1956 год: венгерское восстание. Часть XIX. Последние очаги революционной борьбы


Ворчалка № 814 от 11.07.2015 г.




Уважаемые читатели!
Следующий выпуск Ворчалок выйдет в свет 22 августа 2015 года.
Желаю всем приятно провести лето.
Старый Ворчун (Виталий Киселёв)

Аресты в Венгрии продолжались ещё довольно долго, но остатки повстанческих отрядов на территории страны смогли продержаться лишь очень непродолжительное время.
В Будапеште ещё оставались мелкие группы повстанцев (1-5 человек), которые пытались мешать нормализации жизни города и создавали определённую напряжённость. Они обстреливали советские автомобили, а также городские трамваи и автобусы, иногда грабили магазины и универмаги, но большая часть повстанцев перешла на нелегальное положение и занималась пропагандой: издавались нелегальные газеты и листовки, призывавшие к продолжению всеобщей забастовки и немедленному выводу советских войск из страны.

Отряды советских солдат, помимо несения комендантской службы и борьбы с одиночными терактами, занимались, в основном, сбором брошенного оружия и боеприпасов, поисками тайников с оружием и подпольных типографий; добровольная сдача оружия населением в Будапеште протекала очень вяло.
Деятельность подпольных повстанческих радиостанций была прекращена советскими спецотрядами очень быстро. Также советскими солдатами жёстко пресекались попытки проведения антисоветских или антикоммунистических демонстраций.

В провинции отдельным группам повстанцев удалось было объединиться в несколько довольно крупных соединений, но так как всю территорию Венгрии весьма активно прочёсывали разведывательные отряды советских войск, то эти соединения были быстро обнаружены и рассеяны.

Так 15 ноября в горах Мечек (недалеко от города Печ) советскими войсками была окружена и рассеяна очень крупная группировка повстанцев, численность которой по различным советским данным колебалась в пределах от 3000-5000 человек до 15000-20000 человек. Это был очень жестокий бой; повстанцы концентрировались в районе урановых рудников, и для их подавления применялись не только танки, но и авиация.

16 ноября советские разведчики докладывали об обнаружении на берегу Дуная в 30 км к северу от Будапешта группы повстанцев численностью около 500 человек, имеющих в своём распоряжении артиллерийское орудие. Данная группа была довольно быстро рассеяна.

Несколько слов о поисках советскими органами генерала Кираи Бела.
После 9 ноября Кирай Бела со своим штабом и большим отрядом национальных гвардейцев (в основном, это были студенты Политехнического института) переместился в лесной массив возле местечка Надьковачи. Но место было выбрано слишком близко от Будапешта, и уже 11 ноября советские лётчики обнаружили это скопление повстанцев. Прибывшие советские войска окружили отряд повстанцев, которые отчаянно сопротивлялись численно превосходящим силам противника.
В ходе боя погибло 10 повстанцев и 13 человек попали в плен, а остальным, в том числе и Кираи, удалось скрыться. Главной потерей повстанцев на этот раз оказалась последняя из бывших в их распоряжении мощных радиостанций и комплекс связного оборудования на автомашинах.

Советским органам очень хотелось захватить живьём генерала Кираи, и его поиски продолжались по всем направлениям; соответственно, и донесения о том, где скрывается генерал Кираи, поступали из различных мест.
Так 16 ноября армейская разведка донесла, что в районе населённого пункта Дорог, недалеко от границы с Чехословакией, скрывается генерал Кирай с большим отрядом повстанцев.
Информация подтвердилась лишь частично: несколько повстанцев там было, но генерал Кирай в этих местах не появлялся. Кстати, город Дорог находится в направлении север-северо-запад от Будапешта.

А 5 декабря начальник особого отдела 27-й мсд полковник Гуменной докладывал, что генерал
"Кирай Бела вместе с остатками разгромленных повстанцев через Буду бежал на Юг. В пути к нему присоединилось значительное количество других бежавших из Будапешта повстанцев (военных и гражданских), после чего они сгруппировались в лесных массивах в западном направлении от города Веспрем, в районе города Айка (на север от озера Балатон) якобы и в данное время".
Цитата приведена по изданию:
"Венгерские события 1956 года глазами КГБ и МВД СССР", сборник документов. Москва, объединенная редакция МВД России, 2009 г.
Данное издание представляет определённый интерес для лиц, изучающих события 1956 года, а записка полковника Гуменного, на мой взгляд, является одним из самых интересных документов в этой книге.

Если генерал Кирай и побывал в районе местечка Айка, то 5 декабря он уже давно был в Австрии, но венгерские повстанцы не афишировали его местопребывание. Так что в этом вопросе советская разведка оказалась бессильной.

Так как организовать партизанское движение в Венгрии не удалось, то повстанцы начали массово переходить через границу в Австрию. Венгерские пограничники не препятствовали движению этого потока, иногда даже помогали беженцам, а советские отряды были озабочены поимкой руководителей повстанческих отрядов и ограничивались задержанием незначительных групп беженцев.

Вскоре этот ручеёк беженцев превратился в мощный поток, так как из страны начали уезжать не только повстанцы и сочувствующие им лица, но и те венгры, котяры опасались мести со стороны коммунистического правительства или просто не хотели жить при “народном” режиме.
По различным оценкам за последние два месяца 1956 года Венгрию покинули от 180 до 250 тысяч человек. Неслабо, правда?

И что же с беженцами стало дальше? На территории Австрии были организованы специальные лагеря для беженцев из Венгрии, откуда они должны были перебираться в страны Запада. Однако в оплот свободы, то есть в США, смогла попасть только 21 000 беженцев, так как Сенат США не стал увеличивать квоту на въезд в страну для участников венгерского восстания 1956 года. А различные радиоголоса расписывали для повстанцев самые радужные перспективы.

Руководителям западных стран участники этого восстания вдруг стали совсем неинтересны. Куда же было деваться остальным беженцам? Кто-то смог пристроиться в странах Западной Европы, но поток беженцев рассеялся по всему миру. Люди ехали в Канаду или Австралию, в Южно-Африканский Союз или в страны Латинской Америки, а многим рекомендовали устраивать свою жизнь в Северной Африке или на Ближнем Востоке.
Так что нет ничего удивительного в том, что с 1989 года начался процесс возвращения семей венгерских эмигрантов на родину.

Мы забежали несколько вперёд и давно не вспоминали про Надя Имре, который с группой соратников сидел в югославском посольстве и ожидал решения своей дальнейшей судьбы. Это будет очень увлекательный рассказ о нравах руководителей коммунистических стран.

По любопытному совпадению, 22 ноября 1956 года новый главный прокурор Венгрии д-р Гёза Сенаши (1919-1979) заявил, что
"отныне к арестам и судебной ответственности в стране будут привлекаться только уголовники".


И именно в этот же день решилась судьба Надя Имре и его товарищей, но этому предшествовали ожесточённые переговоры между партийными руководителями СССР, Венгрии, Югославии и Румынии.

Вспомним, что Надь Имре с группой соратников и их семьями ещё 4 ноября нашёл убежище в здании посольства ФНРЮ в Будапеште, и этот ход был заранее согласован между Москвой и Белградом. Однако всю игру испортило обращение премьер-министра Венгрии Надя к мировому сообществу, в котором осуждалось вторжение советских войск в его страну, а, значит, уже и речи не было о добровольной передаче власти новому правительству.

Антисоветское выступление Надя вызвало замешательство в Белграде и возмущение в Москве, так как спутало карты в политической игре.
Югославы объясняли своё согласие дать убежище бежавшим венграм тем, что всё происходило в ужасной спешке, и они вначале сомневались в достоверности выступления Надя Имре. Однако по распоряжению Тито посол Солдатич в тот же день попытался склонить Надя к новому выступлению в поддержку правительства Кадара Яноша. Надь отклонил предложение Солдатича и назвал новое правительство Венгрии незаконным.

В тот же день, 4 ноября, генерал Серов потребовал от югославов, чтобы они передали всю группу Надя, укрывшуюся в югославском посольстве, в руки советских органов безопасности, так как у нового венгерского правительства пока ещё нет соответствующих структур.
Югославы очень дорожили своей репутацией независимого социалистического государства и в создавшейся обстановке потребовали предоставить им гарантии того, что все эти люди не будут преследоваться советскими (и венгерскими) властями за свою прошлую политическую деятельность.

Такая позиция Белграда вызвала раздражение в Москве, так как руководители СССР не собирались давать подобных гарантий. Москва рекомендовала югославским товарищам не настаивать на переправке укрывшихся венгров в Югославию, а передать их в руки нового революционного правительства:
"Надо решить этот вопрос так, как этого требует долг коммунистов. Чем раньше Надь Имре и его группа будут переданы в распоряжение Венгерского правительства, тем будет лучше для всех нас".


7 ноября Д.Т. Шепилов в беседе с послом Югославии в Москве Велько Мичуновичем (1916-1983) сказал последнему:
"Надь Имре и его сообщники являются не только политическими банкротами, но и людьми, которые расчистили путь контрреволюции и сами стали пособниками реакции и империалистических сил. Мне известно, например, что т. Тито во время этой беседы [с Хрущёвым и Маленковым на о. Бриони] заявил:
"Какой Надь революционер, какой он коммунист, если с его ведома вешали и расстреливали передовых рабочих, коммунистов и общественных деятелей?"
В свете этих фактов нас действительно поражает и возмущает тот факт, что руководители югославского правительства укрыли в стенах будапештской миссии антинародную группу во главе с Надем".


1956 год: венгерское восстание. Часть XVIII. Аресты. Забастовки и протесты

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: