Коррида: заметки об истории национального искусства Испании до середины XIX века. Часть II


Ворчалка № 892 от 02.04.2017 г.




Коррида долго оставалась развлечением, в основном, высших сословий, в котором другие жители Испании были только зрителями. Такое положение вещей сохранялось до 1700 года, когда на испанский престол взошли Бурбоны.

Первый испанский король из династии Бурбонов, Филипп V, презирал испанцев с их варварскими забавами и не выносил вида корриды. Однако, сознавая шаткость своего положения, не пытался запретить этот обычай, чтобы не вызвать общенародного возмущения. Король лишь запретил участие в корридах конных рыцарей, что сделало участие в корридах высших сословий проблематичным и непрестижным.
Теперь вслед за монархом стала ослабевать любовь к корриде у придворных и высших аристократов.

Филипп V (1683-1746) стал королём Испании в 1700 году, а до этого был просто Филиппом, герцогом Анжуйским; основатель испанской линии Бурбонов.

Если любовь к корриде стала ослабевать в верхних слоях испанского общества, то в низах наблюдалась обратная картина, и это тревожило власти. В 1741 году министр Кампильо представил королю меморандум, в котором очень огорчался одним обстоятельством: ему сообщили, что в Сарагосе простолюдины готовы заложить последнюю рубашку, только бы попасть на бой быков.

Хосе де Кампильо-и-Коссио (1693-1744) - испанский писатель и государственный деятель в ранге министра.

Следующий король Испании, Фердинанд VI, вроде бы ничем не прославился в деле борьбы с корридой, а вот его брат, Карл III, организовал целую кампанию по борьбе с корридой и попытался повернуть общественное мнение на свою сторону, правда, не слишком удачно.
Сам Карл III корриду ненавидел, а участников корриды просто презирал и не допускал во дворец, поэтому не стоит удивляться тому, что в 1754 году был издан королевский указ о запрещении корриды. Этот указ был усилен в 1757 году введением дополнительных карательных мер к участникам и организаторам коррид.
Судя по тому, что указом от 1778 года запрещалось убивать быков во время корриды, действенность королевских указов была не слишком высока.
Да, не всё могут короли!

Фердинанд VI (17113-1759) - король Испании с 1746 г.
Карл III (1716-1788) — король Испании с 1759 года.

Однако с воцарением Карла IV коррида как бы возродилась заново, и отношение в высшем обществе к корриде стало меняться в лучшую сторону, а при Фердинанде VII и вовсе началось массовое развитие этого гонимого прежде искусства. Только теперь участниками коррид стали простые люди, хотя представители знати время от времени и прорывались на арену для боя быков. Об этом писал Мериме, да и В.П. Боткин упоминает в своих “Записках об Испании”, что весной 1845 года какой-то маркиз участвовал в одной из севильских коррид.

Карл IV (1748-1819) - король Испании в 1788-1808 гг.
Фердинанд VII (1784-1833) — король Испании в 1808 и в 1814-1833 гг.

Фердинанд VII был первым королём из испанской ветви Бурбонов, который был просто влюблён в это старинное национальное искусство. В 1830 году он даже основал в Севилье Королевскую школу тавромахии, в которой преподавали теорию этого искусства самые опытные специалисты; разумеется, без практических занятий обучение не имело бы никакого смысла.

Однако первые профессиональные тореадоры из простого народа появились в Испании как раз во время гонений на корриду в начале XVIII века.
Традиция называет первым профессиональным тореадором Франциско Ромеро (1700-1763), который начал выходить против быка пешим, а не на коне, и сражался с ним лицом к лицу.
Считается, что именно он ввёл обычай убивать быка на арене, что до него происходило лишь время от времени.

Франциско Ромеро также приписывают изобретение мулеты и применение эстока - модернизированной шпаги, чуть более короткой, чем обычная боевая шпага, и четырёхгранной. Впрочем, эсток вскоре был заменён специальной шпагой матадора.
Первый бой с мулетой и новой шпагой состоялся в 1726 году, а всего Франциско Ромеро выступал на арене около тридцати лет.

Франциско Ромеро стал основателем первой известной в Испании династии тореадоров.
У его сына, Хуана Ромеро, тореадора, было шесть сыновей, и четверо из них, Гаспар, Антонио, Хосе и Педро, тоже стали тореадорами, однако больше всех прославился именно Педро.

Старший сын, Гаспар Ромеро, погиб 16 сентября 1773 года в Саламанке, когда он выступал на арене в качестве бандерильеро вместе со своим отцом.
Антонио Ромеро, младший сын, получил смертельную рану от быка в Гранаде, где и умер 5 мая 1802 года.

О карьере Хосе Ромеро известно достаточно мало, но, во всяком случае, он был известным тореадором уже в конце XVIII века и умер своей смертью в возрасте 73 лет. Его карьера прервалась в 1818 году в Мадриде, когда во время корриды он получил случайную травму бандерильей. Рана оказалась настолько неудачной, что карьеру тореадора он продолжить уже не смог.

Педро Ромеро Мартинес (1754-1839) впервые вышел на арену уже в 1771 году в качестве помощника своего отца, уже через год он начал самостоятельные выступления в качестве юниора, а блистательно соперничать с лучшими тореадорами Педро стал в 1775 году. Встав в один ряд с лучшими тореадорами, Педро уже в 1776 году убил 285 быков.
Всего за свою продолжительную карьеру, завершившуюся в 1799 году, он убил 5558 быков и не получил ни одного серьёзного ранения.

В 1830 году Педро Ромеро по приглашению короля Фердинанда VII возглавил основанную тем в Севилье Королевскую Школу Тавромахии, а также стал в ней одним из главных преподавателей.
Своего последнего быка Педро Ромеро убил в начале 1831 года и посвятил его Изабелле, первому ребёнку Фердинанда VII.
Так как сыновей у Фердинанда VII не было, а возраст уже поджимал, то король отменил салический закон и провозгласил Изабеллу наследницей престола.

Изабелла II (1830-1904) — королева Испании в 1833-1864 гг.

Не забывал Педро Ромеро и свой родной город Ронду, где в 1785 году по его инициативе и в значительной степени на его средства была построена каменная арена для боя быков — Пласа де Торос. Он же принял участие и в первой корриде на новой арене.
В Севильской школе Педро продержался только два года, а с 1832 года он вернулся в Ронду, где возглавил основанную им же школу тавромахии.
Благодарные жители Ронды не забывают Педро Ромеро и почтили его память аж двумя памятниками, один из которых расположен возле арены.

Ровесником Педро Ромеро был другой известнейший тореадор, Пепе-Ильо, чьи слава и популярность были сравнимы со славой уроженца Ронды, но он оказался значительно менее удачливым на арене. За свою карьеру Пепе-Ильо получал 25 ударов быков, но 26-й прикончил его.
Произошло это, по рассказам, когда королева Мария Луиза захотела, чтобы в корриде, организованной по какому-то торжественному случаю, обязательно участвовал и знаменитый Пепе-Ильо. Убедить королеву в том, прославленный тореадор страдает от множества ран и уже удалился на заслуженный отдых, не удалось, так что пришлось Пепе-Ильо согласиться с требованием королевы и выйти на арену.

Хосе Дельгадо Герра (1754-1801) — знаменитый тореадор по прозвищу “Пепе-Ильо”; он погиб на арене в присутствии Карла IV и всей королевской семьи.
Мария Луиза Пармская (1751-1819) — жена короля Испании Карла IV и мать короля Фердинанда VII.

Он был далеко не в лучшей своей форме, а показания свидетелей расходятся в том, после какой ошибки тореадора “подлый бык” бык по кличке “Barbudo” (“Бородатый”) поразил Пепе-Ильо. Бык поднял тореадора на рога и долго носился с ним по арене, пока наконец служители не сумели отбить у него уже безжизненное тело.
Это произошло 11 марта 1801 года, и испанцы находят какое-то мистическое единство в этой смерти с гибелью российского императора Павла I, случившейся в тот же день.

Французский писатель Проспер Мериме (1803-1870) утверждал, что Пепе-Ильо иногда выходил на арену, “имея на ногах кандалы”, для увеличения своей славы. Позднее этот обычай перенял у него и Педро Ромеро, но широкого распространения среди тореадоров эта уловка не получила — их труд и так был достаточно опасным.
Как мы увидим несколько позже, Мериме немного ошибался в вопросе об использовании кандалов на арене, но простим ему эту погрешность — он ведь не был историком корриды, а всего лишь зрителем.

В 1796 году в Кадисе под именем Хосе Дельгадо вышла книга “La Tauromaquia”, написанная его другом Хосе де ла Тихера (Tixera) со слов тореадора.
В 1959 году эта книга была переиздана в Мадриде с гравюрами Пабло Пикассо.

Трагические истории происходили на арене не только с участием матадоров, но и других участников корриды; к сожалению, об этих случаях сохранилось гораздо меньше достоверных сведений.
В качестве примера приведу рассказ об эпическом сражении с быком известного пикадора Франсиско Севильи (1809-1841). На русском языке описание этого боя известно в изложении В.П. Боткина и Проспера Мериме, но все сходятся в том, что Боткин просто позаимствовал этот красочный рассказ у француза, который опубликовал его в своём письме из Испании от 25 октября 1830 года.

Описание этого поединка сделано большим мастером художественного слова, и я позволю себе привести его целиком, так как лучше Мериме я вряд ли смогу написать.
Итак:
"Недавно один пикадор по имени Франсиско Севилья был опрокинут после того, как лошади его распорол брюхо андалусский бык совершенно чудовищной силы и ловкости. Вместо того, чтобы поддаться на отвлекающие маневры чуло, бык устремился на человека, стал топтать его копытами и частыми ударами рогов бить его по ногам; заметив, однако, что они отлично защищены кожаными, подбитыми железом штанами, он повернулся и, наклонив голову, решил пронзить ему рогами грудь. Приподнявшись отчаянным усилием, Севилья ухватил одной рукой быка за ухо, запустил другую ему в ноздри и подсунул свою голову под морду разъярённого зверя. Напрасно бык его встряхивал, давил ногами, бил о землю; он ничего не мог поделать с такой хваткой. Мы с замиранием сердца следили за неравной борьбой. Это была, собственно, агония смельчака, и было как-то жалко, что она так затягивается; никто не мог ни крикнуть, ни вздохнуть, ни отвести глаз от этого ужасного зрелища, длившегося почти две минуты. В конце концов бык, побеждённый человеком в единоборстве, покинул его и погнался за чуло. Все ожидали, что Севилья будет на руках унесён с арены. Его подняли, но стоило ему подняться, и он сейчас же схватил плащ и стал подзывать быка, не думая ни об огромных сапогах, ни о громоздкой броне, защищавшей ноги. Плащ пришлось отнять у него насильно, а иначе он пошёл бы на верную смерть. Ему подводят лошадь: он вскакивает на неё и бешено атакует быка посредине цирка. Доблестные противники сшибаются с такой страшной силой, что лошадь и бык падают на колени. Если бы вы могли слышать крики виват!, видеть бурную радость и опьянение толпы при виде такой храбрости и такой удачи, вы позавидовали бы вместе со мной участи Севильи! Этот человек стал для Мадрида бессмертным".


Коррида: заметки об истории национального искусства Испании до середины XIX века. Часть I

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: