Маски (masque): этюды об оригинальном жанре английского театра XVI-XVII веков. Часть II


Ворчалка № 928 от 15.06.2018 г.




За право сидеть в театре рядом с королём под балдахином часто разгорались споры между послами, и дело доходило иногда до дипломатических конфликтов.
В праздник Двенадцатой ночи (с 5 на 6 января) 1617 года на представление масок был приглашён и французский посол. Когда француз прибыл в театр, то увидел, что его опередил испанский посланник, который уже сидел под балдахином рядом с королём Джеймсом I (Яковом I). Тогда французский посол начал громко ругаться,
"что весь двор уже стал испанским, начал требовать немедленного доступа к Его Величеству, а потом стал перечислять прецеденты, доказывающие, что он имеет преимущество перед любым послом, особенно испанским".
Королю надоели подобные сцены, и когда ни французского, ни испанского посланников не было в Англии, он издал закон, запрещающий иностранным послам находиться рядом с Его Величеством под балдахином.
Для послов была сооружена отдельная ложа, справа от королевского места, оборудованная креслами, коврами и подушками.

Новые веяния в архитектуре театра вызвали вначале непонимание со стороны публики и привели к некоторым недоразумениям.
27 августа 1605 года в Оксфорде создали по итальянскому образу перспективную сцену и расположили королевское место в такой точке, с которой открывался наилучший вид. Однако подобное положение короля вызвало недовольство придворных, так как Его Величество теперь сидел на одном уровне со всеми зрителями, и его совершенно не было видно.
Граф Саффолк потребовал, чтобы кресло короля перенесли в середину зала, что и было сделано. Однако с нового места королю не только была плохо видна сцена, но и плохо слышно музыку и актёров, так что Джеймс I
“жаловался, что ему ничего не было слышно”.
Томас Говард (1561-1626) – 1-й граф Саффолк с 1603.

И это не был единичный случай в истории английского театра.
В театре Друри-Лейн ложи короля Георга III и регента, его сына Георга, располагались по разные стороны от сцены, так что зрители их очень хорошо видели, но Их Величествам было очень плохо видно сцену.
В Ковент-Гардене королевская ложа располагается посередине первой галереи, но с точки зрения акустики это очень неудачное место.

Георг III (1738-1820) – король с 1760; с 1811 года по причине слабоумия короля было учреждено регентство.
Георг IV (1762-1830) – принц-регент в 1811-1820; король с 1820.

Пожалуй, следует сказать несколько слов о том, как на сцене создавалась иллюзия перспективы.
Первый подобный театр начали строить в 1579 году в Виченце по проекту Андреа Палладио, а открылся он уже после смерти архитектора в 1585 году.
Зрительный зал в этом театре имеет форму полуовала (или полуэллипса), а нарисованные декорации расположены таким образом: от середины сцены к заднику размеры декораций становятся всё меньше, и они расположены по нескольким основным линиям перспективы. Этих линий не меньше пяти и в сочетании с овальной формой зрительного зала они позволяют почти всем зрителям наслаждаться зрелищем глубокой перспективы.
В Англии на форму зрительного зала особого внимания не обратили, и все прелести перспективы, образованной уменьшающимися декорациями, можно было наблюдать только из одной точки зрительного зала, куда и предполагалось поместить кресло короля.
Как мы только что видели, первая попытка ублажить короля чудесным зрелищем была пресечена его придворными.

Андреа Палладио (1508-1580) – великий итальянский архитектор.

Для уточнения придётся ещё сказать, что кресла короля и королевы располагались под балдахином на танцевальной площадке, которая непосредственно примыкала к сцене. Сцена предназначалась для мира богов и аллегорических фигур, а площадка для танцев относилась к миру двора.
С трёх сторон сцены располагались места для зрителей, а в двух боковых ложах во времена Джеймса I располагались Иниго Джонс и сэр Томас Эдмондс. За королевскими местами ещё две ложи были отведены для графини Арундел и некой маркизы, которая вместе с графиней и королевой тоже танцевала в масках.

Сэр Томас Эдмондс (Edmondes, 1563-1639) – дипломат, политик и финансист.
Алетея Говард (1585-1654) – жена Томаса Говарда (1586-1646), 21-го графа Арундела.

Введение перспективы на сцене вызвало сначала трудности непонимания происходящего. Многие зрители совершенно не воспринимали итальянские новшества и другую трактовку театральных условностей.
Венецианский посол Никколо Молини не увидел в подобном представлении ничего нового и удивительного и в послании дожу отметил, что маски были великолепны.
Известный английский дипломат и коллекционер Дадли Карлтон, напротив, оценил эти новшества крайне низко:
"Были морские коньки и другие ужасные рыбы... такое впечатление, что много рыб и нет воды. Наряды были богатые, но слишком лёгкие и похожие на куртизанок. Вместо визоров [полумасок] руки от локтя и лица были раскрашены чёрным... Французский посол Бомон поцеловал руку королевы, рискуя оставить чёрный след на губах".


Большое впечатление на зрителей производили различные устройства и машины, которые обогащали представление новыми возможностями.
Я написал "новыми"? Грешен, так как многие из подобных устройств уже были известны в древнем мире, потом прочно забыты, и только в эпоху Возрождения они опять появились на сцене.

Рассмотрим трёхгранный столб, который поворачивался вокруг своей оси, periaktoi.
В Древней Греции, а потом и в Риме, этот столбик использовался для обозначения жанра представления. Чтобы публика осознавала, что же именно она смотрит. На этом столбике были изображены весёлая маска для комедии, грустная (печальная) маска для трагедии и рогатая маска в венке из плюща для сатиры.
В эпоху Возрождения в Италии эти столбики стали использовать для быстрой смены некоторых элементов фона (декорации) и они производили сильное впечатление на зрителей. Действительно, одновременный поворот стоящих вплотную друг к другу ряда periaktoi мгновенно давал новое изображение.
Этот приём в конце XVI века стали использовать и в английском театре. Более того, подобный способ создания быстро меняющихся изображений и текстов широко используют в наши дни на рекламных стендах.

Более сложным механизмом на сцене театра была поворотная машина или machina versatilis, которая представляла собой закреплённый на оси круг с высокой перегородкой, разделявшей его пополам. С разных сторон этой перегородки размещались различные декорации, обозначавшие переход от сцены к сцене.
Такие машины применялись, например, в масках “Гименей” (1606) и в “Масках Королев” (1609).
В первом случае на поворотном круге размещался глобус с изображениями различных стран и открывал участников, сидевших на креслах.
Довольно сложная машина использовалась в “Масках Королев”: здесь на втором этаже Башни Славы располагалась большая площадка, где на троне в облаках восседала Добрая Слава. На круглой части площадки в середине действия появлялись 12 королев. Добрая Слава приветствует этих участников маски, среди которых танцевала и королева Анна Датская, При этом площадка поворачивается, трон исчезает и появляется внушительная пирамида, символизирующая монархию, которая создаёт гармоничное общество.

Анна Датская (1574-1619) – женя Джеймса I с 1589.

Интересно отметить, что Иниго Джонс использовал громадную machina versatilis во время похорон короля Джеймса I, которую он установил прямо в Вестминстерском соборе. Во время чтения проповеди машина поворачивалась и демонстрировала зрителям аллегорические фигуры, изображавшие добродетели короля, а также проходил показ гербов и флагов владений умершего монарха.

Чаще, однако, в Англии использовалась другая машина, scena ductilis, из-за своей простоты и дешевизны по сравнению с описанными выше устройствами. Эта машина представляла собой несколько расположенных друг за другом занавесей или панелей, каждую из которых можно было очень быстро и практически бесшумно удалять, являя зрителям другое место действия. Чаще всего занавесы убирались вбок с помощью троса, в одну сторону или в разные стороны.
Однако иногда для создания эффекта внезапности занавес сбрасывался прямо на пол, как это, например, делалось в “Масках Тьмы” Бена Джонсона.

Развитием этой технологии стала так называемая scene of relieve. Это были панели или занавесы, которые закрывали только часть сцены, что позволяло быстро менять часть декораций. Для создания эффекта объёмного пространства такие панели размещались на тёмном, или даже чёрном, фоне.

Маски (masque): этюды об оригинальном жанре английского театра XVI-XVII веков. Часть I

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: