Елизавета I: трудные и забавные моменты царствования королевы Англии. Часть VI и последняя


Анекдоты № 1019 от 30.10.2021 г.




Новый фаворит: Уолтер Рэли

В конце 1581 года при дворе Елизаветы I появился Уолтер Рэли, прибывший из Ирландии с документами и рекомендательными письмами. К этому времени Рэли уже успел покомандовать кораблём, правда, небольшим, попиратствовать, повоевать во Франции, в Нидерландах и в Ирландии, так что это был уже опытный и повидавший мир человек. Но на королеву произвели впечатление не заслуги Рэли, а его мужественный внешний вид и красота. Это был прекрасно сложенный мужчина 26 лет, ростом чуть выше 180 см с пронзительными голубыми глазами.
Ну, как в такого не влюбиться?!
К тому же Рэли был очень образованным человеком, но свои обширные познания он получил не в университете, а регулярно занимаясь самообразованием. Он знал несколько языков, включая древние, неплохо ориентировался в философии, истории, праве и писал вполне приличные стихи. Рэли был остроумным человеком, мог поддерживать беседы на любые темы и пылко выражать своё мнение. И читать ей свои стихи, посвящённые королеве. В общем, Уолтер Рэли произвёл довольно сильное впечатление на стареющую королеву и вскоре стал её "официальным" фаворитом.
На него посыпались королевские милости, и он довольно быстро стал весьма состоятельным человеком. В 1583 году королева подарила Уолтеру Рэли роскошный дворец Дарем-Плейс; впрочем, дворец формально оставался собственностью короны, а в 1585 году произвела его в рыцари.
Елизавета I любила не только слушать стихи Рэли. Рэли мог появляться в покоях королевы (но не в спальне) в любое время, и они много беседовали, играли в карты, катались в лодке или ездили верхом.
Один из придворных так описывал ситуацию, сложившуюся к середине 1583 года:
"Мистер Уолтер Рэли пользуется очень большим расположением Её Величества; ни милорд Лестер, ни мистер вице-канцлер [Хаттон] не получали такого расположения за столь короткое время, и особое расположение ему оказывают последние полгода. Но превыше всего милость оказывается ему в эти два месяца".
Сэр Уолтер Рэли (Raleigh, 1554-1618) - придворный, моряк, поэт, государственный деятель, писатель и т.д.
Сэр Кристофер Хаттон (1540-1591) - лорд-канцлер с 1587 года.

Крах Уолтера Рэли

Не стоит думать, что Уолтер Рэли только и делал, что проводил время с королевой. нет, он активно занимался различными государственными делами, воевал, организовывал экспедиции... И увлекался дамами. Природа ведь брала своё.
Одной из его любовниц стала фрейлина королевы Элизабет Трокмортон, которая через некоторое время залетела. Пришлось Рэли жениться на “Бесс” Трокмортон в тайне от королевы. Этот “тайный” брак был заключён вполне официально в 1591 году при довольно большом количестве свидетелей, но королева узнала об этом событии только весной 1592 года после рождения ребёнка.
Любопытно, что крёстным отцом этого мальчика был Роберт Деверо (Devereux), фаворит Елизаветы I с 1587 (?) года и пасынок графа Лестера.
Разгневанная королева приказала арестовать Рэли и посадить его в Тауэр, а Элизабет Трокмортон была навсегда отлучена от двора.
Впрочем, лорду Бёрли довольно быстро удалось объяснить королеве ошибочность и поспешность подобного наказания одного из лучших адмиралов Англии. Елизавета I прислушалась к совету Бёрли и выпустила Рэли из тюрьмы. Рэли поселился в своём замке Шерборн, Дорсетшир, куда к нему вскоре прибыла и жена. Опала Уолтера Рэли продолжалась года три, после чего королева разрешила ему заниматься мореплаванием и связанными с этим делами, но его жена больше при дворе не появлялась.

Элизабет (“Бесс”) Трокмортон (1565-1647) - леди Рэли; фрейлина Елизаветы I.
Роберт Деверо (1565-1601) - 2-й граф Эссекс; военачальник и фаворит Елизаветы I.
Уидьям Сесил (1520-1598) - 1-й барон Бёрли; лорд-казначей Англии 1572-1598, и пр.

Мэри Скадамор

Мэри Скадамор была одной из шести придворных дам, входивших в Тайный Совет королевы Елизаветы I. Женский Тайный Совет.
В 1573 году она втайне от королевы стала второй женой Джона Скадамора (1542-1623). Тайна раскрылась в начале 1574 года, королева была в ярости и сломала Мэри Скадамор палец. Впрочем, королева довольно скоро вернула своё расположение супругам Скадамор.
Летом 1581 года Мэри Скадамор стала крёстной матерью одной из дочерей знаменитого доктора Джона Ди (1527-1609), личного астролога королевы. Девочку нарекли Кэтрин, а доктор Ди в своём дневнике отметил, что вместе с супругами Скадамор к нему приехала и Томазина (1558-1603), любимая карлица королевы. Елизавета I очень любила Томазину, часто дарила ей свои вещи и драгоценности, и даже платья, которые Томазина перешивала под свои размеры.
Однако свободного времени у Мэри Скадамор было не слишком много, но стоит отметить, что летом 1590 года королева разрешила супругам Скадамор съездить на несколько дней в поместье Джона Ди, чтобы навестить своих старых друзей.

Мэри Скадамор (Scudamore, 1550-1603) - урождённая Шелтон; придворная дама королевы Елизаветы I.

Смерть графа Лестера

Даже победа над испанской Армадой не могла компенсировать ту тяжёлую утрату, которая понесла королева: 4 сентября 1588 года в своём доме от сильной лихорадки умер граф Лестер. Буквально месяц назад он принимал королеву в лагере у Тилбери, преграждая испанцам путь на Лондон. За несколько дней до смерти он написал Елизавете I последнее письмо, в котором справлялся о её здоровье и просил помочь одному из своих слуг. Это письмо было обнаружено в шкатулке королевы после её смерти с собственноручной пометкой:
"Его последнее письмо".
Однако вдову Лестера, Летицию (1543-1634), королева так и не простила, заставив графиню выплачивать многочисленные долги Лестера казне. При этом скуповатая королева не зачла Летиции те драгоценности, которые Лестер завещал Елизавете I.
Через семь месяцев после смерти Лестера Летиция неожиданно вышла замуж за простого служаку по имени Кристофер Блаунт (1555-1601), который был значительно моложе графини. Эта свадьба породила множество слухов о том, что Лестер был отравлен Блаунтом, чтобы жениться на Летиции, или самой Летицией, чтобы скрыть свою связь с Блаунтом. Но никаких доказательств отравления представлено не было.

Уважение к старому другу

В 1592 году Елизавета I совершила поездку по стране и побывала, в том числе, в Оксфорде. В этом Университете она уже выступала 26 лет назад, и на это раз она произнесла приветственную речь на латыни перед профессорами и студентами. Все были очарованы учтивостью королевы и её прекрасной латынью, но больше запомнился один небольшой эпизод.
Во время своего выступления Елизавета I заметила, что лорд Бёрли стоит в толпе слушателей, хотя ему уже было 72 года. Королева прервала свою речь и попросила предоставить лорду Бёрли подобающее его положению сиденье. Королева возобновила свою речь только после того как лорд Бёрли смог сесть на принесённое ему кресло.

Стареющая королева

Многие современники отмечали, что уже в начале 90-х годов Елизавета I очень тяжело и трудно переживала своё старение. Поэтому из помещений, в которых часто бывала королева, потихоньку исчезли все зеркала, так как королева видела в них не то же самое изображение, что на своих портретах, и это её сильно угнетало.
Джон Клэпем отмечал, что Елизавета I "приходила в состояние ужаса и замешательства", когда зеркала показывали ей не то, что она видела когда-то и что она хотела бы видеть сейчас. Поэтому фрейлины часто прятали от королевы свои зеркала, а "иногда в спешке разбивали их".

Джон Клэпем (Clapham, 1566-1619) - английский историк и поэт.

Первая аудиенция де Месса

В самом конце 1597 года в Англию прибыл специальный посланник Генриха IV в ранге посла - Андре Уро де Месс. Его наблюдения за стареющей королевой представляют определённый интерес.
Уже на первом свидании с Елизаветой I де Месс увидел
"целиком открытый лиф её платья"
и грудь, которая была
"несколько морщинистой... можно видеть, что ниже её кожа необычайно бела и нежна".
На королеве было надето множество драгоценностей, а её голову увенчивал рыжий парик, обсыпанный золотыми и серебряными блёстками.
Де Месс также отметил, что лицо Елизаветы I
"кажется и выглядит очень старым... Оно длинное и худое, а зубы у неё жёлтые и неровные... Те, кто видел её раньше, уверяют, что слева их меньше, чем справа. Многих зубов недостаёт, и потому её нелегко понять, если она говорит быстро".
Теперь королева уже редко танцевала сама, а, в основном, смотрела на танцы других. Де Месс присутствовал на одном таком балу и отметил, что
"когда её фрейлины танцуют, она качает головой в такт музыке и притопывает ногой. Она бранит их, если они не танцуют так, как ей нравится, а в танцах она, безусловно, разбирается прекрасно".
Андре Уро де Месс (André Hurault de Maisse, 1539–1607) - французский посол в Лондоне в 1597-1598; до этого был послом в Венеции 1581-1588 и 1592-1596.

Вторая аудиенция де Месса

Второе свидание де Месса с королевой состоялось немного позже намеченной даты из-за плохого настроения у Елизаветы I. Однако, когда оно всё же состоялось, королева весело приветствовала де Месса и усадила на табурет напротив себя.
В начале беседы Елизавета I скромно назвала себя “старой дурой”, но де Месс очень учтиво возразил Её Величеству и сказал,
"что слышал о её добродетели, красоте и совершенстве от иностранных правителей, но это ничто по сравнению с тем, что я увидел собственными глазами".
Подобный ответ очень понравился королеве.
Кроме того, де Месс отметил, что Елизавета I всегда выглядит довольной, когда её хвалят за
"рассудительность и благоразумие; и она очень любит пренебрежительно отзываться о своём уме и рассудке, чтобы у собеседника появилась возможность сделать ей комплимент".
Де Месс также записал в дневнике, что королева, с одной стороны,
"старается очень часто упоминать о своей красоте",
а с другой стороны
"она говорит, что никогда не была красавицей, хотя тридцать лет назад и пользовалась такой репутацией".
Во время беседы Елизавета I как бы невзначай сняла перчатку и продемонстрировала де Мессу свои тонкие и длинные пальцы.
После окончания аудиенции де Месс также записал о Елизавете I, что
"в прошлом она была очень красива, но сейчас слишком исхудала, хотя её кожа до сих пор очень бела".
Общее впечатление де Месса о постаревшей королеве сводится к следующему:
Елизавета I
"высока и грациозна... насколько возможно, она сохраняет достоинство, держится скромно и вместе с тем изящно... В общем, если не считать лица, которое выглядит старым, и зубов, невозможно увидеть женщину в таком бодром и живом состоянии ума и тела".

Дипломатическая миссия де Месса окончилась неудачей, так как союзный договор против Испании не удалось согласовать.

Пощечина королевы

В июне 1598 года на заседании Тайного совета обсуждалась кандидатуры на замещение вакантной должности наместника Ирландии.
Елизавета I предложила кандидатуру Уильяма Ноллиса. Но очень честолюбивый 2-й граф Эссекс, которому Ноллис приходился родным дядей, не хотел терять такого сильного союзника при дворе и предложил назначить на эту должность сэра Джорджа Кэри (не путать со 2-м бароном Хансдоном!), который был сторонником Роберта Сесила, сильного противника Эссекса.
Это была неслыханная дерзость, и Эссекс получил от разгневанной королевы полноценную оплеуху.
Униженный Эссекс в ярости схватился за рукоятку меча, но граф Ноттингем остановил зарвавшегося молодого человека. Эссекс опомнился и отступил, но...
Существуют, по меньшей мере, два варианта продолжения этой сцены.
По одной версии, Эссекс, уходя, прокричал, что
"он не стерпел бы такое публичное оскорбление и унижение даже от самого короля Генриха Восьмого".
По другой версии, Эссекс крикнул королеве, что
"характер у неё такой же кривой, как и фигура".
Королева помирилась с Эссексом только в сентябре того же года во время болезни последнего.

Уильям Ноллис (1544-1632) - 1-й барон Бамбери 1603; дядя по матери 2-го графа Эссекса.
Роберт Сесил (1563-1612) - 1-й граф Солсбери 1605; английский государственный деятель.
Чарлз Говард (1536-1624) - 2-й барон Говард Эффингемский 1573; 1-й граф Ноттингем 1596; лорд-адмирал (Lord High Admiral).
Сэр Джордж Кэри (1541-1616) - двоюродный брат 2-го барона Хансдона; военный и политик.

Впечатления немецкого путешественника

Почти в то же самое время описание королевы Елизаветы I составил немецкий путешественник Пауль Хентцнер, который со своим подопечным путешествовал по европе и в сентябре 1598 года прибыл в Лондон. Резиденция королевы тогда располагалась во дворце Плаценция (Гринич палас), и Хентцнер сумел получить от лорда-камергера двора барона Хансдона разрешение посетить королевские апартаменты. Его провели в зал, где члены тайного Совета и другие знатные лица уже ожидали выхода Её Величества, которая должна была проследовать из внутренних покоев в часовню.
Перед самым полднем королевская охрана организовала широкий проход через толпу. И вот выход королевы начался:
"Сначала шли джентльмены, бароны, графы, рыцари ордена Подвязки... с непокрытыми головами".
Дальнейшее описание выхода королевы, сделанное Хентцнером, стоит передать своими словами, так как оригинал изобилует излишними подробностями.
Хентцнер далее пишет, что перед королевой обычно идёт Лорд великий камергер или лорд-хранитель Большой печати, которых по бокам сопровождают два графа, держащие в руках скипетр и меч. Хентцнер, к сожалению, не разобрал, кто на этот раз шёл перед королевой.
За королевой следовали придворные дамы, одетые по большей части в белые платья. Их с двух сторон охраняли 50 джентльменов-пенсионеров (почётный эскорт) с позолоченными алебардами.
Наибольшее внимание Хентцнер обратил, естественно, на Елизавету I, которая была
"очень величественной" и "статной",
её лицо
"белое, но морщинистое, глаза маленькие, однако чёрные и красивые, нос слегка изогнут; губы узкие, а зубы чёрные".
Голову королевы украшала небольшая золотая корона, лежавшая на рыжем парике, а на шее красовалось ожерелье из крупных драгоценных камней. Белое шёлковое платье королевы было отделано крупными жемчужинами, каждая из которых была размером с боб. Большой вырез платья демонстрировал грудь королевы, и Хентцнер пояснил, что подобные вырезы на платьях
"были у всех английских дам до замужества".
Заканчивая своё описание, Хентцнер пишет, что Елизавета I проходила через приёмный зал
"во всём своём величии; она весьма любезно беседовала то с одним, то с другим, либо с иностранным министром, либо с тем, кто прибыл по иным причинам, по-английски, по-французски и по-итальянски... всякий раз, когда она оборачивалась, проходя, все падали на колени".
Пауль Хентцнер (1558-1623) - немецкий юрист и путешественник.
Джордж Кэри (Carey, 1547-1603) - 2-й барон Хансдон 1596; военный и политический деятель; лорд-камергер королевского двора 1596.

Неудачная проповедь

Валлийский священник Энтони Радд (1548-1615) в 1594 году стал англиканским епископом святого Дэвида. С его проповедями в напечатанном виде знакомилась королева Елизавета I, и они ей очень нравились. Но в 1596 году Радд в присутствии королевы произнёс проповедь на тему:
"Я сказал, что вы Боги, но все вы умрёте как люди". (Псалом 81)
В этой проповеди Радд так сильно распространялся о старении и смерти, что после окончания чтения королева сказала епископу:
"Мистер Радд, вы отслужили хорошую заупокойную службу. Теперь я могу умереть, когда пожелаю".
Надежды Радда стать архиепископом Кентерберийским рухнули в один миг.

Несмотря на боль

В 1601 году Елизавета I стала страдать сначала от боли в правой руке, которые потом распространились почти на всю правую половину тела.
Пребывавший в то время иезуит Энтони Риверс писал, что когда королеву мучили сильные боли, она
"никого не пускала к себе на протяжении трёх или четырёх часов кряду".
Кроме того,
"с негодованием слушала о каком-либо увядании в себе и потому не признавала ни помощи, ни вмешательства, ни операции".

Но Елизавета I не могла примириться со своей болезнью и продолжала по возможности раз в два-три дня выезжать на охоту.
Граф Нортумберленд писал лорду Кобэму 6 августа 1601 года:
"Вечером в среду королеве стало нехорошо, но она ничего не желала знать и уже на следующий день гуляла в парке, чтобы никто ничего не заметил... В день отъезда Её Величество проехала верхом весь путь, который составлял десять миль, и также охотилась, а устала она или нет, оставляю на ваше суждение".
Генри Перси (1564-1632) - 3-й граф Нортумберленд и 3-й барон Перси с 1585.
Генри Брук (1564-1619) - 11-й барон Кобэм (Cobham) с 1597; зять 1-го графа Ноттингема.

Вспышки активности

В январе 1602 года Елизавета I принимала герцога Брачини, который прибыл в Лондон ещё на Рождество. Королева держала себя
"очень изящно; и, дабы показать, что она не так стара, какой её считают некоторые, она танцевала в его присутствии, исполняя и медленный танец, и гальярду".
В апреле того же года Англию посетил герцог Неверский, и Джон Чемберлен (?-1617) записал в дневнике, что
"королева благоволила к нему и даже оказала ему честь, станцевав в ним".
Вирджинио Орсини (1572-1615) - 2-й герцог Браччини.
Шарль де Невер (1580-1637) - он же Карл III Гонзага, герцог Неверский и Ретельский с 1595.
Но это были единичные всплески её активности. Все видели, что королева угасает, а однажды по Лондону разнёсся слух, что королева умерла. Когда Елизавета I узнала об этом, она прошептала:
"Умерла, но ещё не похоронена".


Последние дни

В последние дни жизни Елизаветы I за ней ухаживала юная Элизабет Саутуэлл (1583-1631), которая потом описала свои наблюдения за последними днями Елизаветы I. Однажды королева попросила "хорошее зеркало", и, увидев своё отражение, она вскричала, что она по-настоящему увидела себя впервые за двадцать лет. После чего
"всех, кто хвалили её и льстили ей, она выгнала из своей опочивальни".
Аналогичная запись есть и в мемуарах Джона Клэпема:
"Достоверно сообщают, что незадолго до смерти она испытала мрачное предчувствие по поводу своего возраста и увядания, увидев в зеркале своё лицо, впалое и морщинистое; она отнеслась к этому очень серьёзно, поняв после этого, как часто её оскорбляли льстецы".


Елизавета I: трудные и забавные моменты царствования королевы Англии. Часть V


© Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2021

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: