Павел Петрович - наследник и император. Часть XII


Анекдоты № 934 от 29.12.2018 г.




Семейная сцена

Виолье с 1880 года служил при “малом дворе” великого князя инспектором кабинетов и галерей, а с воцарением Павла Петровича получил должность инспектора кабинета эстампов и миниатюр Зимнего дворца.
Однажды Виолье работал в комнатах Марии Фёдоровны, когда туда вошёл Павел Петрович. Виолье деликатно удалился, но сквозь неплотно прикрытые случайно двери наблюдал прелестную семейную сценку.
Император, ещё стоя в дверях, сказал жене:
"Я что-то несу тебе, мой ангел, что должно доставить тебе большое удовольствие".
Мария Фёдоровна отвечала:
"Что бы то ни было, я в том заранее уверена".
Оказалось, что Павел Петрович принёс своей жене чулки, которые были связаны в "воспитательном обществе благородных девиц", покровительницей которого была императрица.
Потом император поочерёдно брал на руки своих младших детей и затем начал с ними играть.

Анри Франсуа Габриель Виолье (1752/3-1829/1839) — архитектор и живописец из Швейцарии.

Тайный дипломат

Когда умирал граф Никита Иванович Панин, бывший в своё время воспитателем великого князя, Алопеус-старший тоже оказался среди людей, окружавших ложе почтенного аристократа.
Павел Петрович закрыл глаза покойнику и горько заплакал, а в это время Алопеус-старший стоял у окна и тоже горько плакал.
Великий князь заметил это, подошёл к Алопеусу, пожал ему руки и сказал:
"Сегодняшнего дня я вам не забуду".
Павел Петрович не забыл своего обещания, но при правлении матушки он ничего не мог сделать для Алопеуса официально. Тогда великий князь пустил в ход свои тайные связи, в том числе и масонские, для помощи своему протеже.
Сначала М.М. Алопеус занял должность начальника канцелярии у графа И.А. Остермана, а вскоре стал посланником в Эйтине (Eutin, т.е. правильнее Ойтин) при дворе Любекского епископа.
Перед отъездом в Ойтин Алопеус-старший получил тайную аудиенцию у великого князя. Павел Петрович принял М.М. Алопеуса, проникшего из предосторожности во дворец через заднюю дверь, в своём кабинете. Он уверял уезжающего Алопеуса в своём благорасположении, но приказал тому не разглашать их дружеских отношений, так как это может ему сильно повредить.
В 1795 году М.М. Алопеус перебрался в Берлин, где жил "путешественником", но на самом деле являлся неофициальным посланником Павла I при прусском дворе. Свою деятельность М.М. Алопеус проводил преимущественно по масонским каналам и много сделал для сближения России и Пруссии.
Должность официального посланника в Берлине М.М. Алопеус получил только в 1802 году и занимал её до 1807.
Его младший брат Д.М. Алопеус тоже стал посланником в Берлине в 1813 году и занимал эту должность до самой смерти.

Граф Никита Иванович Панин, 1718-1783.
Граф Максим Максимович Алопеус (1748-1822) — русский дипломат из финских шведов; на русской службе с 1783.
Граф Иван Андреевич Остерман (1725-1811) — русский государственный деятель и дипломат.
Граф Давид Максимович Алопеус (1769-1831) — русский дипломат, младший брат М.М. Алопеуса; на русской службе с 1789.

Три встречи с каретой Императора

Много анекдотических историй связано с повелением Павла I, чтобы жители столиц при встрече с каретой Императора выходили из своих экипажей. Мужчины должны были выходить прямо на мостовую, а дамам позволялось стоять на приступочке своего экипажа.
Однажды навстречу Императору ехала какая-то французская модистка. Заметив издали карету Государя, модистка закричала своему извозчику, чтобы тот остановился, но так как она плохо говорила по-русски, тот её не понял. Только приблизившись к карете Императора, извозчик понял, что говорила ему модистка, но он так очумел от страха, что стал погонять своих лошадей, чтобы скорее проехать опасное место.
Модистка же стучала кулачками по его спине и изо всех сил кричала:
"Sire! Ce n'est pas ma faute! Ce n'est pas ma faute!" ["Государь! Это не моя вина! Это не моя вина!"]
При виде подобной сцены Павел Петрович только расхохотался.
Москвич А.Н. Соковнин вспоминал, что однажды он ехал в экипаже с матушкой, когда люди закричали, что Государь едет. Лакей откинул приступочку, а матушка Соковнина бросилась вон из экипажа, но от страха уселась на приступочку и ни с места. Соковнин закричал матери, чтобы она позволила ему выйти на дорогу, но та его не слышала. Пришлось Соковнину перепрыгнуть через матушку прямо на мостовую.
К счастью, всё обошлось, так как это была пустая карета, но в сопровождении караула.

Андрей Николаевич Соковнин (1780-1852).
Другой случай тоже произошёл в Москве, когда возле Красных ворот некий преподаватель музыки и пения повстречал карету Императора. Преподаватель ехал на уроки и был щегольски одет, но так как его экипаж остановился посреди глубокой грязи, то преподавателю стало жалко пачкать свою одежду и обувь, так что он встал на приступочке по-дамски.
Павел Петрович счёл это за неуважение и приказал обвести несчастного преподавателя три раза вокруг Красных ворот. Так как прогулка совершалась по колено в грязи, то ни о каких уроках преподаватель больше не думал, уехал домой и слёг от нервного расстройства.

Неудачливые лакеи

Однажды Павел Петрович отдыхал в беседке Верхнего сада Петергофского парка. В это время два лакея захотели пройти через соседнюю калитку, которая оказалась заперта. Лакеи не заметили Императора и начали возмущаться.
Первый лакей грозно вопросил:
"Кто приказал её заложить?!"
Другой ответил:
"Кто же ещё, как не Государь! Ведь он во всё вмешивается!"
В пылу обсуждения деятельности Императора они добавили несколько не совсем литературных фраз, которые вывели Павла Петровича из себя.
Император набросился на лакеев и собственноручно поколотил их, как то частенько проделывал и его прадед.
Лакеев было велено отдать в солдаты, а гулять в Верхнем саду Павел Петрович запретил.

Не гляди в окно

После императорского запрета все калитка Верхнего сада были крепко заперты кроме одной, так как только через ту калитку можно было доставлять готовые блюда из кухни во дворец.
Но вот беда: эта дорожка проходила мимо окон княгини Гагариной, покои которой располагались на первом этаже дворца. Поэтому Павел Петрович приказал, чтобы люди, которые приносят приготовленные блюда, проходя мимо окон княгини Гагариной, поворачивали голову в другую сторону.

Княгиня Анна Петровна Гагарина (1777-1805) — урождённая светлейшая княжна Лопухина, последняя фаворитка Павла I.

Проступок офицера

Следующая история является чистейшей выдумкой и клеветой на убитого Императора, но многие мемуаристы описывали этот случай в своих книгах.
Некий офицер забрёл в Верхний сад и случайно (или не совсем случайно) посмотрел в окна княгини Гагариной.
Павел Петрович узнал об этом, взбесился и на разводе всячески придирался к этому офицеру, однако тот не дал Императору ни единого повода сделать замечание. Когда же офицер с эспантоном в руке подошёл к Императору для получения пароля, Павел I закричал на него:
"Как? Ты ещё смеешь дразнить меня?"
Император немедленно разжаловал офицера в солдаты и приказал отправить его так далеко, чтобы о нём больше не было ни слуху, ни духу.
Однако никто из мемуаристов так и не назвал ни фамилии этого офицера, ни его воинского звания, что позволяет сомневаться в достоверности приведённой истории.

Стойкость камердинера и гнев Императора

Павел Петрович вполне справедливо подозревал всех слуг и лакеев в воровстве, но поймать с поличным их удавалось очень редко.
Однажды Император прижал к стене одного камердинера и начал требовать от него, чтобы тот признался, что виноват. Камердинер пошёл в несознанку, но чем чаще камердинер спрашивал:
"В чём?" -
тем яростнее Павел Петрович наседал на него.
Наконец камердинер сдался и вскрикнул:
"Ну, да, виноват!"
Император сразу же отпустил его, улыбнулся и промолвил:
"Дурак! Разве ты не мог сказать этого тотчас же?"


Павел Петрович - наследник и император. Часть XI


(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: