В поисках Terra Australis. Часть IV. Второе плавание Менданьи: борьба за организацию новой экспедиции


Ворчалка № 895 от 23.04.2017 г.




Итак, Альваро Менданья вернулся из своего первого плавания в поисках неведомых земель в 1569 году и сразу же начал хлопотать об организации новой экспедиции к Соломоновым островам, однако следующая экспедиция под его командованием вышла в море только в 1595 году. Что же задержало Менданью на четверть века?

Начнём с того, что Менданья не нашёл ни золота (или хотя бы серебра), ни новых обширных и плодородных земель. Несколько клочков суши пока не представляли для испанской короны никакого интереса. Испанцам с трудом удавалось осваивать Новый Свет, так как для разработки столь обширных территорий им элементарно не хватало людей. Но в Новом Свете, по крайней мере, хоть были и золото, и серебро, и в огромном количестве.

Что же могла предложить короне неведомая Terra Australis, кроме расходов на её поиски и освоение новых земель? Гарантий на успех, то есть на обнаружение значительных месторождений золота и серебра никто дать не мог, а рассказы Менданьи о том, что на Южном материке по рассказам дикарей и древних учёных должны быть несметные богатства воспринимались в Мадриде со скепсисом.

Кроме того, обострилась ситуация и в самом Старом Свете, в Европе.
В 1566 году восстали Нидерланды, и для подавления бунта требовались огромные силы и средства. Обострялись отношения с Англией и Францией, постоянно нависала угроза как со стороны Турции, так и других мусульманских государств Северной Африки.

Подпортили репутацию Менданьи и доклады, которые разослал в Лиму и в Мадрид обиженный на него Педро Сармиенто де Гамбоа.
Сармиенто вполне обоснованно писал, что Менданья отклонился от курса, которым следовал к Южному материку Тупак-Юпанки, а кроме того Менданья не сумел должным образом исследовать открытые им новые земли — так называемые Соломоновы острова, - на которых не было найдено никаких следов ни золота, ни серебра, ни драгоценных камней.

Самое любопытное заключалось в том, что в XIX веке на Соломоновых островах были обнаружены довольно приличные залежи руд, содержащих и золото, и серебро, из которых стали добывать драгоценные металлы в значительных количествах.
Но я немного отвлёкся...
Поэтому понятно, что в Мадриде проигнорировали предложение Менданьи об организации следующей экспедиции для поиска и освоения новых земель в Южном полушарии.

Хлопоты Менданьи в Лиме встретили отпор со стороны нового вице-короля Перу дона Франсиско де Толедо, который видел свою главную задачу в организации бесперебойного поступления золота и серебра в Испанию, причём, в максимально возможных количествах. Напомню, что сопротивление инков к этому времени ещё не было окончательно сломлено, и для установления порядка в стране дону Толедо постоянно требовались солдаты, так что каждый человек был на счету.

Сармиенто, вернувшийся вскоре после Менданьи в Лиму, доложил вице-королю своё мнение об итогах экспедиции, в которой он лично участвовал, и тем окончательно похоронил идею об организации новой экспедиции. Дон Толедо больше не желал выслушивать бредни Менданьи, этого “фантазёра и выскочку”, о богатствах неоткрытой земли и открытых островов.
Сармиенто же в дальнейшем играл довольно важную роль в колонизации не только Перу, но и всей Южной Америки, а также занимался сбором материалов по истории государства инков.

Менданья и не думал опускать руки: он разработал новый план предстоящей экспедиции. Ну и что, что там (пока) не обнаружено золото? Открытый им архипелаг следует превратить в опорную базу, которая позволит совершать новые плавания и открытия в южных морях.
Для этого туда следует отправить новую экспедицию, на нескольких кораблях, которые доставят на Соломоновы острова несколько сот людей, желательно с женщинами и детьми. На островах потребуются строители и плотники, лесорубы и земледельцы, а также специалисты по различным основным ремёслам.
Колонизацию Соломоновых островов следует начинать с Гуадалканала и Сан-Кристобаля. Переселенцы расчистят джунгли и разобьют плантации для выращивания основных сельскохозяйственных культур. По мере развития хозяйства будут закладываться новые поселения, так что освоенный архипелаг станет прекрасной базой для новых плаваний.

План, конечно, был хорош, но понимал ли сам Менданья, что для его осуществления потребуются не только немалые средства, но и значительное время? Или такие пустяки первооткрывателей мало волнуют?
Во всяком случае, вице-король даже не стал вникать в подробности этого экстравагантного плана, и Менданья решил поехать в Испанию, чтобы найти у короля Филиппа II столь необходимую ему поддержку для организации дальнейших плаваний в поисках Terra Australis.
Получается, что он решил обратиться к королю через голову своего непосредственного начальника. Скоро мы увидим, что из этого получится.

В 1574 году Менданья отправился в Испанию и попытался заинтересовать кого-нибудь из влиятельных лиц своим проектом, но первые его шаги не принесли ожидаемого успеха. Но тут на его счастье в Испанию вернулся из командировки его дядюшка, Лопе Гарсиа де Кастро, который теперь был членом Совета по делам Индий и считался там одним из самых опытных членов.
Дядюшка Гарсиа сделал казалось бы невозможное — он добился для Менданьи аудиенции у короля Филиппа II, во время которой тот вручил монарху свой план колонизации Соломоновых островов.

Далее произошло нечто удивительное, потому что король вроде бы заинтересовался этим проектом и в начале 1576 года Филипп II подписывает указ, которым предписывается Менданье заселить открытые им острова колонистами, желательно испанскими, и превратить их в испанскую военно-морскую базу в Южном полушарии.
(В Северном полушарии подобную роль играли Филиппинские острова.)
Менданья мог набирать в Перу команды для кораблей, войска и поселенцев, а на Соломоновых островах он назначался губернатором осваиваемых земель. Вице-король Перу согласно этому же указу был обязан предоставить Менданье корабли и деньги — на основание колонии Филипп II выделил 10 000 дукатов.

Приведу сразу ещё несколько подробностей о содержании этого королевского указа. Менданья должен был доставить на Соломоновы острова пятьсот человек, причём не менее пятидесяти из них должны были быть с семьями, и основать на островах на первых порах три поселения. В качестве губернатора новых территорий Менданья получал право чеканки собственной монеты, а также право нанимать в Перу (за отдельную плату, разумеется) рабочую силу и поставлять её на острова.
Разговоры о том, что Филипп II якобы обещал Менданье в случае успеха его экспедиции титул маркиза или даже присвоил ему данный титул являются чистым вымыслом.

Почему же смог появиться на свет подобный королевский указ? Неужели Филиппа II мог заинтересовать столь авантюрный и не сулящий быстрых доходов проект? Скорее всего дело было в том, что в самом начале 1576 года скончался дон Гарсиа де Кастро, и король захотел хоть таким образом вознаградить своего верного слугу, так как собственных детей у дона Гарсии не было.
Возможно, что организации этой экспедиции способствовали и донесения испанской разведки, получившей сведения о возможном проникновении англичан в акваторию Тихого океана, которые якобы собирались там основать свои опорные пункты.

Преисполненный самых радужных надежд, Менданья в начале 1577 года прибыл в Панаму, где его ожидал весьма неприятный сюрприз. Кстати, губернатор Панамы находился в непосредственном подчинении у вице-короля Перу.
У губернатора Панамы дона Лоарте были какие-то старые счёты с доном Гарсиа де Кастро, но когда он узнал о смерти своего старого врага, то решил отыграться на его племяннике: он под надуманным предлогом арестовал Менданью и на несколько дней поместил его в кутузку вместе с рабами.
[Габриэль де Лоарте (1530-1578) - королевский губернатор Панамы в 1573-1578 гг.]

Это было страшным оскорблением для высокородного идальго, но дон Лоарте именно этого и добивался и постарался, чтобы данный инцидент получил как можно более широкую известность. Правда, через пару дней Менданью выпустили из этой тюрьмы и поместили под домашний арест, но дело было сделано.
Поговаривали, что к этому мероприятию приложил руку и вице-король Франсиско де Толедо, но это так, слухи, доказательств-то никаких не было.
Продержав Менданью под арестом ещё несколько дней, Лоарте отпустил его в Перу.

В Лиме дон Толедо встретил Менданью отнюдь не с распростёртыми объятьями. Вице-король Перу открыто не выступал против королевского предписания, упаси Бог, но он успешно применил тактику проволочек.
Дон Толедо был готов хоть сразу выделить корабли, начать поиск людей и закупку необходимых припасов, но на всё это требуются деньги, которых Менданья не удосужился привезти. А в перуанской казне лишних средств на подобные траты пока нет, так как все полученные деньги отправляются в Испанию. Придётся Менданье немного подождать, пока наберётся требуемая сумма.

Дальше — больше. То нет одного, то не хватает другого, да и инки в Перу ведёт себя как-то подозрительно, а ведь первейшей обязанностью вице-короля является поддержание порядка на подконтрольных территориях, освоение новых земель и, главное, обеспечение поступления драгоценных металлов в метрополию в максимально возможных объёмах.
За срыв поставок золота и серебра вице-короля по головке не погладят, а от других мелких провинностей всегда можно отговориться.

Больше года мурыжил Толедо нашего мореплавателя своими оттяжками, ссылаясь на объективные причины, но при этом оставаясь в рамках вежливости и приличий. Когда же выведенный из терпения Менданья пожаловался через голову вице-короля в Мадрид, тот вскоре узнал об этом. То ли жалоба Менданьи была перехвачена людьми вице-короля, то ли из Мадрида друзья Толедо сообщили ему об этом письме, неважно, но дон Франсиско де Толедо был выведен из себя.

Вице-король обвинил Менданью в клевете (на представителя самого короля в Перу!), приказал арестовать его и посадил в тюрьму. Ответа из Мадрида на злополучную жалобу так и не последовало, так что на этот раз Менданья провёл в заключении несколько месяцев и вышел на свободу уже надломленным человеком. Он понял, что пока Толедо остаётся вице-королём Перу, о новой экспедиции к Соломоновым островам можно даже и не мечтать.
Менданья удалился в своё поместье и стал вести жизнь частного человека.

Наконец, в 1581 году правление дона Франсиско де Толедо закончилось, и новым вице-королём Перу был назначен дон Мартин Энрикес де Альманса (1510-1583), который с 1568 года занимал должность вице-короля Новой Испании и проявил там себя наилучшим образом. Поэтому король Филипп II и назначил Альмансу на престижную должность вице-короля Перу вместо обвинённого в финансовых злоупотреблениях Толедо.
Франсиско де Толедо был арестован ещё в Лиме присланными из Испании эмиссарами, доставлен в 1581 году на родину, где и умер в 1584 году, находясь под арестом.
Высказывалось предположение о том, что арест дона Толедо был инспирирован иезуитами, чей колледж в Лиме вице-король закрыл в 1579 году.

В поисках Terra Australis. Часть III. Первое плаванье Менданьи (окончание)

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: