Собрание историй из жизни правителей государств


Анекдоты № 962 от 09.04.2020 г.




Данную подборку анекдотов я бы хотел открыть рядом цитат из работ М.Е. Салтыкова (Щедрина), которые хоть и не имеют отношения к заголовку, но звучат очень уж злободневно.
Впрочем, судите сами, уважаемые читатели.

На государевой службе

Михаил Евграфович Салтыков (Щедрин), находясь на государственной службе, неоднократно писал о неблагополучном положении в Российской Империи. Некоторые его замечания очень злободневно звучат и в наши дни.
В одной из служебных записок в 1856 году он писал:
"В России благотворное действие полиции почти незаметно; что касается её злоупотреблений и сопряжённых с всеобщим ущербом вмешательств в частные интересы, то они не только заметны, но оставляют по себе несомненно весьма вредное впечатление.
Всякий, кто не праздно жил в провинции и всматривался в окружающие явления, без труда поймёт справедливость этого замечания. В провинции существует не действие, а произвол полицейской власти, совершенно убеждённой, что не она существует для народа, а народ — для неё".
В другой записке, по словам Салтыкова, административная централизация обуславливает
"существование массы чиновников, чуждых населению и по духу, и по стремлениям, не связанных с ним никакими общими интересами, бессильных на добро, но в области зла являющихся страшною, разъедающею силой".
Далее Салтыков указывает на невозможность увеличением содержания улучшить состав чиновников . Михаил Евграфович пишет:
"Важно не содержание [денежное] — важен произвол, который следует, но нельзя обуздать, пока в государстве существует особый вид пролетариата, носящий официальное имя чиновничества...
Зло, производимое централизацией, есть то неведение народных нужд, в которое она погружает правительство. Рапорты о благополучии — необходимая принадлежность чиновничества, чуждого населению и равнодушного к его потребностям. Исключение делается только для тех предметов, которые, как известно чиновникам, обращают на себя внимание правительства. В отношении к этим предметам всё неблагополучно...
Пишутся донесения, от чтения которых становится страшно; подумаешь, что пробил последний час для государства. А ларчик открывается весьма просто — чиновнику нужно отличиться — он описывает всё, как ему хочется".


Бисмарк и певица

В 1865 году Бисмарк отправился на воды в Бад-Ишль. В то же самое время там отдыхала примадонна Берлинской оперы Паулина Лукка (1841-1908).
Во время одной из прогулок Бисмарк повстречал певицу, узнал её, поклонился и завязал беседу. Сопровождая певицу, Бисмарк дошёл с ней до мастерской фотографа, у которого Лукка хотела сниматься. Не останавливаясь у дверей, Бисмарк вместе с Луккой вошёл в помещение и продолжал беседу.
Тут из-за занавески вышел фотограф и попросил Бисмарка отойти от кресла с певицей, так как в противном случае
"объектив воспримет особу Его Превосходительства и поместит её на фотографии рядом с примадонной".
Бисмарк послушно отошёл, но Лукка, возвращая его, воскликнула:
"Ах, не уходите! Этот портрет предназначается для моего жениха; он будет так счастлив этой честью".
Бисмарк занял прежнее место, и так на свет появилась известная фотография, изображающая Бисмарка вместе с известной певицей, что породило немало слухов про их отношения.

Лишь один преступник

Однажды Николай I посетил тюрьму и стал расспрашивать заключённых о причинах, приведших их к нынешнему положению. Только один старик откровенно рассказал Государю о совершённом им убийстве, а остальные заключённые утверждали, что сидят в остроге только по подозрению.
Император промолвил, указывая на старика:
"Он один преступник, все остальные – честные люди. Так удалить его из общества честных людей".
Старик был помилован Государем.

Израилиты?

В 1782 году 42 жителя Пардубицкого округа объявили себя израилитами. Они заявляли, что веруют в единого Бога, но не признают над собой никаких религиозных законов.
Император Иосиф II поручил местному (Кёнигсграцкому) епископу и начальнику округа воздействовать на этих людей увещеваниями:
"Если же и после того они не откажутся от своего заявления, что они – израилиты, в таком случае с ними следует поступить по правилам Моисеева закона и обязать их немедленно совершить над собой обрезание, которое наверное окажется действеннее всяких дальнейших увещеваний. Если же они совершат обряд обрезания, то значит они евреи, и с ними надлежит поступить, как с евреями, т.е. считать их неспособными владеть земельной собственностью".
После проведённого расследования все эти “израилиты” объявили себя “деистами”, и всё равно не пожелали присоединиться к христианству. Тогда император повелел отправить их всех на военную границу, продать их недвижимое имущество и назначить опекунов для их детей, которых надлежит воспитать христианами.

Кёнигсграц – совр. Градец Кралове, Чехия.
Иосиф II (1741-1790) — император Священной Римской империи с 1765.

Наполеон I на охоте

Наполеон I был очень плохим стрелком; про него говорили, что он не попадёт из ружья в быка с тридцати шагов. Однако, став императором, Наполеон I стал регулярно ездить на охоту, считая это единственным развлечением, подобающим монарху, а также полезным для здоровья.
Однажды возле Фонтенбло собаки загнали оленя. Время шло, собаки уже выбились из сил, а императора всё не было видно. Егеря не знали, что им делать, так как не хотелось расстраивать императора, убив оленя, но и собак было жалко.
Один из охотников сказал, что видел императора, направлявшегося в сторону замка, и тогда старший егерь решил подстрелить оленя. Едва прогремел выстрел, как вдали показалась группа всадников, в которых признали императора со свитой.
Тогда старший егерь заявил, что император ничего не понимает в охоте. Он с помощниками залез в кусты и с помощью нескольких крепких веток установил оленя так, что тот казался живым. Собаки с лаем опять окружили “вставшего” оленя, подъехал Наполеон, слез с лошади и выстрелил из ружья по оленю.
Старший егерь с поклоном сказал:
"Государь, олень убит!"
Наполеон с гордостью ответил:
"Ещё бы, об этом не стоило и докладывать!"
После чего Император сел на коня и уехал в замок.

Своим выстрелом император убил лучшую собаку из охотничьей своры.

Бразильский император в Париже

Бразильский император Педру II в 1877 частным образом посетил Париж и влюбился в этот город.
Педру II мечтал встретиться и побеседовать с Виктором Гюго, и поручил своему адъютанту договориться о встрече с великим поэтом. Однако старый республиканец Гюго под разными предлогами уклонялся от встречи с императором. Но 17 мая, когда в Париже происходили волнения, связанные с попыткой Мак-Магона произвести государственный переворот, их первая встреча всё-таки состоялась.
Педру II прибыл в дом Гюго, и они целое утро провели за приятной беседой в кабинете поэта. При расставании Гюго подарил императору последнюю свою книгу “Искусство быть дедом” с надписью:
"Виктор Гюго – своему другу, дон Педру д’Алькантара".
Император в ответ прочитал некоторые стихи из этой книги, которые он знал наизусть.
Педру II ещё несколько раз навещал великого поэта, а при прощании Виктор Гюго сказал императору Бразилии:
"Мне и моим друзьям остаётся только пожелать, чтобы остальные государи не походили на Ваше Величество".
Педру II удивился, но Виктор Гюго пояснил:
"Оттого, что тогда мы не могли бы осуждать их, и они только замедлили бы время наступления эпохи всемирной республики".
Педру II ди Алькантара (1825-1891) - император Бразилии 1831-1889; 16.11.1889 отрёкся от престола после революции.
Мари Эдм Парис Морис, граф де Мак-Магон, герцог де Мажанта (1808-1893) — президент Франции 1873-1879.

Влияние императрицы

Императрица Евгения всячески ограждала императора Наполеона III от всякого постороннего влияния, особенно людей не принадлежавших к её лагерю. Особенно сильно её влияние возросло после итальянской войны, когда она оставалась временным регентом империи.
Больше всего она ненавидела министра Оливье и генерала Флёри.
Генерала Флёри она, в конце концов, удалила от двора, назначив его посланником в Петербург. При этом она сказала:
"Теперь у меня такое влияние на императора, что без моего согласия ничего случиться не может".
С началом франко-прусской войны Флёри попросил направить его в действующую армию, но императрица не позволила отозвать его из Петербурга.

Что касается Оливье, то императрица Евгения невзлюбила его практически с первого взгляда. Когда в 1866 году Оливье стал искать пути сближения с императором, тот велел ему приходить в Тюильри через маленькую дверь со стороны бассейна, чтобы случайно не вызвать гнева императрицы.
7 января 1867 года император даёт указание своему шталмейстеру:
"Во избежание возможной неприятности для Оливье, в случае обнаружения его посещений меня, скажите ему, пусть он приходит в Тюильри через маленькую дверь со стороны бассейна и говорит привратнику Феликсу, что идёт по приказанию графа... Ему нет необходимости называть своё имя".
Оливье Эмиль Оливье (1825-1913) — французский политик; будучи министром юстиции, фактически возглавлял кабинет министров с 27.12.1869 по 09.08.1870.
Эмиль Феликс Флёри (1815-1884) — генерал и первый императорский шталмейстер; посол Франции в Петербурге в 1869-1870.
Наполеон III (1808-1873) — Шарль Луи Наполеон Бонапарт; 1-й президент Французской республики 1848-1852; император французов 1852-1870.
Императрица Евгения (1826-1920) — Еухения Палафокс, графиня де Монтихо; 3-я императрица Франции.

Дела голландские

В 1843 году ярый бонапартист де Сент-Илер опубликовал в парижской газете “Le Siecle” любопытный очерк о взаимоотношениях между королевой Гортензией и Луи Бонапартом, королём тогда ещё Голландии.
Брак между Луи Бонапартом и Гортензией был заключён по прямому приказу Наполеона I, и никакой особой любви между супругами не было.
Был даже период, когда королевская черта ещё не разошлась, но супруги некоторое время жили раздельно.
И именно в это время стало известно, что Гортензия забеременела. Стал острый вопрос — от кого? В императорской семье разгорелся скандал. Луи Бонапарт стоял на том, что он тут не при чём.
Когда пошли слухи о том, что возможным отцом ребёнка является адмирал Вергуэль, Наполеон I потребовал развода королевской четы.
Императора успокоили, но надо было как-то сохранить лицо. С этой целью был разыгран целый спектакль. В покоях короля Голландии неожиданно вспыхнул пожар, а открытой оказалась только одна дверь, которая вела... Правильно, в покои королевы Гортензии. Почти голый Луи Бонапарт влетел в покои Гортензии и попал в её объятия. Говорят, что этой ночью король не смог вырваться из объятий жены, так что внешние приличия были соблюдены, и вскоре Гортензия родила "законного ребёнка", которому дали имя Шарль Луи Наполеон Бонапарт.
Кто же тогда знал, что этот ребёнок может стать новым повелителем французов?
Луи Бонапарт потом всячески протестовал против навязанного ему отцовства: он не послал Гортензии никакого подарка по случаю рождения ребёнка и никогда впоследствии не признавал его своим сыном.

Эмиль Марк де Сент-Илер (1790-1887) — французский писатель и журналист, часто подписывал свои статьи псевдонимом "Марко".
Людовик (Луи) Бонапарт (1778-1846) — король Голландии 1806-1810.
Гортензия Евгения Сесилия Бонапарт (1783-1837) — урождённая де Богарне, дочь Жозефины де Богарне; королева Голландии 1806-1810.
Карл Генрих Вергуэль (1764-1865) — голландский и французский адмирал; дипломат.
Газета “Le XIX-e Siecle” или просто “Siecle” (век, эпоха) существовала с 1836 по 1932 год.




© Виталий Киселев (Старый Ворчун), 2020

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: