Луций Корнелий Сулла: попытка портрета диктатора. Часть XVIII. Проскрипции Суллы в Италии и провинциях


Ворчалка № 886 от 19.02.2017 г.




Когда Сулла отправился в Пренесте, возле Рима уже не оставалось крупных воинских соединений, так как для них нашлось дело.
Шесть легионов под командованием Помпея Сулла отправил на усмирение Сицилии и Африки, через которые шёл основной поток зерна в Рим — это было очень важно. С этой же целью были посланы подкрепления и на Сардинию. Флот Суллы из 120 кораблей курсировал в центральной части Средиземного моря и не давал возможности антисулланцам объединить свои силы.
Остальные части своей армии Сулла отправил по всей Италии для подавления последних очагов сопротивления законной власти.

Помпей просто блестяще справился со своей задачей и навёл порядок на острове Сицилия за сорок дней. Он казнил несколько человек, внесённых в списки проскрибированных, а также провёл чистку среди активных сторонников Мария — военачальников и тех, кто значительно финансировал марианцев.

Однако никакого разгула насилия Помпей не допустил и старался удерживать своих солдат от бесчинств, убийств и грабежа. Сообщали даже, что во время пребывания на этом острове Помпей приказал своим солдатам опечатать свои мечи и строго следил за выполнением своего приказа, наказывая провинившихся.
Следует отметить, что Перперна и другие лидеры марианской партии не оказали Помпею на Сицилии сколько-нибудь серьёзного сопротивления.

В общем, пребывание Помпея на Сицилии обошлось островитянам малой кровью, потому что командующий проявлял благоразумие и милосердие.
Сохранилась история о том, что некоего Сфения, владельца терм, обвинили в сотрудничестве с самим Марием, так как тот в своё время останавливался в доме Сфения. Однако Помпей, которому доставили этого обвиняемого, счёл Сфения невиновным.

Во время операций Помпея на Сицилии погиб ещё один видный марианец из внесённых в списки. Я имею в виду Марка Юния Брута (128-82), претора 88 года и активного сторонника Мария. Консул Карбон в те дни находился на острове Пантеллерия, что в 70 километрах от африканского побережью. Он отправил Брута на разведку в Лилибей, что на западном побережье Сицилии, для выяснения обстановки — где находится Помпей и каковы его силы. Юний Брут отплыл на рыбачьем судне, но его перехватили корабли Суллы. Юний Брут понял, что на тихоходном судне ему не уйти от быстроходных боевых кораблей, и покончил жизнь самоубийством, бросившись грудью на закреплённый меч.

Затем Помпей переправился в провинцию Африка, где тоже довольно быстро навёл порядок, а о погибших там лидерах марианцев я уже говорил раньше. Но африканский поход ограничился одним решительным сражением с марианцами.
С Сардинией тоже особых проблем не было, а вот в Италии пришлось повозиться.

Города, которые добровольно выдавали проскрибированных и лиц, активно боровшихся против Суллы, совершенно не пострадали. Некоторые города даже ограничивались тем, что высылали сулланским командирам только головы казнённых марианцев, а сулланцев внутрь городских стен не допускали.
Впрочем, в те города, который вызывали подозрение у Суллы, он приказывал ставить римские гарнизоны. Но тех, кто продолжал сопротивляться...

О судьбе взятого Пренесте я уже говорил.
Другой пример: сулланцы, например, полностью разрушили после взятия город пелигнов Сульмону, перебили всех мужчин, а женщин и детей продали в рабство. Земли пелигнов были конфискованы в пользу Республики.
Однако ещё продолжали сопротивляться Норба, Нола, Эзерния, Волатерры и несколько менее значительных городов.
Стоит отметить, что Сулла карал города в Центральной и Северной Италии, а южную часть Апеннинского полуострова, которая приветливо встретила его, Сулла практически не затронул репрессиями.

О судьбе осаждённого Норбы мы знаем со слов Аппиана, который сообщает, что в начале 81 года
"...Норба, всё ещё энергично сопротивлялся, пока Эмилий Лепид не проник в него ночью при содействии измены. Жители Норбы, разгневанные этою изменою, одни сами покончили с собой, другие по взаимному соглашению убивали друг друга, третьи умерщвляли себя через повешение, наконец, были и такие, которые запирали двери своих домов и поджигали их. Поднявшийся сильный ветер так истребил огнем город, что от него не осталось никакой добычи. Так самоотверженно погибли жители Норбы".


Считается, что обороной Нолы руководил Гней Папий Мутил, который во время Союзнической войны был одним из консулов и руководителей восстания италиков. Потом он долгое время где-то скрывался, но проявился во время гражданской войны и примкнул к врагам Рима.
Нола продержалась до 80 года, но когда сулланцы ворвались в город, Папий в поисках спасения закутал голову, тайком пробрался к чёрному входу в доме своей жены Бастии и попросил убежища. Однако женщина испугалась приютить настолько опасного человека и не открыла ему двери. Тогда Папий Мутил покончил жизнь самоубийством, забрызгав собственной кровью порог жениного дома.

Черёд Эзернии пришёл в 79 году, но не стоит думать, что город, сильно пострадавший во время Союзнической войны, всё это время выдерживал осаду сулланцев. Нет, просто до него добрались только теперь, и существует мнение, что его взятием руководил Катилина.

В том же году сдались и Волатерры, во время осады которого произошёл вопиющий случай.
Осадой города руководил претор 81 года Гай Папирий Карбон, брат казнённого Помпеем Гнея Папирия Карбона, консула 82 года.
Так как осада Волатерры затянулась и велась не слишком активно, то Гай Карбон решил подтянуть в войсках расшатавшуюся дисциплину, но решился применить для этого довольно жёсткие меры. Солдаты взбунтовались и забросали своего командующего камнями.
Узнав об этом происшествии, в военный лагерь прибыл диктатор Сулла, но, к сожалению, нам ничего не известно о том, как он обошёлся с бунтовавшими легионерами.
После капитуляции города, за его стены были высланы проскрибированные лица, которые должны были отправиться в изгнание, однако консулы отправили в погоню за ними отряд конницы, который изрубил всех изгнанников.

Сулла столько внимания уделял положению дел в Италии, так как ему требовалось наделить землёй ветеранов своей армии, а их набиралось около 120 000 человек. И Сулла хотел достойно наградить их, выделив им земли на Апеннинском полуострове, а не на дальних окраинах владений Республики. Поэтому Сулла сурово карал тех италиков, которые выступали с оружием в руках против него или против Рима вообще, как самниты или луканы.
Общины Южной Италии, как я уже говорил, Сулла предпочитал не трогать, чтобы не раздражать население провинций, которые дружелюбно встретили армию Суллы, беспрепятственно пропустили её через свои земли и даже оказывали Сулле поддержку во время гражданской войны.

Зато в других частях полуострова Сулла безжалостно наказывал провинившихся и проводил массовые конфискации земель, на которые он постепенно и выводил своих ветеранов, и обеспечивая тем самым себе сильную поддержку в ближайших к Риму территориях.
Больше всего колонистов Сулла вывел в области с плодородными землями, такие как Кампания, Этрурия, Умбрия и Лаций. Была даже выведена одна колония на Корсику. Величина наделов, полагавшихся колонистам колебалась, в основном, от 10 до 100 югеров и зависела от воинского звания, заслуг и продолжительности воинской службы.
[Югер — это чуть больше четверти гектара.]

Интересно, что Самний и Лукания, которые наиболее активно сопротивлялись Сулле и понесли наибольшие потери населения, совсем не были затронуты процессом вывода колоний с ветеранами Суллы. А дело было в том, что земли этих областей никогда не отличались достаточным плодородием, да ещё и оказались страшно разорены опустошительной войной, которую они вели с Римом.

Чтобы закончить рассказы о вооружённой борьбе Суллы со своими врагами. Следует напоследок сказать несколько слов и об Испании, где укрылся Квинт Серторий после бегства из Рима. До победы Суллы Серторий управлял провинцией Ближняя Испания, будучи наместником в ранге проконсула. Теперь же он хотел сделать Испанию оплотом борьбы популяров против Суллы и местом, куда стекались бы все недовольные установившимся режимом.

Сохранившиеся источники утверждают, что Сулла в 81 году направил против Сертория двадцатитысячную армию под командованием Гая Анния Луска (130-?), который тоже имел проконсульские полномочия, но уже от новой власти.
Чтобы перекрыть проходы в Пиренеях, Серторий направил туда отряд из 6 000 человек под командованием Ливия Салинатора, который вскоре погиб при не совсем ясных обстоятельствах. Плутарх даже утверждает, что Салинатора предательски убили.
После гибели полководца солдаты Салинатора разбежались, так что Луск практически без сопротивления прошёл через Пиренеи и проник в Испанию. Серторий к этому времени ещё не успел собрать достаточных сил против армии Луска, а отряды, набранные из местных племён, оказались небоеспособными. Поэтому Серторий с тремя тысячами солдат погрузился на корабли и бежал в Африку.
Вернулся он в Испанию через год, но это уже немного другая история.

Вернёмся, однако, к эдикту о проскрипциях, действие которого заканчивалось 1 июня 81 года, поэтому Сулла искал другие пути, чтобы не столько карать своих врагов, но и вознаграждать своих сторонников, да и себя любимого. Ведь не стоит забывать о том, что всё имущество Суллы и его сторонников был конфисковано и расхищено сторонниками Мария и Цинны. Требовалось как-то компенсировать эти потери, да и немного вознаградить своих сторонников за перенесённые страдания и лишения.

Поэтому Сулле требовались вполне законные основания для реализации своих замыслов, и он после гибели Карбона и Мария-младшего направил в Сенат послание, в котором отмечал, что государство осталось без высших магистратов.
В этом случае Сенат должен был назначить одного из своих членов интеррексом, который имел право председательствовать на комициях и проводить выборы новых консулов на оставшийся промежуток времени текущего года. Срок полномочий интеррекса был ограничен пятью днями, и если он не успевал выполнить свои функции, то должен был назначить себе преемника из числа сенаторов, второго интеррекса для этой же цели и т.д.

Правда, в этой процедуре был один нюанс, так как первый интеррекс имел право назначить диктатора.
И Сулла в частном письме, которое он одновременно направил принцепсу Сената Луцию Валерию Флакку, консулу 100 года, рекомендовал будущему интеррексу назначить диктатора для проведения конституционных реформ, полномочия которого не были бы ограничены шестью месяцами ввиду сложности и большого объёма предстоящей работы. Однако, он не называл себя в качестве кандидата на эту эстраординарную магистратуру.

Луций Корнелий Сулла: попытка портрета диктатора. Часть XVII. Проскрипции Суллы (продолжение)

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: