Луций Корнелий Сулла: попытка портрета диктатора. Часть XIX. Дела диктатора Суллы


Ворчалка № 887 от 26.02.2017 г.




Сенаторы были довольны тем, что Сулла не ввёл своих легионеров в Рим, и тем, что он предложил им озаботиться выбором новых магистратов на остаток 82 года.
После короткого обсуждения сенаторы выбрали интеррексом (первым!) принцепса Сената Луция Валерия Флакка, от которого они ожидали проведения выборов, или хотя бы назначения, новых консулов.

К огромному разочарованию всех сенаторов Флакк сразу же предложил назначить диктатора для проведения конституционной реформы и восстановления нормально функционирующего государственного устройства. Новый диктатор имел бы самые широкие полномочия распоряжаться жизнью и имуществом римских граждан, а срок этих полномочий не был ограничен шестью месяцами, как у предыдущих диктаторов. Нехотя, Сенат утвердил решение Флакка.

Это постановление Сената было вынесено на обсуждение комиций, которые единодушно согласились с предложением Флакка, после чего Флакк назначил диктатором Луция Корнелия Суллу. Точнее, Валерий Флакк провёл через комиции закон о диктатуре Суллы, который предоставлял тому неограниченные полномочия на неопределённый срок для издания законов и установления порядка в государстве; одновременно этот закон одобрял и подтверждал все предыдущие распоряжения и эдикты Суллы, в том числе и эдикт о проскрипциях.

Первым же своим актом вернувшийся в Рим Сулла назначил начальником конницы Луция Валерия Флакка, то есть сделал его вторым человеком в государстве.
Кстати, этот Флакк был коллегой Мария во время его шестого консульства в 100 году.

Сулла не стал заморачиваться проведением выборов консулов на окончание 82 года, а организовал выборы всех высших магистратов на 81 год. Это должно было убедить граждан, что государственный механизм начинает функционировать в своём прежнем величии.
Не стоит удивляться тому, что среди высших магистратов оказалось много сторонников Суллы, но были там не только умеренные сенаторы, но и лица, сотрудничавшие с прежним режимом.

Консулами на 81 год были избраны Гней Корнелий Долабелла, верный военачальник Суллы, и Марк Туллий Декула, малоизвестная личность; есть некоторые основания полагать, что во времена Цинны он был претором. Следует отметить, что при наличии диктатора с неограниченным временем его полномочий, консульская власть была чисто номинальной, но всё же очень почётной магистратурой.

Поэтому не стоит удивляться тому, что во время этих консульских выборов произошёл широко известный трагический инцидент.
Квинт Лукреций Офелла, прославившийся осадой и взятием Пренесте, так возгордился своими успехами во время гражданской войны, что тоже захотел стать консулом и принять участие в выборах магистратов на 81 год.
Сулла попытался уговорить Офеллу снять свою кандидатуру, так как он не был ещё даже квестором, но Офелла был опьянён своим успехом у римлян и не послушался совета диктатора. Он был согласен с кандидатурой Долабеллы, но кто такой этот Декула, который когда-то был претором?
В сопровождении толпы своих сторонников Офелла появился на форуме, и тогда Сулла послал одного из своих центурионов, который и прикончил Офеллу одним ударом меча. Толпа схватила убийцу и притащила его к Сулле, который наблюдал за происходящим, сидя на кресле возле храма Деметры. Диктатор заявил толпе, что это он приказал убить Офеллу, который ослушался его распоряжений.
Действительно, диктатор имел право казнить любого гражданина без суда и следствия и не нёс за это никакой ответственности впоследствии.
Некоторые источники убийцей Офеллы называют сенатора Луция Беллиена, который чуть позже стал претором, но был осуждён в 64 году.

Аппиан, несколько смещая акценты, чуть-чуть искажает факты при описании этой сцены:
"Квинт Лукреций Офелла... желал быть консулом, хотя он был ещё только всадником и не отправлял ни квесторской, ни преторской должности. Лукреций претендовал на консульство, опираясь на старый обычай и основываясь на значительности всего им совершённого; он просил и граждан о поддержке его домогательства. Сулла стал препятствовать этому и старался удержать Лукреция, но не мог его убедить. Тогда он убил Лукреция на форуме.
Созвав народ в собрание, Сулла сказал:
"Вы, граждане, знаете и услышите это теперь от меня: я убил Лукреция, так как он меня не послушался".
И к этим словам присоединил такой рассказ:
"Вши кусали земледельца в то время, как он пахал. Два раза он оставлял плуг, снимал своё исподнее платье и очищал его. А когда вши его снова начали кусать, он, чтобы часто не приходилось ему прерывать свою работу, сжёг платье. И я советую тем, кто дважды побеждён мною, не просить у меня на третий раз огня".


Кроме того, Сулла лишил консулов империя за пределами помериума, то есть военной власти за пределами городской черты. Теперь никто не смог бы добиваться консульской власти, возглавляя сильную армию, как это сделал сам Сулла в 88 году.

Количество избираемых преторов Сулла увеличил с шести до восьми человек, и среди них были, конечно же, его явные сторонники: Луций Фуфидий, Квинт Лутаций Катул Капитолин, Секст Ноний Суфенат (племянник Суллы). С другой стороны, преторами стали и лица, которые сотрудничали с марианским режимом: Марк Эмилий Лепид, о котором я уже говорил, Гней Корнелий Долабелла (двоюродный брат консула) и Гай Папирий Карбон (народный трибун 89 года).
Такой подбор магистратов должен был указать римлянам, что Сулла будет стремиться к установлению национального примирения.

Возможно, именно инцидент с Офеллой подтолкнул Суллу в прежнему порядку замещения магистратур. Он восстановил действие закона Веллия от 180 года, лишь слегка изменив некоторые его положения.
Теперь опять стало нельзя перепрыгнуть через ступеньку в череде магистратур: квестор, эдил, претор, консул — такова опять стала жёсткая последовательность. Квестором теперь можно было стать в 30 лет (раньше — в 28), эдилом - в 36, претором — в 39 и консулом — в 42 года. Повторно занять консульскую магистратуру теперь стало возможно только через 10 лет.

Это всё были очень важные законы, однако ещё до их оглашения Сулла провёл закон о статусе плебейских (народных) трибунов. Диктатор не решился просто отменить настолько древнюю плебейскую магистратуру в государстве, но своим законом постарался максимально ослабить власть плебейских трибунов. Теперь законопроекты, вносимые трибунами на общенародные плебисциты, должны были предварительно утверждаться Сенатом; было ограничено право интерцессии трибунов (право вето), и за "неуместное вмешательство" их штрафовали. Трибуны потеряли право созывать Сенат или комиции.
Более того, теперь бывший трибун уже не мог в дальнейшем занимать никаких курульных должностей, то есть карьерный рост был ему закрыт. Но трибуны сохранили право своей священной неприкосновенности и могли оказывать помощь частным лицам против произвола любых магистратов.

Так как за время гражданских войн состав Сената значительно сократился, в том числе и из-за проскрипций самого Суллы, то диктатор взял на себя и цензорские функции и занялся пополнением Сената, доведя его численность до 600 человек вместо прежних 300.
Прежде всего, Сулла вернул в Сенат всех тех, кто был изгнан Марием, Цинной и их союзниками или просто лишён права заседать в Сенате. Были включены в новый состав Сената и лица, отличившиеся во время всех кампаний Суллы, если они обладали достаточным для подобного ценза состоянием: это могли быть центурионы-примипилы, военные трибуны и легаты, воины, награждённые различными боевыми венками за доблесть и т.п. Вошли в состав Сената бывшие магистраты, начиная с 88 года, которые не были замечены в активной антисулланской деятельности. Ну, и, разумеется, очень богатые всадники из числа верных сторонников Суллы.

Последний раз подобное массовое вливание в Сенат проводил диктатор Марк Фабий Бутеон в 216 году, когда он в течение одних суток пополнил состав Сената на 177 человек и сразу же сложил с себя диктаторские полномочия.
Сулле пришлось искать большее количество кандидатов для занятия мест в Сенате, но он успешно справился со своей задачей и тоже достаточно быстро. Созванным комициям оставалось лишь утвердить представленные диктатором списки членов Сената.

Кстати, состав народного собрания Сулла тоже увеличил почти на десять тысяч человек, даровав права римского гражданства бывшим рабам (точнее, вольноотпущенникам) проскрибированных лиц, которые получили его родовое имя Корнелиев. В основном, это были крепкие мужчины призывных возрастов, которых он равномерно распределил по всем трибам.

Немного ущемил Сулла и права и привилегии всадников. Он полностью вернул в руки сословия сенаторов уголовное и гражданское судопроизводство, видимо, считая, что представители более низкого сословия (всадники) не должны судить и тем более осуждать представителей высшего сословия (сенаторов).
Кроме того, теперь в судах римский гражданин имел право отвести не более трёх судей, но на представителей сенатского сословия это ограничение не распространялось.
Ущемил Сулла привилегии всадников и тем, что лишил их права сидеть на специально отведённых для них местах в театрах на всех зрелищных мероприятиях.

Законодательные инициативы Суллы были настолько широки и всеобъемлющи, что вряд ли имеет смысл рассказывать о них о всех, но следует знать, что своему эдикту о проскрипциях Сулла тоже придал вид закона. Ещё в ноябре 82 года Сулла обнародовал известный Корнелиев закон о проскрипциях (Lex Cornelia de proscriptione), который в литературе часто ошибочно называют Корнелиевым законом о врагах государства.
Этот закон подтверждал основные положения эдикта о проскрипциях, в том числе и уже обнародованные списки осуждённых, но новых лиц в эти списки Сулла не вносил.

Срок действия эдикта о проскрипциях был ограничен 1-м июня 81 года, когда всё должно было закончитьсяяяя, и Lex Cornelia de proscriptione не продлевал срок действия этого эдикта, а лишь уточнял некоторые юридические тонкости толкования этого эдикта. В основном это касалось гражданских прав осуждённых и их родственников, а также их имущества.
Этот закон позволил избежать в Риме возникновения атмосферы террора и страха, свирепствовавших во времена Мария и Цинны.

Луций Корнелий Сулла: попытка портрета диктатора. Часть XVIII. Проскрипции Суллы в Италии и провинциях

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: