Пётр Александрович Валуев: страницы из жизни министра внутренних дел Российской Империи. Часть V


Ворчалка № 920 от 11.03.2018 г.




9 июня 1862 г.

"Вечером были Тимашев, Неелов и Потапов. Разные следственные комиссии работают медленно. В комиссии воскресных школ был допрашиваем арестованный шт[абс]-кап[итан] Ушаков (16 стрелковый батальон, посещавший инженерную академию). Он дерзкий атеист и с цинизмом высказал, что считает себя более полезным человеческому роду, чем Спаситель. В комиссии о поджогах обнаружено, что Апраксин двор зажжён 12-летним мальчиком, которому один студент Медико-хирургической академии обещал за то 20 руб. Звание студента определено описанием мундира. Мальчик признал этого студента в лице арестованного за несколько дней пред сим по другому поводу (революционная пропаганда) студента Мультановского. Расследование ещё не окончено.
По комиссии политической (кн[язя] Голицына) продолжаются арестования. В бумагах арестованной гувернантки Павловой, принадлежавшей к clique Блюммер и Co, найдена следующая характеристичная заметка:
"28 мая Пожар. В пожарах есть что-то поэтическое и утешительное. Они уравнивают состояния".
Александр Егорович Тимашев (1818-1893) — генерал-адъютант, генерал-от-кавалерии; начальник штаба Корпуса жандармов и управляющий III отделением 1856-1861; министр внутренних дел 1868-1878.
Дмитрий Дмитриевич Неелов (1812-1890) — сенатор; директор Департамента сельского хозяйства Министерства государственных имуществ.
Александр Львович Потапов (1818-1886) — генерал-адъютант; начальник штаба корпуса жандармов и управляющий III отделением 1861-1864.
В июне 1862 г. по инициативе Валуева была создана особая комиссия о воскресных школах. В её задачу входило ознакомление с деятельностью распорядителей и преподавателей Самсониевской и Введенской воскресных школ в Петербурге, в которых
"преподается учение, направленное к потрясению религиозных верований, к распространению социалистических понятий о праве собственности и к возмущению против правительства".
Обе школы были закрыты, за прочими воскресными школами был установлен “действительный и непрерывный” контроль. Комиссия, по мнению Валуева, также должна была
"рассмотреть общий вопрос о могущей встретиться надобности в коренном преобразовании воскресных школ".

Поручик 16-го стрелкового батальона Я.А. Ушаков был арестован в 1862 г. за участие в революционной деятельности, как указывалось в следственных материалах,
"под предлогом обучения фабричных работников грамоте, старался сближаться с ними и, приглашая некоторых к себе на квартиру, вселял в них преступные против правительства мысли... дерзко выражался о священной особе Государя Императора и порицал правительство".
Как отмечалось далее в следственном деле, Ушаков читал рабочим “Колокол”, распространял прокламации “Молодая Россия” и “Подвиг офицера Варшавской телеграфной станции Александрова”.
Подвиг Александрова якобы заключался в том, что им была сознательно искажена телеграмма Александра II о применении оружия по отношению к демонстрантам. Вместо указания на необходимость применения оружия, в измененном Александровым тексте содержался приказ не применять оружия.
Поручик А.Я. Ушаков был осужден военным судом к смертной казни. По конфирмации приговора Александром II 21 февраля 1863 г. казнь была заменена 4 годами каторжных работ на сибирских заводах.
Яков Афанасьевич Ушаков (1841-1913) — в 1871 году ему были возвращены права дворянства; сделал удивительную карьеру от мирового судьи до выборного члена Государственного совета Российской империи от дворянства (1906).
29 мая 1862 г. Александр II одобрил предложение князя В.А. Долгорукова, П.А. Валуева и петербургского военного генерал-губернатора князя А.А. Суворова об учреждении Особого временного комитета под председательством генерал-адъютанта Н.В. Зиновьева. Целью создания комитета было
"приведение в известность понесенных городом от сих пожаров потерь, и также для немедленного изыскания и определения чрезвычайных мер, наиболее действительных к охранению безопасности столицы".
Кроме того, с 24 мая 1862 г. существовала комиссия о поджогах при петербургском военном генерал-губернаторе. Председателем её был генерал-адъютант П. П. Ланской.
Князь Александр Аркадьевич Суворов (1804-1882) — генерал-адъютант; член Государственного совета; генерал-губернатор Петербурга 1861-1866.
Николай Васильевич Зиновьев (1801-1882) - генерал-адъютант; в 1862 председатель Особого временного комитета о пожарах.
Пётр Петрович Ланской (1799-1877) — генерал-адъютант, генерал-от-кавалерии; второй муж Натальи Николаевны Гончаровой.
Утверждение Валуева об обвинении студента Медико-хирургической академии Помпея Яковлевича Мультановского не подтверждается материалами следственного дела. В материалах комиссии о пожарах действительно имеется указание об обвинении Мультановского в организации поджога. Так, в записи за 9 июня 1862 г. говорится, что
"в комиссию о пожаре доставленный из полиции 10-летний мальчик, сын отставного рядового Кавалергардского полка Ненастьева, Пимен Павлов при допросе в комиссии показал, что он в сообществе с другим мальчиком Якимкою по уговору студента Медико-хирургической академии Николаева, давшего им 10 коп. на масло и обещавшего после заплатить им за поджог по 20 руб., признанного Пименом в студенте Мультановском, содержащемся в крепости под арестом, кажется, по делу о воскресных школах, зажгли в Духов день Апраксин двор рогожею, облитою маслом, положенною в открытом сарае рынка".
Однако, по-видимому, это обвинение было отвергнуто, так как оно не нашло дальнейшего отражения в следственном деле. Об этом говорит также и тот факт, что Мультановский не подвергся никакому наказанию. 4 июня 1862 г., будучи арестован “по делу печатания и распространения противоправительственных воззваний”, он содержался до февраля 1863 г в Петропавловской крепости, а затем был освобожден, находясь лишь под негласным полицейским надзором.
Помпей Яковлевич Мультановский (1839-1897) — хирург, доктор медицины.
Елизавета Константиновна Павлова, служившая гувернанткой в семье чиновника Полторанова, была арестована 29 мая 1862 г. по доносу унтер-офицера лейб-гвардии Уланского полка А. Николаева о принадлежности её “к злоумышленному тайному обществу”. Как сообщал Николаев, Павлова
"преимущественно наводила разговор на неудовольствие многих на нынешнее правительство, высказывая при этом, что для уничтожения царствующего дома составилось даже огромное общество, состав которого определяла до 60 000 человек".
В бумагах Павловой, отобранных при аресте, находится следующая запись:
"Пожар имеет в себе что-то революционное. Он смеётся над собственностью, нивелирует состояние".
По решению следственной комиссии Павлова “как весьма вредная личность” была сослана в Холмогорский Успенский женский монастырь Архангельской губернии, затем она проживала под надзором полиции в г. Архангельске, а с 1866 - в Тамбове. С 1870 ей разрешено было постоянное жительство в Петербурге.
Необходимо отметить, что жена чиновника Полторанова, в семье которого жила Павлова, также привлекалась по обвинению в революционной деятельности, хотя обвинение в принадлежности её к “тайному обществу” осталось недоказанным и она была лишь подвергнута “бдительному полицейскому наблюдению”.
Антонина Петровна Блюммер (1836-1916) — революционерка, арестована в мае 1862.
Леонид Петрович Блюммер (1840-1888) — писатель и журналист; в 1861-1865 сблизился с Герценом; потом раскаялся и вернулся в Россию.

17 июня 1862 г.

"Вчера получено известие о том, что неизвестный убийца ранил гр[афа] Лидерса выстрелом из пистолета в Саксонском саду. Пуля прошла навылет из задней части шеи в нижнюю челюсть. Рана не опасна, по словам телеграфа, но в лета Лидерса я этим не успокаиваюсь. Замечательно, что полиция не могла схватить злодея. Никаких других подробностей не знаем. Вел[икий] кн[язь] ген[ерал]-адмирал решился ехать 19-го числа. Это происшествие здесь смутило многих.
Готовы уже считать ошибкою всё то, что в последнее время сделано, и назначение вел[икого] князя, и назначение Велёпольского, и упразднение Варшавского ген[ерал]-губернаторства. Как будто от одной пули одного убийцы могло зависеть разрешение подобных вопросов".
Граф Александр Николаевич Лидерс (1790-1874) — генерал-адъютант; в 1861-1862 наместник Царства Польского и главнокомандующий 1-й армией; с 1862 член Государственного совета.
Великий князь Константин Николаевич (1827-1892) — второй сын Николая I; адмирал с 1855; генерал-адмирал с 1860; председатель Государственного совета в 1865-1881.
Маркиз Александр Велёпольский (1803-1877) - в 1861 член Совета управления и министр народного просвещения и вероисповедания; начальник гражданской администрации и вице-председатель Государственного совета Царства Польского в 1862-1863.

18 июня 1862 г.

"Мне порою приходит на мысль: не погибли ли мы окончательно? Не порешена ли судьба Российской Империи? При таком разладе управления, при таком отсутствии людей, мыслящих более или менее одинаково и действующих заодно, возможно ли предупредить распадение Отечества на части? Неужели я призван только к тому, чтобы быть свидетелем его последних содроганий, или, может быть, подать ему законный приём мускуса перед кончиною, т.е. перед разложением в новые жизненные формы? Стараюсь не упадать духом, крепиться и продолжать борьбу".


22 июня 1862 г.

"Ночью получена была из Варшавы депеша, извещающая о покушении на жизнь вел[икого] князя. При выходе из театра в 9 ½ часа вечера, в то время, когда вел[икий] князь садился в коляску, к нему подошел неизвестный человек и выстрелил в него в упор из пистолета.
"Бог спас",—
как замечает сам вел[икий] князь в депеше. Пуля пробила платье, но только поцарапала и оконтузила ключицу. Убийца тотчас схвачен, но его имя и звание пока не известны. Это известие, конечно, произвело сильное впечатление, Государь им, видимо, поражён, нахожу его благоприятным. При подобном исходе можно, во-первых, уповать на дальнейшее покровительство Божие, столь явно в настоящем случае обнаружившееся и никогда не знаменующее себя тщетно в столь явных чертах, и, во-вторых, можно рассчитывать на впечатление, которое должно быть произведено на всех честных и порядочных людей в Царстве столь гнусным злодейством, совершённым вслед за прибытием вел[икого] князя и вел[икой] княгини в Варшаву и вслед за другим злодейским покушением на жизнь гр[афа] Лидерса".


23 июня 1862 г.

"Убийцу вел[икого] князя зовут Ярошинским. Он портной-подмастерье. Кн[язь] Долгоруков говорил мне сегодня, что в Варшаве арестовано много лиц и что, по-видимому, подтверждается известие, полученное несколько недель тому назад, об отправлении революционною партиею в Варшаву целой шайки убийц".


26 июня 1862 г.

"Утром в городе. Комитет министров. Кн[язь] Долгоруков говорит, что движение красных в Варшаве усиливается. Вечером был Грейг. Передал мне подробности о покушении на жизнь вел[икого] князя, слышанные от приехавшего из Варшавы его шурина кн[язя] Ухтомского, который был в коляске с вел[иким] князем во время этого покушения. При допросе убийца отвечал с величайшим хладнокровием, что хотел убить наместника и что они, т.е. поляки, решились на то, чтобы убивать всех наместников, которых к ним будут посылать".
Самуил Алексеевич Грейг (1827-1887) — генерал-адъютант; полный генерал.
Князь Эспер Алексеевич Ухтомский (1834-1885) - морской офицер; адъютант великого князя Константина Николаевича.

29 июня 1862 г.

"Он [Александр II] повторил однажды уже сказанное, что противится установлению конституции
"не потому, что он дорожит своим авторитетом, но потому, что убеждён, что это принесло бы несчастье России и привело бы к её распаду".


2 августа 1862 г.

"Утром в Петергофе по железной дороге...
Успел вернуться домой и переодеться для аудиенции японских послов. Три главные фигуры, бывшие впереди (вероятно, два посла и приданный им по обычаю Японии шпион или агент тамошнего 3-го отделения), произвели на меня каждый различное впечатление. Старший и главный дикарь pur sang [чистокровный], второй (вероятно, шпион) дикарь с примесью хитрости и злой увертливости полуцивилизации, третий, младший дикарь по закону, уже готовый перестать быть дикарем по вкусу.
Присутствовали, кроме Государя и Государыни Императрицы, вел[икие] кн[яжны] Екатерина Михайловна и Александра Петровна, вел[икий] кн[язь] Николай Николаевич и т.д."
Екатерина Михайловна (1827-1894) — великая княжна, дочь великого князя Михаила Павловича (1798-1849); с 1851 герцогиня Мекленбург-Стрелицкая.
Александра Петровна (1838-1900) — великая княгиня, с 1856 жена великого князя Николая Николаевича Старшего.
Николай Николаевич Старший (1831-1891) - великий князь; третий сын Николая I; генерал-фельдмаршал; последний (25-й) кавалер ордена св. Георгия 1-го класса (за взятие Плевны).

1 сентября 1862 г.

"Во время моего отсутствия Государь ездил в Тверь и Москву. В Твери был блистательный прием со стороны офицеров; дворянство же brille par son absence [блистало своим отсутствием] и губернатор гр[аф] Баранов n'a pas su dissimuler le fait [не сумел скрыть этого факта].
В Москве восторженный прием со стороны народа. От дворянства были, по крайней мере, все предводители".
Граф Павел Трофимович Баранов (1814-1864) — генерал-майор, тверской губернатор 1857-1862.

10 ноября 1862 г.

"Вечером в итальянской опере. "La forza del destino" ["Сила судьбы"]. Она заключается в том, что все умирают, большею частью по два раза каждый. Впрочем, представление было хорошо. Тамберлик, Грациани, m-me Nantier и m-me Barbot очень старались".
"Сила судьбы" - премьера оперы Джузеппе Верди в 4-х актах.

26 декабря 1862 г.

"Вечером на небольшом бале у Их Императорских Величеств. Длинный разговор о железных дорогах между Императрицей, Мейендорфом, гр[афом] Бобринским и мною. Гр[аф] Бобринский с особою похвалою отзывался о Рейтерне. Оп, между прочим, сказал Её Величеству:
"Чем чаще я встречаю и слушаю министра финансов, тем больше я восхищаюсь его благоразумием. Со времен гр. Канкрина у нас не было никого, кто бы был так силен, как он, в области финансов".
Правда, что со времен Канкрина никого путного и не было".
Граф Алексей Павлович Бобринский(1826-1890) — генерал-лейтенант; министр путей сообщения 1871-1874.
Барон Егор Фёдорович Мейендорф (1794-1879) — генерал-адъютант; генерал-от-кавалерии; член комитета об устройстве быта Лифляндских крестьян.
Михаил Христофорович Рейтерн (1820-1890) — министр финансов 1862-1878; председатель Комитета министров 1881-1886.
Граф Егор Францевич Канкрин (1774-1845) - министр финансов 1827-1844.
В 1868 году Валуев добавил к этой записи такое примечание:
"К сожалению, гр[аф] Бобринский имел особый повод хвалить министра финансов, помимо его бесспорных достоинств. Гр[афу] Бобринскому, как сахароварному заводчику, дана ссуда в 3 милл[иона]. Её следовало дать для поддержания заводов, но не всегда делается, что следовало".


Просматривая в 1868 году свои дневниковые записи за 1861 и 1862 годы, Валуев делает нелестный вывод о деятельности имперской администрации:
"Из предшедшего видно, как мало предусматривались при наступлении 1863 года события, которые должны были ознаменовать самый первый месяц этого года. Из Царства Польского не получалось никаких предуведомлений о готовившихся смутах. Даже не было вообще подробных известий о том, что делало, предполагало или думало местное управление. Киевский ген[ерал]-губернатор помышлял о "масляничных ветках". Виленский после проектированного им гарибальдийского манифеста довольствовался перепискою на общеизвестные темы народных училищ, положения православной церкви, пропаганды латинских ксёндзов, соотношения разных элементов населения и т.п., как будто всё это только что было вновь изобретено или открыто в Западном крае. Наша полиция знала по обыкновению мало и выведывала плохо. Как будто настало вообще обычное перед бурею затишье. Буря была близко".


Пётр Александрович Валуев: страницы из жизни министра внутренних дел Российской Империи. Часть IV

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: