В.В. Маяковский: несколько зарисовок о жизни поэта и его окружения. Часть V


Анекдоты № 998 от 04.03.2021 г.




Особенности тройной семьи

В семье, состоявшей из Лили Брик, Осипа Брик и Владимира Маяковского, были сложности сексуального характера.
Осип был очень образованным и глубоко эрудированным человеком, и Лиля говорила, что она очень любит его. Но... считалось, что Осип был импотентом. Вот.
А Лиля была, хм..., скажем, нимфоманкой, и ей постоянно требовался мужчина. Маяковского она считала гениальным поэтом и хотела привязать музу поэта к своему имени.
Однако в сексуальном плане Лиля и Володя плохо подходили друг к другу из-за преждевременного семяизвержения последнего, носившего регулярный характер в их отношениях. Возможно, это происходило от чрезмерного перевозбуждения поэта к Лиле, но она утверждала, что
"он [Маяковский] был мукой в постели".
Лиля хотела жить вместе, втроём, с любимым Осей и обожаемым (и обожающим) Володей.
Это однако не мешало им заводить короткие романы на стороне, без ревности, и делиться впечатлениями от новых партнёров друг с другом.

Осип на службе в ЧК

В июне 1920 года Осип Брик поступил на работу в ЧК и стал уполномоченным 7-го отделения секретного отдела. Как он попал в ЧК – неизвестно, но ведь туда случайных людей не брали.
Борис Пастернак говорил, что было страшно слышать, как Лиля обыденным тоном говорит:
"Подождите, скоро будем ужинать, как только Ося [придёт] из ЧеКа".
Очень скоро на входной двери квартиры Бриков появилась эпиграмма:
"Вы думаете, здесь живёт Брик,
Исследователь языка?
Здесь живёт шпик
И следователь ЧК".
Некоторые считают, что эту эпиграмму сочинил Сергей Есенин.

Любовь без обид

Виктор Шкловский вспоминал, что однажды Лиля забыла в кафе свою сумочку, и Маяковский вернулся за ней.
Вроде бы ничего особенного, обычная галантность, но Лариса Рейснер, которая тогда положила глаз на Маяковского, с досадой (или иронией) сказала:
"Теперь вы будете таскать эту сумочку всю жизнь".
Маяковский мягко ответил:
"Я, Лариса, эту сумочку могу в зубах носить. В любви обиды нет".
Лариса Михайловна Рейснер (1895-1926) — журналистка, поэтесса, дипломат.
Виктор Борисович Шкловский (1893-1984) – русский советский писатель и литературовед.

В Берлине

Наконец, в 1922 году Брики с Маяковским оказались в Берлине. У Бриков там оказалось множество дел: Осип бегло говорил по-немецки, а также знал культуру и историю этой страны, Лилю интересовали магазины, музеи и танцульки. А что было делать в Берлине Маяковскому?
Поэт не знал ни одного иностранного языка, и, кроме того, Маяковского ничего не интересовало из того, что не касалось лично его или его творчества и работы.
Вот он и проводил большую часть своего времени за карточной игрой.
Лиля Брик вспоминала:
"Мечтала, как мы будем вместе осматривать чудеса искусства и техники, но посмотреть удалось мало. Подвернулся карточный партнер, русский, и Маяковский дни и ночи сидел в номере гостиницы и играл с ним в покер".
Лиле это вскоре надоело.

Эльза о Маяковском в Берлине

Вместе с ними в Берлине оказалась и Эльза, которая довольно подробно описала свои впечатления от пребывания Маяковского в Берлине:
"С Володей мы не поладили с самого начала, чуждались друг друга, не разговаривали. В гостинице, в его комнате, шел картёж. Володя был азартнейшим игроком, он играл постоянно и во что угодно, в карты, в маджонг, на биллиарде, в придумываемые им игры. До Берлина я знала Володю только таким, каким он был у меня, да ещё стихотворным, я знала его очень близко, ничего о нём не зная...
В Берлине я в первый раз жила с ним рядом, изо дня в день, и постоянные карты меня необычайно раздражали, так как я сама ни во что не играю и при одном виде карт начинаю мучительно скучать. Скоро я сняла две меблированные комнаты и выехала из гостиницы. На новоселье ко мне собралось много народа. Володя пришел с картами. Я попросила его не начинать игры. Володя хмуро и злобно ответил что-то о негостеприимстве. Слово за слово... Володя ушёл, поклявшись, что это навсегда, и расстроив весь вечер. Какой же он был тяжёлый, тяжёлый человек!"


Роман Якобсон

Это имя очень часто встречается в воспоминаниях о Маяковском. В Берлине проживали родителя Романа и его брат, но сам он очень редко приезжал в этот город.
Шкловский Горькому писал в то время:
"Роман кутит так, что даже жутко".
Действительно, Роман считал себя несчастным и сильно пил, но при этом он не терял ни своей работоспособности, ни интеллекта.
Бенгт Янгфельдт так характеризовал Якобсона:
"Роман был розовым, голубоглазым, один глаз косил; много пил, но сохранял ясную голову, только после десятой рюмки застёгивал пиджак не на ту пуговицу. Меня он поразил тем, что всё знал — и построение стиха Хлебникова, и старую чешскую литературу, и Рембо, и козни Керзона или Макдональда. Иногда он фантазировал, но если бы кто-либо попытался уличить его в неточности, улыбаясь, отвечал:
"Это было с моей стороны рабочей гипотезой".
Роман Осипович Якобсон (1896-1982) – известный лингвист и литературовед; друг Маяковского.
Велемир Хлебников (1885-1922) — настоящее имя Виктор Владимирович Хлебников; русский поэт и реформатор языка.
Жан Николя Артюр Рембо (1854-1891) — французский поэт.
Джордж Натаниел Керзон (1859-1825) — 1-й маркиз Керзон Кедлстонский; вице-король Индии 1899-1905; министр иностранных дел Великобритании 1919-1924.
Джеймс Ремси МакДональд (1866-1937) — премьер-министр Великобритании 1924 и 1929-1935.

История первого разрыва с Лилей

Маяковский и Брики вернулись в Москву в декабре 1922 года и отчитывались в Инхуке (Институт художественной культуры) о своих впечатлениях, демонстрируя репродукции (а иногда и оригиналы) таких современных художников как Пабло Пикассо, Георг Гросс и Фернан Леже.
В Политехническом музее Маяковский собирался прочитать две лекции: “Что делает Берлин?” и “Что делает Париж?”.
Зал был набит битком: люди сидели по двое на одном стуле, заполнили все проходы и даже сидели на краю сцены. На сцене за трибуной на стульях разместились друзья и знакомые Бриков и Маяковского, там же сидела и Лиля Брик.
Маяковского встретили громом аплодисментов, и он стал говорить о Берлине, но Лиля слушала его с недоумением. Маяковский не стал говорить о своих впечатлениях, а стал повторять то, что успел услышать от других. Ведь сам Володя все дни в Берлине играл в покер и почти не выходил из номера, только ненадолго в ресторан.
Лиля вспоминала:
"Сначала я слушала, недоумевая и огорчаясь. Потом стала прерывать его обидными, но, казалось мне, справедливыми замечаниями".
Маяковский стал оглядываться на Лилю, а присутствующие комсомольцы пытались заставить её замолчать, но безуспешно. Разразился скандал, во время которого Маяковский не сказал Лиле ни единого слова, а на второе отделение Лилю усадили в артистическую ложу.

Дома Лиля никак не могла уснуть от волнения и приняла большую дозу успокоительного.
Вечером к ней пришёл Маяковский и спросил, придёт ли она на его выступление о Париже. Лиля ответила отрицательно, и Маяковский спросил:
"Что же, не выступать?"
Лиля сухо ответила:
"Как хочешь".

Так как о Париже Маяковский мог рассказать значительно больше, чем о Берлине, он не стал отменять своё выступление, но из Лилиной критики он сделал кое-какие выводы.
Утром 28 декабря 1923 года между Володей и Лилей произошёл долгий и, видимо, трудный разговор.
Лиля вспоминала:
"Длинный у нас был разговор, молодой, тяжкий. Оба мы плакали".
Закончился разговор тем, что Лиля его прогнала.

Пабло Руис-и-Пикассо (1881-1973) — испанский и французский художник и скульптор.
Георг “Жорж” Эренфрид Гросс (1893-1959) — немецкий художник и карикатурист.
Жозеф Фернан Анри Леже (1881-1955) — французский художник и скульптор.

Странная persona

В 1924 голу Лиля опять поехала в Париж, где она провела около месяца, а 26 марта она из Кале на пароходе отправилась в Дувр, чтобы в тот же вечер снова оказаться в Кале. Лиля получила английскую визу в Москве ещё в июне 1923 года, но пограничный контроль в Дувре её не пропустил.
Дело было в том, что после посещения Англии в октябре 1922 года Лилю Брик объявили “persona non grata” из-за её очень близких отношений с коммунистическим агитатором Владимиром Маяковским. Секретный циркуляр об этом решении был разослан во все британские пункты паспортного контроля в Европе и в США. Вероятно, паспортная служба в Москве прошляпила этот запрет.
Тем не менее, Лиля вполне легально оказалась в Лондоне через три недели, и никто до сих пор не объяснил, как это могло произойти.

В.В. Маяковский: несколько зарисовок о жизни поэта и его окружения. Часть IV


(Продолжение следует)

© Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2021
abhoc@abhoc.com

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: