Вслед за Икаром: несколько заметок о воздухоплавателях и авиаторах прошлого. Часть I


Ворчалка № 835 от 16.01.2016 г.




Я не буду заниматься отслеживанием китайских источников или индийских слухов о различных летательных аппаратах, попытки создания которых предпринимались в далёкие времена. Ограничимся, вначале, Европой, а там посмотрим...

Первый летающий аппарат тяжелее воздуха, по слухам, изготовил Архит Тарентский на рубеже V и IV веков до Р.Х. Это была механическая модель, напоминающая птицу, которую Архит назвал голубем. Данный голубь пролетел около двухсот метров и упал. Повторно взлететь птичка Архита уже не смогла.

Наверняка были и другие попытки соорудить летающий аппарат, но никакого существенного следа в истории аэронавтики они не оставили.

Первую реальную попытку полёта с помощью искусственных крыльев, о которой нам теперь известно, предпринял в IX веке андалузский учёный Абуль-Касим Аббас ибн Фирнас ат-Такурини (810-887).
В 852 году он соорудил из перьев и ткани, натянутой на деревянный каркас, подобие крыльев, больше похожее на современный зонтик. Он спрыгнул с минарета Великой мечети Кордовы, но не полетел, а упал, и этот “зонтик” спас ему жизнь; так что Фирнас рухнул вниз, но отделался лишь травмами средней тяжести.

Затем этот ибн Фирнас стал совершенствовать свой летательный аппарат и создал нечто вроде дельтаплана. С помощью нового аппарата ибн Фирнас прыгнул с холма и, по слухам, смог продержаться в воздухе несколько минут, но во время приземления произошла авария, и авиатор получил тяжёлые увечья. Известно, что после аварии ибн Фирнас сокрушался о том, что не догадался сделать хвостовое управление у своего летательного аппарата.

Возможно, именно дошедшие известия об экспериментах ибн Фирнаса вдохновили монаха Эйлмера (Оливера) из Малмсбери, и он в середине XI века тоже предпринял попытку полёта с помощью искусственных крыльев. Эйлмер был вдохновлён мифом о Дедале и Икаре, по описанию Овидия соорудил себе аналогичные крылья и грамотно спрыгнул с башни аббатства против ветра. Считается, что он пролетел около 125 шагов, прежде чем упал и переломал себе ноги. Позднее он, как и ибн Фирнас, тоже очень сокрушался о том, что не догадался прикрепить к своим ногам хвост для регулировки полёта; но настоятель аббатства категорически запретил Эйлмеру повторные попытки совершить полёт.

Известно, что механик из Нюрнберга Гаутт смастерил искусственного орла, которым приветствовал въезд императора Карла V (1500-1568, император с 1519) в Гент; птица пролетела при этом больше мили. Есть подозрение, что подобная модель “летательного аппарата” передвигалась по тонкому тросику, что создавало иллюзию полёта.

Сохранились сведения о некоем мастере из Перуджи по имени Джиованни Баттиста Данти (1477-1517), который якобы соорудил некую крылатую конструкцию и с её помощью смог перелететь через Тразименское озеро. Впрочем, по другим сообщениям, Данти пытался взлететь с колокольни, упал и переломал себе кости.

Об этом мастере Данти мы знаем из комментариев к трудам Леонардо да Винчи, который и сам создал несколько проектов летательных аппаратов тяжелее воздуха, в том числе и геликоптёров, но к созданию действующих моделей на основании своих рисунков так и не приступил. Однако он выдвинул оригинальную идею о том, что для передвижения в воздухе подобные аппараты следует оснастить некими двигателями.

Иоганн Иоахим Бехер (1635-1682), знаменитый физик и химик, со слов одного очевидца сообщал, что при польском дворе некий итальянец Баратини соорудил из соломы и лыка летательный аппарат, на котором поднимался в воздух вместе с двумя товарищами. Баратини собирался за 24 часа долететь на своём аппарате до Стамбула, но упал возле Варшавы.

Профессор из Киля Георг Паш (1661-1706) утверждал в своём труде “De novis inventis” (Lipsiae, 1700), что знал об одном учёном испанском монахе, с детства увлекавшемся идеей воздушных полётов. Этот человек, якобы, с детства делал попытки летать, подражая птицам: он привязывал к свои рукам крылья из перьев. Однажды он спрыгнул с башни и пролетел более двухсот шагов, но то ли от сильного ветра, то ли от страха, он в полёте совершил ошибку, упал на землю, сломав себе ноги, и вскоре умер. Перед смертью он сожалел, что забыл прикрепить к своей спине хвост.

Рассказывают, что в Курляндии в начале XVIII века один латыш тоже прыгнул с колокольни и якобы пролетел около двух километров; потом он упал и сломал себе ногу. Этот человек также жаловался на то, что забыл привязать себе хвост, который должен был бы служить ему рулём.

В своё время много шума наделало изобретение португальского священника Бартоломеу Лоренцу ди Гушмау (1685-1724), продемонстрированное в Лиссабоне в 1700 году.
[В русскоязычной Википедии его называют Братоломей Лоренцу де Гусман, хотя на португальском он известен как Bartolomeu Lourenço de Gusmão.]
Посланник австрийского императора переслал в Вену копию доклада, который был представлен королю Португалии Педру II (1648-1706, король с 1683, регент с 1667). В этом докладе сообщалось о том, что священник Лоренцу изобрёл машину, которая может передвигаться по воздуху значительно быстрее, чем теперь передвигаются по земле или по воде.
Также утверждалось, что аппарат Лоренцу может пролететь около двухсот миль за сутки. Эта машина могла бы оказаться очень полезной в военное время, а также для кругосветных путешествий.

К докладу также прилагалось изображение аппарата Лоренцу, из которого следовало, что корпус аппарата был похож на раковину со встроенными внутри корпуса раздувальными мехами и воздуховодными трубками. С двух сторон к корпусу были приделаны крылья для удержания аппарата в равновесии, а сзади крепился руль для управления аппаратом. Чем-то этот аппарат напоминал современникам птицу – ну, а что же ещё он мог напоминать?
Сообщение об аппарате священника Лоренцу было помещено в венских газетах, а оттуда перекочевало в несколько книг о воздухоплавании.

Однако вскоре с изобретением Лоренцу ди Гушмау началась путаница, и стали появляться разноречивые сообщения о сходных попытках, относящихся к различным временам. В частности, два сообщения относятся к 1709 году.

В первом из них сообщается о том, что Лоренцу ди Гушмау в присутствии короля Жоао V (1689-1750, король с 1706) в присутствии королевского семейства и многочисленных гостей продемонстрировал небольшую модель воздушного шара, которая была уничтожена во время испытаний из-за опасности возникновения пожара. Подчёркиваю, что это была небольшая модель. Источником тёплого воздуха были некие горючие вещества, находившиеся в глиняном горшке, а оболочка была сделана из бумаги, пропитанной неизвестным составом.

К тому же 1709 году относят испытание летательного аппарата, который был аналогичен предыдущей модели, но теперь указывалось, что он сверху был накрыт тентом, напоминавшим большой парус. То есть, это мог быть некий прообраз воздушного шара, но уж больно описание данного аппарата не походит на оный.

Очень может быть, что испытание модели воздушного шара в 1709 году произвёл однофамилец священника, так как есть свидетельства о том, что в 1736 году некий Гушмау поднялся на воздушном шаре на высоту около 65 метров. Корзина этого воздушного шара диаметром около двух метров была сплетена из ивовых прутьев и обклеена бумагой, а оболочку шара сделали из особой бумаги. Устройство, подававшее тёплый воздух в оболочку шара, не было описано.

Лоренцу ди Гушмау надеялся с помощью подобных воздухоплавательных аппаратов возродить мощь португальского королевства, но его современники не оценили важность данного изобретения.
Интерес к португальским аппаратам оживился только после испытаний воздушного шара Могольфье, но за давностью времён известия о его предшественниках были полны неточностей и даже небылиц.

Профессор Леонард Кристоф Штурм (1669-1719) в начале XVIII века работал в Университете Франкфурта-на-Одере. Он, в основном, занимался военной архитектурой, но проявил и некоторый (чисто теоретический) интерес к проблемам воздухоплавания.
Проделав некоторые математические расчёты, Штурм предложил конструкцию летательного аппарата, корпус которого был сделан из воска (?) и слегка утяжелён свинцом. Подъёмную силу этому аппарату должны были обеспечивать полые стеклянные шары, из которых откачан воздух. После этого, выбрасывая излишнее количество свинца, можно легко поднять подобный аппарат в воздух. Передвигаться по воздуху аппарат Штурма должен был с помощью вёсел (?). В случае возникновения опасности аппарат Штурма можно было легко посадить на землю: для этого было достаточно с помощью краников впустить в шары некоторое количество воздуха.
О попытках создать действующий по этому принципу аппарат нам ничего не известно.

По сообщению знаменитого турецкого путешественника Эвлия Челеби (1611-1682), Ахмет Челеби (1609-1640) по прозвищу Хезарфен (Многомудрый) в 1632 году прыгнул с Галатской башни высотой 55 метров и на самодельных крыльях перелетел через Босфор, преодолев путь около 3500 метров. Так написал Эвлия Челеби, но этому удивительному событию он уделил всего три предложения в своём огромном труде.
Больше ни в одном из современных источников о данном событии не упоминается, однако в Турции эта история пользуется огромной популярностью.
Стоит отметить, что даже современный профессиональный дельтапланерист на хорошем современном аппарате вряд ли смог бы повторить подобный полёт. Во всяком случае, никто до сих пор и не повторил.

Тот же Эвлия Челеби кратко сообщает о том, что в 1633 году Лагари Хасан Челеби, родной брат Ахмета Челеби, совершил успешный полёт на пороховой ракете длиной около 3.5 метров. Эта ракета якобы поднялась на высоту около 300 метров и упала в море, а Лагари спасся с помощью искусственных крыльев, который смягчили его падение в воду.
Возможно, такие попытки действительно были, но с другой стороны книга Эвлия Челеби содержит столько небылиц...

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: