1956 год: венгерское восстание. Часть XX. Подготовка к аресту группы Надя Имре


Ворчалка № 815 от 22.08.2015 г.




В эти переговоры между Москвой и Белградом 9 ноября вставил своё первое слово и Кадар Янош, который высказался в том духе, что надо потребовать от Надя Имре заявление об его отставке с поста премьер-министра. Затем Надь и его соратники должны документально пообещать, что не будут заниматься деятельностью, враждебной новому правительству Венгрии.
При выполнении этих условий, по мнению Кадара, Надя со спутниками можно было бы отпустить в Югославию, чтобы не обострять отношений с Белградом.
В тот же день Кадар получил из Москвы ответ, в котором указывалось, что
"Надь Имре и его группу ни в коем случае нельзя передавать югославам".
Большой Брат лучше знает, что делать!

10 ноября ЦК КПСС несколько смягчил свою позицию по этому вопросу и написал югославским товарищам, что теперь уже не следует обсуждать вопрос о том, насколько правильно поступили сотрудники югославского посольства в Будапеште, предоставив убежище Надю и его спутникам, а следует совместно искать конкретный выход из создавшегося положения.
В этом письме впервые прозвучал план перемещения Надя Имре со спутниками на территорию Румынии с согласия правительств Венгрии и Румынии. Такое решение проблемы не нанесло бы урона престижу Югославии и соответствовало бы интересам венгерского правительства.
Кадар со своей стороны добавил, что те члены группы Надя (кроме Лошонци и самого Надя), которые заявят о поддержке нового венгерского правительства, могут оставаться на территории страны, но высоких постов они уже не займут.

Румынские руководители полностью поддержали это предложение ЦК КПСС и выразили готовность немедленно приступить к переговорам с Надем, чтобы убедить его принять подобное предложение, а также предоставить самолёт для транспортировки венгров из Будапешта в Румынию.

Югославы, однако, неожиданно упёрлись, и 12 ноября посол Солдатич заявил Кадару, что предложенный выход из ситуации вокруг группы Надя наносит ущерб престижу Югославии; также руководители ФНРЮ не считают Румынию подходящей страной для перемещения туда Надя и его группы.
По мнению югославских товарищей, существует только два выхода из создавшегося положения:
1. новое венгерское правительство даёт гарантии безопасности Надю и его группе; в этом случае они остаются на территории Венгрии;
2. Надь и его группа эвакуируются в Югославию, где получают право убежища.

Несколько дней шли переговоры между заинтересованными странами, Югославией, Венгрией и Румынией, под приглядом со стороны Москвы. Поляки попыталась было внести свой вклад в дело об урегулировании ситуации вокруг группы Надя, но их инициативу венгры вежливо отклонили.
Сам Кадар 14 ноября говорил, что никто не будет наказан за участие в прошлых событиях, а участие Надя в политической жизни страны зависит лишь от него самого.

16 ноября румынский лидер Георге Георгиу-Деж (1901-1965) сообщил югославскому послу Николе Вуяновичу, что он лично собирается прилететь в Будапешт для урегулирования ситуации вокруг Надя Имре или прислать туда своего личного представителя. По мнению Дежа, Надь Имре с группой спутников лучше оставаться в Румынии до тех пор, пока ситуация в стране не урегулируется. В случае же, если Надь и Лошонци заявят о поддержке правительства Кадара, то они смогли бы остаться у себя дома в Венгрии.
В любом случае Деж или его представитель обсудят с Надем вопрос о его переезде в Румынию.

В тот же день под давлением югославов, Надь и Лошонци дали согласие покинуть территорию посольства ФНРЮ в Будапеште и вернуться в свои дома, если правительство Кадара даст письменные гарантии обеспечения их личной безопасности. Посол Солдатич довёл эту информацию до сведения Кадара, который согласился дать такие гарантии, и они договорились о том, что группа Надя сможет покинуть посольство уже утром 17 ноября.

Узнав о достижении предварительной договорённости с Кадаром, здание посольства утром 18 ноября покинули Санто Золтан, Дьёрдь Лукач (1885-1971) и Ваш Золтан (1903-1983) с семьями, чтобы вернуться по домам. Этих людей ведь не было в списке лиц, которых предполагалось вывезти в Румынию, но до дома никто из них так и не добрался, а 23 ноября их всех отправили в Румынию.
Югославы сделали вид, что не заметили исчезновения этих людей в Будапеште, так как уже стремились побыстрее избавиться от присутствия нежеланных гостей в стенах своего посольства. Но я забежал немного вперёд.

Однако под давлением Москвы 17 ноября Кадар вызвал к себе посла Солдатича и вместо вручения последнему обещанных письменных гарантий довёл до его ведения более жёсткие условия, при выполнении которых группа Надя сможет покинуть здание посольства ФНРЮ.
Надь Имре и Лошонци Гёза должны объявить о добровольной отставке со своих министерских послов, выступить с самокритикой своих предыдущих действий, одобрить действия правительства Кадара в борьбе с контрреволюцией и обязаться не совершать никаких действий против нового правительства Венгрии. Пока же положение в стране не будет урегулировано, группе Надя следует найти убежище в одной из социалистических стран.

Удивлённые югославы лишь вяло протестовали, по-прежнему настаивая лишь на получении письменных гарантий безопасности для всех членов группы Надя, после чего все они смогли бы вернуться домой.
Вопрос о переезде этой группы в Югославию посол Солдатич на этот раз уже не поднимал. Что касается требуемых Кадаром заявлений со стороны Надя и Лошонци, то это является делом свободной воли упомянутых лиц и относится к категории внутривенгерских дел.

Советские эмиссары в Венгрии тоже не бездействовали: изучив ситуацию в стране, они (Суслов, Аристов и Шелепин) 17 ноября предложили рассмотреть на заседании ЦК КПСС вопрос об аресте группы Надя при выходе из здания югославского посольства, чтобы этапировать их всех на территорию Румынии.
Сообщалось также, что товарищ Кадар согласен с подобным решением этого вопроса.

Тем временем, дальнейшие переговоры между правительствами Венгрии и Югославии стали носить характер фарса. Обе стороны прекрасно понимали, чем всё закончится, но, как говорится, соблюдали видимость приличий.
21 ноября Кадар сообщил югославским товарищам, что он письменно подтверждает ранее сделанное заявление о том, что
"венгерское правительство не намерено применить к Надю Имре и членам его группы репрессий за их прошлые действия".


Кадар теперь уже не требовал никаких покаянных выступлений со стороны Надя и Лошонци, так как
"написание такого заявления является делом свободной воли указанных лиц".
Получалось, что все требования югославской стороны были удовлетворены: теперь члены группы Надя могли свободно покинуть своё убежище на территории посольства ФНРЮ в Будапеште и вернуться в свои дома.

Никто почему-то не вспомнил о том, куда делись товарищи Санто, Ваш и Лукач?
А советские эмиссары бодро рапортовали в Москву о том, что генерал Серов вместе с венгерскими коллегами предпринял все необходимые меры для подготовки предстоящего ареста всех членов группы Надя, сразу же после того как они покинут своё убежище.
Выезд венгерских беженцев из здания югославского посольства планировалось осуществить вечером 22 ноября.
Развязка близилась.

В первой половине дня 22 ноября с Надем Имре встречались гости из Румынии: сам Георгиу-Деж, премьер-министр Румынии Киву Стойка (1908-1975) и Вальтер Роман (Нойландер Эрнё, 1913-1983), который раньше работал вместе с Надем в Коминтерне. Во время визита в югославское посольство их сопровождал Мюнних.
Румынские товарищи по отдельности побеседовали с Надем и другими венгерскими руководителями восстания и убедились, что никто не хочет покидать Венгрию, а также не собирается делать никаких полезных для правительства Кадара заявлений.

Более того, во время беседы со своим бывшим коллегой Вальтером Романом Надь Имре сказал последнему, что товарищ Тито настоятельно советовал ему не покидать Будапешт, и что скоро Тито выступит с новым заявлением о Наде, которое полностью дезавуирует его предыдущие высказывания по Венгерскому вопросу и лично о Наде Имре.

Румынские товарищи вместе с Кадаром решили, что группу Надя следует срочно переправить в Румынию, где им будет предоставлено убежище и обеспечены соответствующие условия (охрана). Но надо было как-то в глазах мировой общественности оправдать, хотя бы формально, правомерность подобной операции.
И вот в тот же день, возможно ещё и до ареста Надя со спутниками, венгерский заместитель министра иностранных дел Шебеш отправляет своему румынскому коллеге Аурелу Мэлнэшану срочную телеграмму с просьбой представить группе Надя убежище на территории Румынии, обеспечить их безопасность и, вместе с тем, не позволить им вести деятельность, направленную против нового венгерского правительства.

В сопроводительном письме пояснялось, что правительство Венгрии в настоящий момент не может обеспечить безопасность Надю Имре и его соратникам, так как их пособничество контрреволюции вызывает гнев широких народных масс в стране, и они могут стать жертвами возмездия со стороны пострадавших. С другой стороны, реакционный силы и контрреволюционные элементы могут устроить вооружённые провокации, жертвами которых станут Надь или его сподвижники, а вину за эти эксцессы возложить на коммунистов Венгрии.

Товарищ Мэлнэшан немедленно дал положительный ответ на просьбу венгерского коллеги, так что эти дипломатические документы как бы создавали международно-правовое обоснование экстрадиции группы Надя в Румынию.
А как же происходил собственно арест Надя Имре и членов его группы?

1956 год: венгерское восстание. Часть XIX. Последние очаги революционной борьбы

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: