В поисках Terra Australis. Часть III. Первое плаванье Менданьи (окончание)


Ворчалка № 850 от 30.04.2016 г.




Находка следов золота на Сан-Кристобале воодушевила одного только Менданью, так как это были именно следы, и ни на какие существенные запасы ценного металла здесь рассчитывать не приходилось. Никаких других богатств испанцы на островах тоже не обнаружили.

К началу августа от болезней и в стычках с туземцами погибли уже почти пятьдесят человек, и люди начали роптать. Они не только не нашли золота или каких-нибудь других ценных предметов, но даже за еду им приходилось сражаться с туземцами.
Один Менданья сохранял оптимизм и предлагал проплыть на юго-запад ещё около 1000 километров, до Южного тропика, в поисках новой земли. В случае неудачи он предлагал вернуться на Соломоновы острова и основать колонию на одном из крупных островов.

Однако генерала никто не поддержал: Сармиенто хотел бы ещё немного поискать золото, а остальные высказались за немедленное возвращение в Эль Кальяо или любой другой порт Америки.
При выборе обратного маршрута мнения также разошлись: Менданья предлагал плыть сразу на восток, в Перу, но победило предложение Гальего. Он и другие опытные штурманы считали, что надо подняться на север до 20º с.ш., а затем следовать путём, который открыл Урданета (1498-1568), до берегов Новой Испании.

Напомню, что баскский мореплаватель и монах Андрес Урданета в 1565 году открыл наиболее удобный и безопасный путь из Филиппин до Акапулько, для чего от Манилы следовало подняться на север примерно до 35º-40º с.ш. и с помощью попутного течения следовать к берегам Америки. Это открытие было доведено до сведения многих испанских капитанов, плававших в Тихом океане.

11 августа 1568 года корабли Менданьи покинули Сан-Кристобаль, взяв курс на север. Шесть тяжёлых месяцев испанцы провели на Соломоновых островах, но впереди их ждал трудный обратный путь.
6 сентября корабли экспедиции пересекли экватор, но вплоть до 17 сентября они не встречали никакой суши, ни одного клочка земли.

В этот день испанцы подошли к одному из атоллов в архипелаге Маршалловых островов, и вот что на нём нашли матросы, высадившиеся на берег:
"...резец, сделанный из гвоздя, говорящий о том, что здесь побывали чьи-то торговые корабли. Они не нашли пресной воды, но увидели несколько кокосовых пальм с надрезанными стволами — указание на то, как островитяне добывают воду. Местные индейцы пьют чичу [это было пальмовое вино], приготовленную из чего-то, похожего на ананас, и поэтому там тучи мух".


Натолкнувшись 2 октября на необитаемый атолл Уэйк, испанцы были разочарованы ещё больше, так как на нём не было абсолютно ничего, кроме нескольких сухих кустов и морских птиц. Менданья был вынужден сократить рационы питания и воды.

17 октября корабли попали в сильнейший шторм и надолго потеряли друг друга из виду. Менданья подозревал, что это произошло из-за происков Сармиенто, который сбежал на “Тодос лос Сантос”, выбрав другой путь, и собирался присвоить себе всю славу от новых открытий.
Шторм продолжался три дня, и Гальего написал в своём дневнике:
"Я плавал 45 лет, но никогда ещё не видел, чтобы ветер налетал с такой силой".
Следует учесть, что во время этого шторма весьма сильно пострадали уже довольно изношенные паруса и такелаж кораблей, да и сами корабли получили значительные повреждения.

Хоть корабли и разлучились во время шторма, они продолжали следовать курсом на восток примерно вдоль 28º с.ш.
На “Лос Рейес” матросы и солдаты Менданьи взбунтовались: они решили, что их корабль никогда не сможет добраться ни до Мексики, ни до Перу, и потребовали, чтобы генерал повернул обратно, к Соломоновым островам, или на Филиппины. С большим трудом Менданье удалось успокоить запаниковавших людей. Однако он ничего не мог поделать с нехваткой продовольствия и воды, с цингой и другими болезнями, косившими экипаж.

Как записал Гальего, в начале ноября каждому члену экипажа в сутки полагалось
"пол-литра тухлой воды, полфунта сухарей, превратившихся в крошево, и немного чёрной фасоли и растительного масла; почти все люди ослепли от слабости, ибо уже ничего не было съестного".


Не лучше была ситуация и на “Тодос лос Сантос”, где тоже заканчивалась вода и жалкая еда. Почти вся команда выбыла из строя из-за болезней, заболел и Ортега, так что почти всё время кораблём в одиночку управлял Сармиенто, лишь изредка и ненадолго доверяя штурвал одному из матросов, который мог хотя бы постоять на ногах.

Наконец 19 декабря Гальего увидел берег Южной Калифорнии. Да, это была земля, но ещё незаселённая и пустынная земля. Как известно, в Калифорнии очень мало рек, впадающих в океан, вроде бы, всего четыре значимых артерии, так что измученные испанцы практически не имели шансов найти воду — надо было скорее добираться до ближайшего порта.

Однако в бухту Сант-Яго, связанную дорогой с городом Колима, “Лос Рейес” смог добраться только 23 января 1569 года. Туда же, ко всеобщему удивлению, через пару дней пришёл и “Тодос лос Сантос”, ведомый Сармиенто.
Гальего писал:
"Всевышнему было угодно свести нас всех в этой гавани. Только Богу ведомо, как мы были рады снова увидеть друг друга. Мы знали, что Господь сотворил чудо, спасая нас от стольких бурь, а на “Альмиранте” оставался только кувшин воды".


Но рады были далеко не все, например, генерал Менданья приказал арестовать Сармиенто, обвинив его в заговоре.
Но были у генерала дела и поважнее: корабли были так истрёпаны за время долгого пути, что требовали срочного ремонта. Однако местные власти категорически отказались предоставить Менданье деньги и материалы для ремонта, ссылаясь на то, что у них отсутствуют соответствующие предписания. Они порекомендовали Менданье как-нибудь добраться до порта Коринто, что на территории современного Никарагуа.

Дав некоторое время командам для отдыха, Менданья провёл мелкий ремонт своими силами и средствами и, проклиная местных бюрократов, повёл свои корабли на юг.
4 апреля “Лос Рейес” и “Тодос лос Сантос” вошли в гавань Коринто, но дальше без серьёзного ремонта они плыть были уже не в состоянии: паруса и такелаж совсем истлели, грот-мачты на обоих кораблях были срублены во время октябрьского шторма, да и корпуса требовали ремонта.

В порту Коринто, действительно, должны были получать необходимую помощь и ремонтироваться королевские корабли, совершавшие официальные походы и рейсы. Однако начальник порта категорически отказал Менданье в помощи, сославшись на то, что у него нет никакой информации о пришедших кораблях и целях их плаванья.

Чтобы оплатить требуемый ремонт, Менданье пришлось продать или заложить всё своё имущество, а также одолжить у Гальего 1200 песо.
Ремонт происходил в соседнем поселении Эль Риалехо и занял больше месяца.
26 мая, к большому облегчению Менданьи, корабли смогли покинуть побережье Никарагуа. Омрачало его настроение только бегство Сармиенто, который был оскорблён неблагодарностью генерала, и в дальнейшем сумеет изрядно навредить ему.

26 июля “Лос Рейес” и “Тодос лос Сантос” прибыли в Эль Кальяо — первое плаванье Менданьи в поисках Terra Australis или земли Офир закончилось.
Менданья даже не успел ещё начать составление отчёта о своём плаванье, а король Филипп II уже мог прочитать доклад, составленный неким чиновником Хуаном де Ороско, которому власти Новой Испании поручили опросить Менданью и его спутников.

Вот мнение дона Ороско, составленное в результате его опросов членов экспедиции:
"8 февраля в гавань Сант-Яго недалеко от Колимы... вошли два потерпевших крушение корабля, на борту которых уже не было провизии, и которые когда-то покинули гавань Лимы в Перу в поисках Соломоновых островов и Новой Гвинеи... Насколько я могу судить по сообщению, мне вручённому, открытия не имеют большого значения, хотя они говорят, что имеют сведения о более благодатных землях. Ибо в ходе этого исследовательского плавания не были найдены ни пряности, ни золото, ни серебро, ни какие-либо иные товары, а все встреченные народы — это обнажённые варвары... Выгода, которую можно было бы извлечь из открытия островов, заключается в том, чтобы обратить в рабство людей или заложить гавань с поместьями в её окрестностях, откуда будет поступать провизия, чтобы затем открыть континент, о котором говорят, что там есть золото и серебро, и люди носят одежду. Если подобная экспедиция состоится, её следует отправить из Новой Испании, что более удобно, поскольку экспедиции, отправившейся из Перу, на обратном пути с описанных островов постоянно препятствует ветер... Из людей, покинувших тогда гавань Лимы, не вернулись 31-32 человека, так как они умерли от болезней или были убиты индейцами с описанных островов".


Можно сказать, что дон Ороско похоронил идею о дальнейших плаваньях в поисках Соломоновых островов, и тот факт, что они всё-таки состоялись, хоть и через значительное время, достоин удивления.

Удивляют и некоторые разночтения доклада Ороско с известными нам фактами. Он сообщает, что корабли вошли в бухту Сант-Яго 8 февраля, а из судовых документов следует, что это произошло 23 января. Не менее странны и данные Ороско о количестве погибших членов экспедиции, хотя это может быть вызвано “скромностью” Менданьи и его спутников. Ведь в Эль Кальяо на берег смогли сойти только около 90 человек, правда, некоторое количество людей скончались на пути от Реалехо до Эль Кальяо.

Карты экспедиции с нанесёнными на них открытыми островами, а также путевые журналы кораблей были упрятаны в секретных архивах Перу. Они ни у кого не вызвали ни малейшего интереса, и особенно отрицательной была реакция местных властей Перу.
Следует учесть, что за время плаванья власть в Перу переменилась: настоящим вице-королём Перу стал дон Франсиско де Толедо-и-Фигероа (1515-1584, вице-король Перу 1569-1581), а Гарсиа де Кастро был отозван в Испанию.

Мало того что Менданья лишился высокого покровительства, и все местные чиновники теперь холодно относились к его попыткам доказать, что он действительно добрался до чудесной страны Офир, и освоение сказочных копей царя Соломона следует начинать как можно быстрее. Менданья искренне верил, что на Соломоновых островах есть золото, но и где-то там поблизости находится огромный материк — Terra Australis.
Гипотетические богатства не интересовали нового вице-короля, он был заинтересован в наведении порядка в Перу и в получении здесь максимальных прибылей для своего короля. Дон Толедо вполне логично полагал:
"У нас нет рук, чтобы сохранить то, что имеется здесь, в Индиях, так что бессмысленно посылать людей за две тысячи миль для новых приобретений".


В поисках Terra Australis. Часть II. Первая экспедиция Менданьи

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: