Бремюль: 20 августа 1119 года. Часть III


Ворчалка № 870 от 30.10.2016 г.




Но в то же самое время значительную потерю понесли и противники английского короля, так как в сражении возле замка Бюр-сюр-Брэ ещё в сентябре того же года был тяжело ранен граф Бодуэн VII, который надолго выбыл из строя. Граф умер летом следующего года от последствий тяжёлой раны и последующей болезни, как обычно пишут историки.

Однако Ордерик Виталий снижает героичный ореол со смерти отважного графа:
"Тогда благоразумный король [Генрих I] Бюр укрепил и там, поскольку большую часть нормандцев под подозрением имел, наёмных бретонцев и англичан с богатым снаряжением поставил. Туда безмерной яростью пылающий Бодуэн не раз приходил и бретонцев в сражение вступать принуждал. Наконец, неким Гуго Боттерелем ранен был и оттуда к Омалю... отступил. Там, как говорили, [Бодуэн] следующей ночью нежное мясо ел, вино с мёдом пил и с женщиной сожительствовал. Затем смертельный недуг невоздержанного раненого поразил, и с сентября до июня жалким образом слабеющего к концу привёл".


Новым графом Фландрии стал Шарль (Карл) I Добрый (1084-1127), который сразу же заключил мир с Генрихом I – у него и в своих владениях забот хватало. Но это произойдёт только в середине 1119 года, а с самого начала 1119 года Генрих I зализывал раны и пытался развалить коалицию своих врагов.

В первые месяцы 1119 года активных боевых действий в Нормандии не было, но всё же в феврале Генриху I удалось захватить Бретёй и блокировать силы Эсташа де Паси (1090-1136) в его двух замках.
Чуть позднее, когда в июне войска Людовика VI вторглись в Нормандию, от случайной раны умер уже упоминавшийся ранее Ангерран де Шомон, и это событие отметили и аббат Сугерий, и Ордерик Виталий.

Сугерий отметил, что
"названный Ангерран де Шомон, муж храбрейший... жестокой поражённый болезнью, после долгого своего страдания, после долгого и нестерпимого, [но] заслуженного своего тела мучения... жизнь закончил".
Ордерик, именуя рыцаря по другому его владению, был более краток:
"Ангерран де Три, прекраснейший рыцарь, был ранен в бровь и несколько дней спустя, потеряв рассудок, умер жалким образом".


Но король Англии стал больше полагаться на дипломатию и стал налаживать контакты со своим недавним обидчиком графом Фульком V Анжуйским.
Эта тактика принесла успех, так что в мае 1119 года между Генрихом I и Фульком V был заключён мир, а в июне состоялась свадьба между единственным сыном и наследником короля Англии Вильгельмом Аделином (1103-1120) и дочерью графа Матильде Анжуйской (1111-1154).

Современники дали этому событию различные оценки.
Аббат Сугерий, что вполне естественно, решительно осудил действия Фулька V:
"Граф же Анжуйский, когда и собственной присягой, и многими клятвами, а также большим количеством заложников с королём Людовиком связан был, скупость верности предпочтя, не посоветовавшись с королём, вероломством обесславленный, дочь свою сыну короля Англии Вильгельму в жены отдал и, скрепив клятвой вражду, столь значительную дружбу с ним [Людовиком], связанный узами, [он] коварно прекратил".


"Хроника графов Анжуйских" довольно сухо излагает данные события:
"Король же... пожелал с Фульком дружбой соединиться, чего и добился. Принял даже дочь его – красивую и умную девочку по имени Матильда – к Вильгельму, сыну своему, который после него править будет".


А вот как излагает заключение мира и союза между Генрихом I и Фульком V хронист Ордерик Виталий:
"В месяце мае Вильгельм Аделин, сын короля, из Англии в Нормандию переправился; приездом его обрадованный отец вскоре [то], что в сердце прежде таил, выявил. Мирных посланцев к Фульку, графу Анжуйскому, [он] направил и, надлежащий мирный договор заключив, [его] самого ко двору своему любезно пригласил. В месяце июне Вильгельм Аделин на дочери графа в Лизьё женился, и многим спокойствия желающим этот великолепный брак был угоден".


Итак, к лету 1119 года нормандские бароны утихомирились: кого принудили силой, а кто и сам угомонился, увидев потерю главных союзников Людовика VI – Фулька V и графа Фландрии.
Однако король Франции был так упоён своими успехами и неудачами Генриха I, что потерял всякую осторожность в борьбе с опасным противником.

В июне 1119 года Людовик VI вторгся в Нормандию и занялся несколькими замками: одни он осадил, в других укрепил гарнизоны, в том числе в Лез Андели, но когда он узнал, что Генрих I движется со своей армией ему навстречу, то поспешил вернуться в свой домен и занялся своими внутренними делами.

Сражение при Бремюле 20 августа 1119 года

В августе Людовик VI Толстый снова вторгся в Нормандию, однако у него не было точной информации о расположении сил Генриха I, а разведкой он почему-то в этот раз пренебрегал – возможно, это было головокружением от предыдущих успехов. Вскоре ему сообщили, что король Англии находится где-то в районе Нуайона, и он загорелся желанием атаковать противника и непокорного вассала (герцог Нормандии был ведь вассалом короля Франции).
Собрав рыцарское войско (четыре сотни) в районе Лез Андели, Людовик VI приказал пехоте и вспомогательным войскам следовать за ним, а сам верхами легкомысленно поскакал искать врагов, не подозревая, что они совсем недалеко.
Некоторые сеньоры, в том числе и Бушар IV де Монморанси (1077-1131), советовали Людовику VI уклониться от прямого столкновения с противником, но верх взяли сторонники сражения, которые ещё прекрасно помнили о разгроме армии Генриха I у стен Алансона.
Генрих I тоже не знал, где находится армия французов, но он был более осторожен в своих действиях, так что когда рано утром 20 августа он с пятью сотнями рыцарей выступил из Нуайона, то предварительно разослал разведчиков в разные стороны.
Как пишет аббат Сугерий, Генрих I
"мудро беспокоился предвидеть все, какие смог, военные предосторожности".
Эти предосторожности позволили ему обнаружить армию французов в то время, когда те ещё не подозревали о близости неприятелей.
Сближающиеся армии разослали по сторонам фуражиров для сбора продовольствия, но если фуражиры Генриха I только отобрали у крестьян снопы пшеницы да вытоптали поля, то французы не ограничились этим, а подожгли хранилища у ограбленных крестьян и монахов.
По этим дымам Генрих I узнал о приближении армии противника, а высланные на холм Верклив разведчики разглядели штандарты и доспехи выезжавшей из леса армии Людовика VI.
Французский король тем временем жаловался своим спутникам, что никак не может обнаружить войско Генриха I, чтобы сразиться с ним в открытом поле, как и подобает настоящим рыцарям. Однако разведкой для обнаружения противника он упорно пренебрегал до тех пор, пока кто-то из местных жителей не указал ему на уже успевших выстроиться у подножия холма Верклив рыцарей Генриха I.
Об этом построении Ордерик Виталий сообщает, что
"Генрих, король Англии с пятьюстами рыцарями спустился [на равнину Бремюль], боевые доспехи воинственный герой надел и железными клиньями воинов благоразумно построил".
Королевское войско к бою готово.
В окружении Генриха I тоже были люди, советовавшие ему уклониться от столкновения с французами; такой совет он получил, например, от Гийома де Танкарвиля (1075-1129), главного камергера Англии и Нормандии. Но против осторожного подхода резко выступил граф Гийом де Варенн (?-1138), более известный как Уильям Уоренн, 2-й граф Суррея, или просто как граф Уоренн, к мнению которого сразу присоединился Роджер ФитцРичард де Клер (?-1131), да и сам Генрих I был решительно настроен дать бой врагу.
Считается, что у Генриха I было 500 рыцарей, но перед началом сражения четыреста из них спешились, в том числе и сам король.
Конные рыцари составляли одну или две баталии, стоявшие рядом друг с другом, и прикрывали своих спешившихся товарищей, провоцируя французов на атаку. Ордерик Виталий утверждает, что этой сотней рыцарей командовал Ричард Линкольнский (1101?-1120):
"Ричард, сын короля [Англии], и сотня рыцарей, на конях сидящих, к сражению готовы были. Остальные же вместе с королём пешими в поле упорно бились".

Однако Генрих Хантингдонский (1088-1160) утверждает, что у конных рыцарей было два командира, и вторым был Роберт (1090-1147), будущий граф Глостер (с 1122). Оба они были побочными сыновьями короля. Кроме того, Хантингдон вопреки Ордерику утверждает, что и сам король Генрих I сражался, сидя на коне, среди пеших рыцарей. Правда, следует помнить, что он описывал эти события только уже в 1139 году.
Спешившиеся рыцари были выстроены в две сплочённые баталии, и первой из них командовал наследник престола Уильям Аделин, а второй – сам король.
Французская конница, 400 рыцарей, выстроилась в две баталии: первой, состоявшей из 80 рыцарей, командовали опытный воин барон Гийом II Креспен де Бек (1070-1124?) и Гийом Клитон. Правда, аббат Сугерий среди командиров называет Бушара IV де Монморанси.
Вторую баталию возглавлял сам Людовик VI. Его сопровождали Осмон (Otmond) I де Шомон (1060-1119), сенешаль Франции Гийом де Гарланд (1075-1120), сеньор де Бонди (Bondy), граф Матьё I де Бомон (1070-1155) и ряд других аристократов.
Чтобы понять, как происходило это почти спонтанно случившееся сражение, [во всяком случае, его в этом месте и в это время никто не планировал], нам придётся проанализировать источники и приложить к анализу здравый смысл.

Бремюль: 20 августа 1119 года. Часть II

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: