
Андрей Ефимович Зарин (1862-1929) — русский писатель и журналист.

Подкидыш

Одно время Зарин и Коринфский жили на одной и той же улице, друг против друга; если один из них пьянствовал с Фофановым до поздней ночи и тот не успевал на последний поезд в Гатчину, то он “подкидывал” его своему соседу.

Встреча на кладбище

7 января 1906 года на похоронах Н.А. Лейкина собралось человек сто пятьдесят, но писателей было всего человек десять-пятнадцать. Присутствовал и Фофанов, который был одет убого; он уже три недели как опять переехал в Гатчину.
Фидлеру удалось переговорить с ним около минуты:
«Он сообщил, что его жена родила недавно девятого ребёнка. У неё опять был приступ безумия, но всё закончилось благополучно».
Николай Александрович Лейкин (1841-1906) — русский писатель и издатель.

Фофанов читает стихи

12 ноября 1906 года Фидлер зашёл в гости к Фёдору Сологубу, который рассказал ему в том числе и историю о Фофанове:
«Как-то раз они пили на Караванной. Фофанов начал декламировать свои стихи. Разные полупьяные и полуинтеллигентные посетители придвинулись к нему ближе. Фофанов продолжал читать, а потом ударил себя в грудь и воскликнул:
«Я — Фофанов! Меня читает сам Император!»


Божественный Фофанов

В 1900 году Фофанов оставил в альбоме Ф.Н. Фальковского свой автограф:
«Я есмь Господь твой...»
В то время Фофанов уверял Фальковского, что он, то есть Фофанов, - бог.

Фёдор Николаевич Фальковский (1874-1842) — русский драматург и писатель.

Рассказ Афанасьева

Л.Н. Афанасьев рассказывал, что 10 марта 1908 года к нему на юбилей явилась с поздравлениями редакция газеты “Свет”.
Комментарий Фидлера:
«Банда черносотенцев!»
Пришёл и Фофанов, который сразу напился и при каждом слове поминал “мать”. Потом он пошёл за сигаретами, его ограбили, избили и т.д.

Леонид Николаевич Афанасьев (1864-1920) — русский поэт, приятель Фофанова.

Поэт Константин Фофанов глазами современников. Часть III


(Продолжение следует)

© Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2021

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: