Бремюль: 20 августа 1119 года. Часть II


Ворчалка № 869 от 23.10.2016 г.




У Генриха I в Нормандии был только один верный союзник – Тибо II де Блуа, а на стороне Людовика VI выступили и граф Фульк V Анжуйский, и граф Бодуэн VII Фландрский, и многие нормандские бароны, во главе которых опять был Амори III де Монфор.

В первый период этой войны активных боевых действий не было, так как стороны ограничивались демонстрацией силы или незначительными военными операциями. Так, например, летом 1117 года объединённые силы Людовика VI и Бодуэна VII вторглись было в Нормандию, но отступили, избегая столкновения с быстро собранной армией Генриха I.

Оживление в боевых действиях произошло в 1118 году, когда неугомонный Монфор уговорил большинство нормандских баронов выступить в поддержку притязаний Гийома Клитона на герцогскую корону. Вся восточная часть Нормандии оказалась в руках мятежных баронов, и одновременно с разных сторон в герцогство вторглись войска Людовика VI, Фулька V и Бодуэна VII.

Генриху I удалось, правда, захватить в Руане Генриха, графа д’О и Гуго де Гурне, а также конфисковать их владения. Эта операция оказалась настолько успешной, что граф д’О при Брюмеле сражался на стороне короля Англии.
Генрих (1085-1140), 1-й граф д’О (Eu) и 2-й лорд Гастингс.
Гуго де Гурнэ (?-1131).

Но всё равно Генрих I оказался в тяжёлом положении и был вынужден сначала отступить в Руан.
Ведь Людовик VI вторгся в Вексен и неожиданным манёвром захватил Гуэ-Никез. Любопытно, что описание этой операции несколько отличается у аббата Сугерия и Ордерика Виталия.
Сугерий (1081-1151) – аббат Сен-Дени, советник короля Людовика VI.

Сугерий пишет, что король Людовик VI ранней весной 1118 года
"мужей из предосторожности выслал вперёд, которые как будто путники, [но] в хауберках под плащами и мечами опоясанные, по большой дороге спустились к местечку, которое называется Гуэ-Никэз, старинному городу, широкий и удобный проход французов к нормандцам предоставить готовому, который, окруженный рекой Эптой, так что в середине своей убежище предоставляет, [а] снаружи вниз и вверх по течению запрещает проход. Внезапно [они] плащи скинули, мечи обнажили, жителей, узнавших [о них] и оружием теснивших, сильным сопротивлением отогнали, когда вдруг король [к ним], уже весьма уставшим, по склону холма небезопасно поспешив, полезную помощь оказать повелел; как центр города, так и башню укрепленной церкви не без потерь для своих [людей] занял".


Ордерик иначе оценил эту операцию:
"Генрих же к замку Сен-Клэр двинулся и долго против Осмонда и других пограничных грабителей [его] держал, и многих французов отягощал. Со своей стороны Людовик к Гуэ-Никэз, который в народе называется Вани, обманным путем подошёл и как монах [одетый], с вооруженными спутниками, которые в чёрных наброшенных [на головы] капюшонах были, внезапно проник, и там, в кельях монахов св. Уана, замок укрепил, и в доме Божьем, где только молитвы возноситься к Господу должны, логово разбойников постыдно устроил".
Осмон I де Шомон (?-1119).
Замок Сен-Клэр находится приблизительно на полпути между Парижем и Руаном.

По сообщению того же Ордерика, когда Генрих I узнал о захвате противником Гуэ-Никеза, он
"там два замка укрепил, которые врагов злая насмешка постыдным прозвищем обесчестила; ибо один "Плохо сидящим" (Mal assis), a другой "Жильём зайцев" (Trulla leporis) именовался".


Враги Генриха I терзали Нормандию со всех сторон, что со злорадством отметил Сугерий, описывая действия Людовика VI и его союзников:
"сломав запор Нормандии, пока одни город снаряжали, другие землю, долгим миром откормленную, как грабежам, так и пожарам подвергли, и, что необычно было, в присутствии короля Англии повсюду опустошающие нестерпимое произвели замешательство".


Пока удача в войне была на стороне Людовика VI, аббат Сугерий был очень красноречив даже при описании не самых значительных операций:
"Между тем, этот же король Англии возведение замка с большим усердием готовил, рабочих подгонял, и пока король [Людовик] под защитой своего снаряженного войска оставался, сам свой замок на ближайшей горе возвёл, чтобы оттуда выстрелами арбалетчиков и лучников военную силу и съестные припасы [нормандской] земли им отсечь, и из-за этого землю свою постоянными тяготами привести в замешательство [Генрих] был вынужден. Ему король Франции, удары возвращавший, без промедления в свою очередь отдавал, как будто в кости играл, когда вдруг, собрав войско, на заре вновь придя, на этот замок новый, который обычно называется Маласси, смело напал. Большим усилием, раздавая и получая многие тяжёлые удары, – такая ведь на этом рынке обычно платится пошлина, – доблестно справился, разграбил и разрушил, и к славе королевства и к противной стороны бесчестью, какие бы козни оттуда ни были, с истинной доблестью [их] рассеял".
Ордерик Виталий, напротив, и словом не обмолвился о потере Генрихом I замка Маласси.

Неудачи Генриха I этими потерями не ограничились. Амори III де Монфор захватил Эврё, Фульк V в ноябре захватил Алансон и осадил цитадель города и, по словам Сугерия,
"некий Ангерран де Шомон, муж решительный и благоразумный, смело с военным отрядом выдвинувшись, замок, название которого Лез Андели... решительно захватил..."


Поражение Генриха I у стен Алансона

Но вернёмся в Алансон, где Генрих I потерпел своё самое тяжёлое поражение от Фулька V.
Город тогда находился под управлением Стефана (Этьена) де Блуа, графа де Мортен, младшего брата Тибо IV.
Жители Алансона были очень недовольны методами управления молодого графа, о которых "Хроника графов Анжуйских" отзывается следующим образом:
"...сыновей их и даже плачущих дочерей в замок со стражей поместил. Те же, кто находились в башне, из замка спускаясь и в городе ночью и днём скрываясь, жён и дочерей горожан бесчестили; даже еду и одежду без платы или вознаграждения силой забирая, в башню уносили".


Вот этого, бесплатных поставок, жители Алансона вынести уже никак не могли; они тайно сговорились с врагами английского короля и однажды ночью впустили в город войско Фулька V, которому всё же не удалось сходу овладеть цитаделью Алансона: пришлось анжуйцу заняться осадой замка.

Генрих I стал спешно собирать войско для освобождения Алансона, но пока он ещё только собирался оказать помощь осаждённому замку, братья Тибо IV де Блуа и Стефан де Блуа со своими дружинами попытались прорваться в осаждённый замок, чтобы доставить туда продовольствие. Однако их попытка оказалась неудачной, и братьев отогнали от Алансона.

О поражении Генриха I и падении цитадели Алансона Ордерик Виталий сообщает очень скупо и неохотно.
Когда Генрих I со своим войском подошёл к Алансону,
"граф Анжуйский против них вышел, боевые порядки построил и с ними сильно сражаться начал. Там тогда некоторых [он] убил, многих пленными связал, а другие бежали; радостный, к крепости с большой добычей [он] опять вернулся. Потом в большей безопасности осаждённых тревожил и у них воду через подземные устройства скрытным отсечением отнял. Ведь местные жители знали путь, по которому строители крепости воду, отведенную из Сарты, туда провели. Те же, которые были заперты в крепости, видя, что провизии им недостаточно и что никакая помощь ни с какой стороны не появляется, мир заключили и, башню сдав со всем [в ней находившимся], невредимыми вышли".


Более подробно о сражении у стен Алансона сообщает "Хроника графов Анжуйских", откуда мы и заимствуем интересующую нас информацию.
Там говорится, что
"вышеназванный король Англии, который тогда оставался в городе Се, в короткое время собрал бесчисленное множество войска, как конных, так и пеших, которое покрыло лицо земли подобно саранче".


Генрих I собирался взять осаждавших в кольцо и разгромить их в открытом бою. Он приказал сразу же атаковать противников, полагаясь на внезапность атаки, первой линией которой командовали братья Стефан де Блуа и Тибо IV де Блуа. Они
"смело на лагерь, в котором консул [граф Фульк V] со своими находился, устремившись, стрелы, дротики, копья и мечи обнажив, выступили против него и напали".


Фульк V решил дождаться подхода подкреплений, которые спешили к Алансону для участия в осаде цитадели и должны были вскоре прибыть, и укрылся со своими людьми в укреплённом лагере. Когда же прибыло первое подкрепление, Фульк V обратился к своей армии с пространной речью, которую закончил так:
"Они пришли к нам во множестве, строптивые и высокомерные, чтобы погубить нас и ограбить. Мы же сражаемся за справедливость нашу, за землю нашу и за души наши, и сам Господь сокрушит их перед лицом нашим. Вы же не бойтесь их, но бойтесь [того], кто не оставляет надеющихся на Него и свою доблесть прославляющих смиряет. [Они] говорят, что нет [того], кто может или будет в состоянии противостоять доблести их; [они] испытают на деле удары действия анжуйцев, воинов Мэна и Турени, которых презирают, и утешьтесь советами моими. Если [мы] не надеемся на силу войска, ведь [и оно] не будет надеяться на нас: но этих щенков, необдуманно и одинаково лающих, [мы] смело прогоним".


Первой линией атаки анжуйцев командовал некий Гуго де Монтефлон, которого Фульк V напутствовал словами:
"Выйди к ним с сотней рыцарей и двумя сотнями сержантов или лучников и отбрось просьбы; то, что [ты] просишь, оружие даст".
Однако силы короля легко отбили первую атаку и загнали атакующих обратно в лагерь.

Фульк V укрепил ряды атакующих ещё сотней рыцарей и двумя сотнями лучников, но и эту атаку королевские войска довольно легко отразили.
Тогда разъярённый Фульк V бросил в бой ещё три сотни рыцарей и две сотни пеших воинов, сам же граф оставался в последней линии своих рыцарей внутри лагеря.
Кстати, в этом бою Тибо IV получил лёгкое ранение в лоб, но кровь заливала ему глаза, так что он почти ничего не видел и вышел из боя.

Пока войска Фулька V отважно бились с армией Генриха I, к месту сражения скрытно подошло подкрепление из Мэна. Это был свежий отряд, рыцари которого успели передохнуть, облачиться в боевые доспехи и пересесть на боевых коней.
Хронист отмечает, что с прибытием подкреплений из Мена, число сражающихся воинов достигло четырёх тысяч человек.

Вскоре отряд из Мэна атаковал королевские силы четырьмя линиями конных рыцарей, и почти одновременно Фульк V вышел из лагеря со своими рыцарями.
Этого удара армия Генриха I не выдержала и побежала.
"Хроника графов Анжуйских" в ликующих тонах описывает победу Фулька V:
"Рыцари же, лучники и пешие, увидев, что господин их копьем некоторых из сёдел выбил, мечом в сёдлах некоторых разрубил пополам, воодушевлённые, обрадованные и ободрённые, более сильными сделались и больше ударов раздавали копьями, стрелами и мечами. Враги же напуганные, удар на удар отдающие, чтобы лица защитить, спины подставляли бьющим. И не было в столь большом войске [тех], кто сопротивлялся, и много было [тех], кого преследовали... Король же, увидев своих бегущими, будучи не в состоянии удержать их ни словами, ни ударами либо действиями, вынужден был бежать и среди бегущих последним в город Се вошел".


О результатах такого кровопролитного сражения хронист скупо пишет:
"Консул же [Фульк V] никого из своих не потерял, кроме только четырёх лучников и 25 пеших, которые с отрядом сражаясь, ранены [были] и славно погибли. Король же многих, как рыцарей, так и лучников и пеших мёртвыми, ранеными и пленными потерял".


Добавить к этому мне нечего. Отметим только, что Фульк V захватил в результате этой победы много пленных и богатую добычу, а через три дня сдался и замок.

На этом беды короля Генриха I в 1118 году не закончились, так как конце того же года в сражении возле замка Орёл (L’Aigle) попал в плен Тибо IV де Блуа.

Бремюль: 29 августа 1119 года. Часть I

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: