Турниры в Японии: поэтические. Часть IV


Ворчалка № 832 от 19.12.2015 г.




Известно, что 78-й император Нидзё-тэнно (1143-1165, правил 1158-1165) увлекался поэзией, и в его дворце несколько раз устраивались поэтические турниры, да и сам император был неплохим поэтом, так как 16 его песен включены в различные императорские антологии. В 1162 году состоялся турнир “Госё утакай”, на который Киёсукэ был приглашён и как знаменитый поэт поэт, и как один из судей.
[Госё – императорский дворец в Киото; утакай – ежегодный весенний поэтический турнир (или собрание), организованный императором.]
На этот турнир пригласили ещё несколько знаменитых судей, среди которых были: Фудзивара-но Нориканэ (1107-1165), известный также под именем Окадзака-но Самми, который считался наставником императора в вопросах поэзии; упомянутый выше Тосинари; Фудзивара-но Сигэиэ (1128-1180), известный также как Дайни Нюдо.

Когда огласили песню, в которой использовалось выражение “кономо каномо” (тут и там), Самми стал резко критиковать его:
"Следует употреблять выражение “кономо каномо” только по отношению к горе Цукуба. Нельзя так говорить о всяких разных горах".
Киёсукэ недовольно пробурчал, но так, чтобы его все услышали:
"Так можно сказать не только о горе Цукуба. Даже и о реке так можно сказать".
Самми усмехнулся и язвительно попросил:
"Приведите в доказательство песню".
Тогда Киёсукэ сказал:
"Когда Мицунэ писал Предисловие к „Собранию Оигава“, он употребил слова “оигава кономо каномо”, уж это точно".
Все спорщики смолкли, а Камо-но Тёмэй оставил такой комментарий к этому случаю:
"Не следует критиковать, если не знаешь наверняка".
[Осикоти Мицунэ (859-925) – один из составителей императорской антологии “Кокинвакасю”, входит в число 36 бессмертных поэтов; 194 его песни включены в императорские антологии, в том числе 60 его песен включены в “Кокинвакасю”.
Оигава - река, впадающая в Тихий океан.]

Об этой истории написали и Камо-но Тёмэй в “Записках без названия”, и сам Киёсукэ в “Карманных записях” (“Фукуро соси”), но их рассказы несколько различаются.
Во-первых, Тёмэй считает, что спорая песня принадлежит кисти Киёсукэ, а последний просто говорит о споре вокруг оглашённой песни.
Во-вторых, Киёсукэ пишет, что основной спор разгорелся между Нориканэ, Тосинари и Сигэиэ, а он сам лишь невольно вмешался в их спор. Киёсукэ с удовлетворением пишет, что
"споря, они были сначала как львы, потом – как мышки".


В 1169 году в Удзи у регента Фудзивара-но Мотофуса (1144-1230) состоялся поэтический турнир “Као ганнэн удзи бэцугё утаавасэ”.
[1169 год (с апреля по декабрь) был первым годом правления (ганнэн) императора Такакура (1161-1180); годами Као в Японии называют период с апреля 1169 по апрель 1171 года. Удзи бэцугё – дворец (Мотофуса) в Удзи.]
Киёсугэ несколько опоздал к началу состязания, так что когда все участники уже сдали сочинённые песни, он всё ещё обдумывал своё стихотворение и задерживался с подачей листка. Но это был сам Киёсугэ, так что никто и не думал протестовать.
Киёсугэ уже сложил четыре последние строки, а вот первая, пятизначная, ему никак не давалась; время шло... Наконец Киёсукэ написал пять знаков, но написал их так мелко, как пишут комментарий, и отдал свою песню.
Камо-но Тёмэй считает, что
"и, правда, это неудачная пятизнаковая строчка".


Однако нам трудно об этом судить.
Вот перевод этой песни, сделанный М.В. Торопыгиной:
"Так много лет
Стражу моста Удзи,
Что спрошу,
Сколько поколений сменилось,
Пока течет здесь вода".
А вот как эта же песня звучит в переводе И.А. Ворониной:
"Спрошу-ка я у старика,
У сторожа моста
Реки старинной Удзи:
С каких времён
Вода в ней столь чиста?"
Данная песня была включена в императорскую антологию “Синкокинвакасю” под № 743 и является аллюзией на песню из “Кокинвакасю” (№ 904), которая в переводе А.А. Долина звучит так:
"О, недремлющий страж
У моста через бурную Удзи!
Вновь пришел я сюда
И увидел с болью душевной,
Как тебя состарили годы".


При подготовке к турниру “Кэнсюн Монъин хокумэн утаавасэ”, который проходил в 16-й день 10-й луны 1170 года, Минамото-но Ёримаса (1105-1180) по прозвищу Гэндзамми [достиг третьего придворного ранга], на заданную тему “По дороге к заставе падают листья” сочинил такую песню:
"В столице
На ещё зелёные листья
Я смотрел, но
Опавшими алыми листьями
Устлана застава Сиракава".
[Кэнсюн Монъин (1142-1176), в девичестве Тайра-но Сигэко, жена императора Госиракава (1127-1192, правил 1155-1158) и мать императора Такакура (1161-1181, правил 1168-1180).]
Ёримаса сочинил ещё много песен на эту же тему, но всё равно испытывал какую-то тревогу.
Поэтому незадолго до турнира Ёримаса пригласил к себе Сюнъэ и показал тому беспокоившую его песню.
Монах выслушал предложенную песню и дал ей такую оценку:
"Эта песня напоминает песню Ноин (“Дует ветер осенний на заставе Сиракава”). Пусть она и не равна песне Ноин, но показывает, что и так можно выразиться. Мне кажется, это сочинено красиво. Похожесть не должна вызвать нареканий".
[Ноин-хоси – это монашеское имя поэта Татибана-но Нагаясу (988-1050), который знаменит не только как прекрасный поэт; он считается первым поэтом-путешественником, и самыми знаменитыми продолжателями этой традиции были Сайгё (1118-1190) и Басё (1644-1694). Ноин стал монахом в 1013 году, жил в провинции Сэтцу и очень много путешествовал.]
[В переводе А.А. Долина упомянутая песня Ноина звучит так:
"Провожала меня
Столица весеннею дымкой,
А к исходу пути
Над заставою Сиракава
Свищет стылый ветер осенний..."]
Ёримаса поблагодарил Сюнъэ за оценку его сочинения и, прощаясь, сказал:
"Я верю вашей оценке, и представлю именно эту песню. А что уж выйдет - ваша вина".
На турнире песня, представленная Ёримаса, получила высокую оценку судей и победила, так что Ёримаса с радостью сообщил об этом Сюнъэ.
Позднее Сюнъэ говорил:
"Хоть я и видел, что в этой песне что-то есть, но пока не было известий, победила она или проиграла, я все равно беспокоился. Я искренне рад, что песня удостоилась такой высокой оценки".


В том, что Ёримаса перед оглашением своей песни на турнире посоветовался с опытным поэтом, в данном случае Сюнъэ, не было ничего необычного. Считалось хорошим тоном, чтобы молодой автор показывал свои песни опытным поэтам перед турнирами или поэтическими собраниями, что помогало им избегнуть многих грубых ошибок.
Камо-но Тёмэй вспоминал, что в молодости, готовясь к “Турниру хризантем в северных покоях экс-императрицы Такамацу”, он по неопытности сочинил песню с использованием знака “ходзиру”. Однако, как только Тёмэй показал свою песню опытному поэту Фудзивара-но Тикасигэ (1112-1187), более известному под монашеским именем Сёмэй Нюдо, и тот сразу же указал автору на его промах:
"Эта песня содержит большую ошибку. Когда умирают император или императрица, употребляют знак “ходзиру”. Этот знак читается “кудзуру”. Как же можно употреблять это слово в песне, которую прочтут во дворце императрицы?"
Тёмэй почтительно учёл замечание Сёмэя и представил на турнир другую песню.
Вскоре после турнира Такамацу-ин умерла. Если бы на турнире была представлена первоначальная песня Тёмэя, то при дворе стали бы говорить о дурном предзнаменовании, что могло погубить репутацию молодого поэта.
[Такамацу-ин (1141-1176) - жена императора Нидзё (1143-1165, правил 1158-1165) и дочь императора Тоба (1103-1165, правил 1107-1123).]

Сюнъэ рассказывал, что в 1118 году во дворце чиновника Ходзёдзидоно [Фудзивара-но Тадамити (1097-1164)] состоялся турнир “Найдайдзинкэ утаавасэ”, на котором темы для песен задавались по ходу состязания, а имена авторов при оглашении песен не назывались. Тосиёри и Мототоси были на этом турнире и судьями, и участниками.
Тосиёри представил такую песню:
"Как не досадовать!
В просветах облаков
Дракон живущий,
Даже он покажется тому,
Кто думает о нём".
(Перевод М.В. Торопыгиной)
На свою беду Мототоси принял слово “дракон (тацу)” за слово “журавль (тадзу)”. В условиях ограниченного времени на оценку, Мототоси не успел вникнуть в смысл песни, оба указанных слова обозначались одинаковыми иероглифами, а знак нигори, обозначавший озвончение, тогда ещё не ставился.
Мототоси резко раскритиковал представленную песню:
"Журавль живет на болоте, отчего же ему жить в просветах облаков?"
Хотя песня Тосиёри и была на турнире объявлена проигравшей, он не стал предъявлять претензий к судейству.
Немного позже Тадамити, которому этот случай показался подозрительным, обратился к Тосиёри с просьбой:
"Напишите, пожалуйста, всё, что было высказано судьями сегодня вечером".
Тосиёри написал:
"Это был не журавль, а дракон. Один человек во что бы то ни стало, всей душой, желал увидеть дракона, и поэтому дракон появился, и человек смог его увидеть. Вот это о чём".
Сюнъэ снисходительно добавлял к этой истории:
"Мототоси - человек талантливый, но нетерпеливый, у него есть привычка критиковать других необдуманно и легковесно, поэтому у него много просчётов".
Но не забывайте, уважаемые читатели, что Сюнъэ был сыном Тосиёри.

Турниры в Японии: поэтические. Часть III

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: