Луций Корнелий Сулла: попытка портрета диктатора. Часть XIV. Гражданская война: 82 год до Р.Х.


Ворчалка № 842 от 05.03.2016 г.




Наблюдая за успехами партии Суллы в гражданской войне, на его сторону начали открыто переходить сенаторы, которые во время террора, устроенного Марием и Цинной, предпочитали помалкивать.
Одним из первых на сторону Суллы перешёл Луций Марций Филипп (141-73), консул 91 года и цензор 86 года. Ему поручили установить контроль над Сардинией, находившейся под властью марианцев, и он с этой задачей прекрасно справился в 82 году, разбив противников и убив наместника этой провинции Квинта Антония Бальба. Вероятно, в ходе этой же операции Марцию удалось захватить и Корсику.

Но самые важные события 82 года разворачивались всё же в Италии. К весне выяснилось, что с набором дополнительных контингентов дела значительно лучше обстояли у консулов Карбона и Мария-младшего, так как италики не доверяли Сулле несмотря на все его обещания не ущемлять их прав. В результате нового набора консульские армии почти в три раза превосходили по численности войска Суллы и его сторонников. Но не стоит забывать, что на стороне ветеранов Суллы был большой опыт участия в боевых действиях, а этим консульские армии похвастаться не могли.

Первые столкновения враждующих сторон произошли весной 82 года, как севернее Рима, так и к югу от него, но на севере Италии боевые действия начались немного раньше.

Всё началось с того, что в Умбрии претор Каррина самонадеянно напал со своей армией на войска Метелла, которые уступали ему в численности; но армия Каррины потерпела сильное поражение и обратилась в бегство.
На помощь терпящим бедствие силам из Аримина поспешил консул Карбон со своей армией, которому удалось приостановить наступление Метелла. Вероятно, Карбону и удалось бы разгромить малочисленную армию Метелла, но в этот момент его конница попала в ловушку, устроенную подоспевшим к месту сражений Помпеем, и был почти полностью уничтожена.
Потерпев такое тяжёлое поражение, Карбон с остатками своей армии поспешил укрыться в Аримине. При отступлении часть армии Карбона перешла на сторону сулланцев; сбежал к Помпею и квестор Карбона по имени Гай Веррес, который прихватил с собой и армейскую казну.

На южном направлении Сулла в начале марта двинулся со своей армией на Рим и вошёл в Лаций. Консул Марий-младший поспешил перекрыть Сулле дорогу на Рим и преградил ему путь близ Сакрипорта, причём сделал это столь оперативно, что Сулла не успел соединиться с войсками своего легата Гнея Корнелия Долабеллы (будущего консула 81 года). Пришлось Сулле рискнуть и вступить в бой только с теми силами, которые оказались в его распоряжении, так как попытка уклониться от сражения была бы всеми расценена как признак слабости, что могло значительно ухудшить положение сулланцев.

Древние авторы очень по-разному описывают как начало, так и весь ход сражения. Ясно только одно, что ветераны Суллы довольно быстро опрокинули превосходящие их по численности ряды новобранцев Мария и обратили их в бегство: началась настоящая резня, во время которой марианцы потеряли только убитыми от 10 000 до 20 000 человек; потери сулланцев составили, по Плутарху, 23 человека.

Описание этого сражения у Плутарха читается как приключенческий роман, и я позволю себе привести его полностью:
"После этого при Сигнии Марий, у которого было восемьдесят пять когорт, стал вызывать Суллу на бой. Сулла и сам жаждал сражения именно в этот день, потому что увидел такой сон: приснилось ему, что старик Марий, уже давно умерший, советует Марию, своему сыну, остерегаться наступающего дня, который-де несет ему тяжкую неудачу. Поэтому Сулла жаждал боя и послал за Долабеллой, чей лагерь находился поодаль. Но так как дороги были заняты врагами, преграждавшими путь Сулле, солдаты его, с боем прокладывая себе дорогу, устали, а заставший их за этими трудами ливень измучил их окончательно. Центурионы подошли к Сулле и указали ему на солдат, которые, не держась на ногах от усталости, отдыхали на земле, подложив под себя щиты, и просили отложить сражение. Но когда Сулла нехотя согласился, а солдаты стали насыпать вал для лагеря и рыть ров, на них напал Марий. Гордо скакал он перед строем, надеясь, что рассеет войско, в котором царит замешательство и беспорядок. И тут волею божества совершилось то, о чем Сулла слышал во сне. Гнев овладел его солдатами и, бросив работу и воткнув свои копья в землю подле рва, они выхватили мечи и вступили в рукопашный бой с противниками. Те долго не продержались, но обратились в бегство, и множество их было убито. Марий бежал в Пренесту, но нашел ворота уже запертыми. Он обвязался спущенною ему веревкой и был поднят на стену. Некоторые говорят, что Марий и не заметил, как началось сражение: отдав все распоряжения, измученный бессонницей и усталый, он прилёг на землю и заснул где-то в тени; лишь потом, когда началось бегство, его с трудом разбудили. В этом сражении Сулла, говорят, потерял только двадцать три человека, а врагов перебил двадцать тысяч".


В противовес Плутарху с его знамениями и сновидениями, Аппиан описал это сражение довольно сухо:
"С поражением же у Пренесте дело обстояло так. Сулла захватил Сетий, после чего Марий, расположившийся лагерем вблизи него, подался немного назад. Прибыв к так называемой священной гавани, он выстроил войско в боевой порядок и дрался храбро. Когда левый фланг начал сдавать свои позиции, пять когорт пехоты и две турмы конницы не устояли и дали сигнал к отступлению, побросали свои знамёна и передались на сторону Суллы".


Все источники сходятся только в том, что жители Пренесте заперли городские ворота перед бежавшей в панике армией Мария. В город попала только незначительная часть его войска, состоявшая, в основном, из римлян, а контингенты союзников остались у городских стен. Самого Мария-младшего успели поднять в город на верёвках, а большая часть его армии была захвачена в плен Суллой.

Отметим, что когда в 83 году армия Суллы проходила через земли самнитов, те не проявили враждебности, но зимой их контингенты пополнили армии новых консулов. У стен Пренесте среди прочих пленников оказались несколько тысяч самнитов и луканов, которых Сулла приказал безжалостно казнить. Этим жестом Сулла продемонстрировал римлянам, что он борется со всеми врагами Республики, как внутренними, так и внешними.

Захватить Перенсте немедленным штурмом было невозможно, так как Марий-младший незадолго до этого значительно усилил оборонительные сооружения этой важной крепости. Город был в состоянии выдержать длительную осаду, так что Сулла начал готовиться к решительным действиям. Он приказал окружить город глубоким рвом и валом, чтобы никто не мог незаметно покинуть город, так как изолированный Марий-младший представлял собой не слишком большую опасность. Но и оставлять в тылу сильный и враждебный гарнизон Сулла не собирался.

В это время с севера пришли срочные донесения о новых успехах сулланцев: там Метелл и Помпей одержали новые победы над врагами. В таких условиях Сулла предпочёл не терять времени на осаду хорошо укреплённого города, а двинуть свою армию на Рим, но при этом ему пришлось выделить часть войск под командованием Квинта Лукреция Офеллы для осады Пренесте.

При получении известий о новых успехах сторонников Суллы, поток перебежчиков на сторону опального проконсула значительно увеличился. Перешёл на сторону Суллы принцепс Сената Луций Валерий Флакк (140-69), консул 100 года, который вскоре оказал Сулле значительные услуги и стал начальником конницы при будущем диктаторе. Его примеру последовали брат последнего, Гай Валерий Флакк (консул 93 года), наместник Трансальпинской Галлии, видный сенатор Публий Корнелий Цетег (130-66) и многие другие.

Такая тенденция встревожила лидеров марианской партии, так что претор Дамасипп на срочно созванном заседании Сената расправился с некоторыми из подозрительных с его точки зрения лицами. Прямо в курии были убиты Публий Антистий (124-82), тесть Помпея, и Гай Папирий Карбон Арвина, двоюродный брат консула Гнея Карбона. Их заподозрили в симпатиях к Сулле.
На выходе из курии был убит Луций Домиций Агенобарб, консул 94 года, который пытался убежать от убийц. Неподалёку, возле храма Весты, нашёл свою смерть и великий понтифик Муций Сцевола (консул 95 года).
Тела убитых сенаторов баграми сволокли к реке и сбросили в Тибр.

Большинство античных источников утверждает, что эта расправа произошла по прямому указанию Мария-младшего, который из Пренесте переслал Дамасиппу приказ, расправиться с его врагами.
Хотя случившееся в Риме и было на руку Сулле, и он мог бы использовать это в своей пропагандистской кампании, будущий диктатор не стал затрагивать эту историю в своих речах: Сулла мог бы обличать убийц или проливать слёзы об их жертвах, но он промолчал даже в своих мемуарах.

Тем временем, Карбон, потерпевший несколько поражений от Помпея и Метелла, всё ещё сохранял значительные силы, с которыми он пытался переломить ход войны на сторону марианцев, но для этого требовалось вначале деблокировать Пренесте, где укрывался Марий-младший. Эти попытки Карбона оказались неудачными.
Марк Теренций Варрон Лукулл (116-56), младший брат знаменитого полководца Луция Лициния Лукулла, в сражении возле Плаценции наголову разбил одну из армии Карбона.

Плутарх очень красочно и поэтично обрисовал данное событие:
"Он [Лукулл] стоял у Фиденции (?) с шестнадцатью когортами против пятидесяти когорт противника, и хотя видел боевой пыл своих воинов, не решался начать сражение, так как многие из его людей были безоружны (?).
Пока он медлил и раздумывал, подул мягкий, ласковый ветерок и осыпал войско дождём цветов, принесённых с соседнего луга, и цветы сами собою так легли на щиты и шлемы воинов, что врагам показалось, будто бы это венки. Воодушевленные этим, воины Лукулла начали сражение и, перебив восемнадцать тысяч, захватили неприятельский лагерь".


Другой армией Карбона, посланной к Пренесте, командовал Гай Марций Цензорин. Да, тот самый Марций Цензорин, который в 87 году убил консула Гнея Октавия, а его голову преподнёс Цинне.
Карбон выделил Марцию семь или восемь легионов, но тот не сумел с ними пробиться к Марию, так как его армия попала в засаду, устроенную Помпеем. В ходе сражения войска Марция понесли тяжелые потери, а, узнав о бегстве своего полководца, многие легионеры разошлись по домам.

Оставшуюся часть своей армии Марций объединил с отрядами, которыми командовали Дамасипп и Каррина, и снова попытался прорваться к Пренесте, но и эта попытка миарианцев окончилась неудачей.
Марий-младший со своей стороны пытался прорвать блокаду города изнутри, но все его попытки были отражены Оффелой.

Луций Корнелий Сулла: попытка портрета диктатора. Часть XIII. Начало гражданской войны: 83 год до Р.Х.

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: