Коррида: заметки об истории национального искусства Испании до середины XIX века. Часть I


Ворчалка № 891 от 26.03.2017 г.




Многие исследователи относят происхождение испанской корриды или тавромахии к эпохе крито-микенской цивилизации или к ещё более древним временам. Я же в своём очерке хочу дать лишь несколько фактов из истории испанской корриды.

Испанский историк Де Коссио, основываясь на анализе “Всеобщей хроники” Альфонса Мудрого, утверждает, что одна из первых королевских коррид состоялась ещё в 815 году в правление Альфонса II Целомудренного. Однако упомянутая “Хроника” была составлена лишь в середине XIII века, так что достоверность её сведений о начале IX века вызывает большие сомнения.
Стоит отметить, что в “Партидах”, кастильском своде законов, созданных в правление Альфонсо X, несколько статей посвящено корриде.

Хосе Мария де Коссио (1892-1977) — испанский историк, автор монументального труда о тавромахии.
Альфонсо II Целомудренный (765-842) — король Астурии с 791 г.
Альфонсо X Кастильский или Альфонсо X Мудрый (1221-1284) — король Кастилии и Леона с 1252 г.

Первое достоверное свидетельство о королевской корриде относится к 1135 году, которая состоялась во время празднеств по случаю коронации Альфонса VII Императора в городе Вареа (Логроньо).
Во время того же царствования были устроены корриды по случаю свадьбы Доньи Урраки Астурийской, дочери Альфонса VII и Доньи Гонтроды, с королем Гарсией VI Наваррским.
Сведения о ритуале этих королевских праздников до нас не дошли. Известно только, что с XIV века в них участвовали рыцари на конях.

Альфонсо VII Император (1105-1157) — король Галисии с 1111, король Леона с 1126 и король Кастилии с 1127. Прозвище “Император” получил после того, как в 1135 году провозгласил себя императором всей Испании.
Уррака Астурийская (1126-1189) — дочь Альфонсо VII от доньи Гонтроды; жена короля Наварры Гарсии IV (1110-1150, король с 1134) с 1144 года.

Так коррида стала развлечением высшего дворянского общества, а все испанские короли были страстными любителями этой забавы. Среди участников коррид мы находим имена самых почтенных испанских семейств, а иногда на борьбу с быками выходили и сами короли.
Так считается, что Карл V Габсбург лично сразил копьём несколько быков на празднике в Вальядолиде по случаю рождения его сына, будущего короля Филиппа II.
Стоит отметить, что придворный летописец более умерен в своих восхвалениях и отмечает лишь, что Карл V только ранил быка копьём, проезжая по арене вместе с другими придворными.

Карл V Габсбург (1500-1558) — король Кастилии и Арагона с 1516 по 1556 гг. под именем Карл I, и император Священной Римской империи (1519-1556). Отрёкся от престола 16.01.1556.
Филипп II (1527-1588) — король Испании с 1556 года и король Португалии с 1581 года.

Испанские священники довольно благосклонно относились к корриде и её участникам. Хотя Рим время от времени и осуждал это развлечение, но испанские священники сами с удовольствием посещали подобные мероприятия.
Этим грешили даже некоторые папы: так во время карнавала 1519 года на площади св. Петра в Риме состоялась грандиозная коррида, которую посетил сам папа Лев X. И хотя во время этого представления погибли три человека, никакого осуждения со стороны папы не последовало.
Только папа Пий V в булле от 1 ноября 1567 года запретил проведение коррид под страхом смерти и отлучения от церкви. Там говорилось:
"Есть ещё многие, которые в разных городах в тщетном хвастовстве силой и смелостью в публичных и частных представлениях сражаются с быками, что приводит к смертям и ранениям и представляет большую опасность для душ".
Сама коррида квалифицировалась в этой булле как
"тупое и кровавое зрелище, более демона достойное, чем человека".
Григорий VII в 1575 году несколько смягчил запреты своего предшественника. Он лишь запретил духовенству присутствовать на корриде хотя бы в дни религиозных праздников. Ну, и что? Король Филипп II немного подсуетился и добился отмены этого запрета, который и без того соблюдался не слишком строго.

Пий V, в миру Антонио Микеле Гислиери (1504-1572), папа римский с 1566 г.
Лев X, в миру Джованни Медичи (1475-1521), папа римский с 1513 г.
Григорий XIII, в миру Уго Бонкомпаньи (1502-1585), папа римский с 1572 г.

Нам трудно в это поверить, но мест, отведённых специально для проведения корриды вплоть до XVIII века просто не существовало. Обычно для проведения этого праздничного мероприятия выделялась главная площадь города (или иное удобное место), на которой перекрывались все входы и выходы и ставились трибуны для публики.

В Мадриде таким местом стала Плаза Майор, которую французский дипломат и путешественник Антуан де Брюнель (1622-1696) в 1655 году описывал так:
"На площади собирается весь бомонд Мадрида, располагаясь на балконах, украшенных разноцветной драпировкой. У каждого советника свой балкон, обитый бархатом и камчатым полотном его любимого цвета и украшенный гербом. Позолоченный балкон короля закрыт балдахином. Королева и инфанты сидят рядом с ним. Справа от королевского находится другой большой балкон, где размещаются придворные дамы".


Между столбов крытых галерей сооружались помосты, на которых размещалась публика попроще.
Брюнель писал, что
"хотя эти праздники были обычным делом — в Мадриде они проводились по три-четыре ежегодно, - нельзя было найти горожанина, который не хотел бы увидеть это зрелище всякий раз, как оно происходило, и если у него не было денег, он скорее заложил бы мебель, чем пропустил хоть одно представление".


Благодаря всё тому же Брюнелю, мы теперь знаем, как проходили корриды в 1655 году.
Праздник начинался с представления участников корриды, рыцарей, но в украшенных лентами шляпах, одетых в короткие чёрные плащи, и вооружённых шпагами и кинжалами. Во время представления участники корриды приветствовали короля или других устроителей корриды.
Каждого участника корриды сопровождала свита, состоявшая из оруженосцев и ливрейных лакеев; численность этой свиты должна была отражать социальный статус участника корриды.

Затем кто-то из альгвасилов, которые поддерживали порядок на площади во время праздника, давал сигнал выпускать быков и уходил в специальные проходы.

Теперь в действие вступали тореадоры, рыцари, сидевшие на специально обученных конях, которые не боялись разъярённых быков. Тореадор должен был всадить деревянное копьё с железным наконечником (rejon) в шею быка, но так, чтобы древко копья сломалось и другой конец остался в руках всадника. Так как копье было длиной в 8 ладоней (т.е. по разным оценкам от 80 см до 160 см), то рыцарь должен был подъехать к быку довольно близко, уклониться конём от удара бросившегося на него быка и в то же время наклониться так, чтобы самому нанести удар копьём.
Достижения каждого тореадора на корриде зависели от количества сломанных по правилам копий, но тореадор не обязан был убивать быка.

Если вдруг участник корриды терпел неудачу, - не сумел воткнуть копьё в шею быка, бык опрокинул лошадь тореадора или просто выбил его из седла, - то считалось, что бык “оскорбил” рыцаря. В этом случае тореадор был обязан отомстить за себя, убив этого быка ударом шпаги. Он мог сражаться с быком сидя на коне или пешим, но в этом случае никто не должен был ему помогать.
Месть за полученное “оскорбление”, считалась проявлением рыцарского характера корриды.

Мадам д'Онуа считала, что тем самым рыцари демонстрируют дамам собственное геройство, так как
"они рискуют обычно для того, чтобы им понравиться и показать, что нет такой опасности, которой они не могли бы подвергнуть себя, чтобы доставить дамам удовольствие".
Мари Катрин, мадам д'Онуа (d'Aulnoy), урождённая Ле Жюмель де Барневиль (1651-1705) — французская писательница.

Кроме случаев мести, рыцари не должны были убивать быков.
Когда животные были измотаны, звуки труб возвещали окончание корриды, и рыцари покидали арену боя.
Добивать быков должны были специальные служители, peons, которые до этого лишь утомляли быков работая плащами и втыкая в быков бандерильи.
Теперь же они специальными изогнутыми тесаками перебивали быкам коленные суставы, чтобы обездвижить их, но эта процедура зачастую превращалась в бойню.
Брюнель с отвращением описывает это зрелище:
"Как только несчастное животное начинает шататься или спотыкаться, оно тут же попадает под град ударов длинными шпагами и саблями. Испанцы называют это cuchilladas. Тут-то простой народ и может удовлетворить свою страсть к кровавым зрелищам. Те, у кого есть возможность прорваться на арену, просто перестанут себя уважать, если не окунут свой клинок в бычью кровь".


Однако недобитые быки часто совершали страшные прыжки или резкие движения, так что многие корриды не обходились без жертв: изредка со стороны рыцарей, но чаще гибли peons или любители, прорвавшиеся на поле боя. А чему удивляться, если количество быков на хорошей корриде зачастую превышало два десятка голов.

По поводу одной из коррид, проходивших на Плаза Майор, Луис де Кабрера в своём “Донесении” с удовлетворением писал:
"Быки были очень хорошие. Они убили пять или шесть человек и ещё многих ранили".
Граф Луис Херонимо де Кабрера (1589-1647) — вице-король Перу 1629-1639.

Проводились корриды и в небольших городах и даже в деревнях, но там для боя с быками обычно привлекались или профессиональные matadoros (убийцы быков), которых нанимали за деньги, или даже местные любители. Во всех этих случаях участники корриды сражались пешими, и именно такие бойцы вышли в корриде на первый план в последующее время.

Удивительные и восхитительные испанки, или soberana pantorilla. Взгляд русского путешественника из середины XIX века. Часть V и последняя

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: