Анна Леопольдовна: дворцовая хроника и дворцовое хозяйство во времена Ея Императорского Высочества краткого правления. Часть III. Праздники, юбилеи, тезоименитства


Ворчалка № 807 от 23.05.2015 г.




17 октября 1740 года после смерти императрицы Анны Иоанновны на российский престол взошёл младенец Иоанн III Антонович (1740-1764), который и по отцу (Брауншвейг), и по матери (Мекленбург) был немцем. Напомню, что с династией Романовых его связывала бабка по матери Екатерина Ивановна, герцогиня Мекленбургская, вторая дочь императора Иоанна II Алексеевича (1666-1696), которому Иоанн Антонович, таким образом, приходился родным правнуком.

Правление Империей сразу же перешло в руки Бирона, герцога Курляндского, согласно завещанию императрицы Анны Иоанновны.
Не удивляйтесь нумерации императоров и царей, так как в императорской России счёт царям и императорам начинался с первого российского царя Иоанна Васильевича “Грозного”, которому и был присвоен первый номер.

Впрочем, регентство Бирона продолжалось всего три недели, и уже 9 ноября фельдмаршал Миних с согласия Великой княгини Анны Леопольдовны арестовал герцога Курляндского. Правительницей Империи при младенце-императоре, естественно, стала Анна Леопольдовна, а принцу Антону Ульриху присвоили звание генералиссимуса.

В 1741 году день рождения Ивана Антоновича был уже отпразднован, как день рождения самодержавного Государя, самым торжественным образом. Праздник продолжался два дня.
В первый день, 12 августа, был проведён парад всем войскам, а потом последовали “обеденное и вечернее кушанье”. В заключение был сожжён великолепный фейерверк.
Кстати, на другой день также состоялся банкет.

В параде участвовали гвардейские полки: Преображенский, Семёновский, Измайловский и Конный; пехотный Ладожский полк и гренадёрская рота пехотного Киевского полка. Всего в этот день в строю находились 7088 человек.

Во дворец для поздравлений явились все знатные особы, а также были присланы музыканты всех полков, которые тогда находились в Петербурге, ученики гарнизонной музыкальной школы, музыканты кадетского корпуса, музыканты от артиллерии и трубачи галерного флота. Всем им была произведена денежная выдача, а нижним чинам, участвовавшим в параде, была выдана винная порция по две чарки и по одной кружке пива на каждого.
При этом Анна Леопольдовна приказала, что
"ежели, паче чаяния, дворцовая контора наличным, ныне имеющимся в ведомстве той конторы, пивом того отпуска удовлетворить не в состоянии, то неотменно взять, где возможно, за деньги, токмо притом смотреть, дабы то пиво было доброе и не кислое, и чтобы пререкания на оное никакого быть не могло".


Во время этого празднества из внутренних покоев дворца был торжественно вынесен младенец-император, перед которым шли его родители и все придворные; младенец
“всему присутствующему многочисленному собранию публично показан был”.


В тот же день 12 августа 1741 года в Адмиралтействе был спущен на воду шестидесятипушечный корабль, названный “Иоанн III”. При спуске этого корабля присутствовал турецкий посол.
Правительница в честь праздника пожаловала некоторым сановникам высокие чины и знаки ордена св. Александра Невского.

На следующий день, 13 августа, в присутствии всей императорской семьи было объявлено о помолвке любимой подруги Правительницы баронессы Юлианы Августовны фон Менгден (1719-1787) и фаворита Правительницы графа Морица Карла Линара (1702-1768), саксонского посланника.
После того, как молодые обменялись кольцами, и все их поздравили, Правительница села играть в карты, а в зале играл итальянский оркестр.

Вечером праздник продолжился во дворце обер-гофмейстера графа Сергея Христофоровича фон Миниха (Иоганн Эрнст, 1707-1788), который “приготовил у себя в доме богатый ужин на 40 персон”; на этом ужине присутствовали Правительница с мужем и цесаревна Елизавета Петровна.

Во дворце также устраивались банкеты по случаю тезоименитства Ивана Антоновича и дня его вступления на престол. Последнее событие праздновалось целых три дня, причём во дворце был устроен обед, за которым гости “кушали в машкарадном уборе”, а сама Правительница была “в мушкарадском платье”. Для Анны Леопольдовны был изготовлен грузинский костюм, обложенный соболиным мехом и подшитый белой тафтой; юбка для этого костюма была гродетуровой, пунцового цвета и тоже подшита белой тафтой.
[Гродетур – плотная шёлковая ткань.]

Следует отметить, что первое тезоименитство Ивана Антоновича отпраздновать не удалось, так как 29 августа по церковным правилам следовало совершать поминовение по царе Иване II Алексеевиче, отце императрицы Анны Иоанновны. Когда об этой накладке донесли Императрице, она велела поминовение совершить 28 августа, а тезоименитство – 29 августа, но уже безо всякой торжественности и праздника, так что при дворе даже “банкету не имелось”.

В 1741 году Анна Леопольдовна довольно скромно отпраздновала первую (и, увы, единственную) годовщину своего правления, которая пришлась на 8 ноября. В этот день во дворце был устроен обеденный стол для штаб- и обер-офицеров гвардии. Вот и всё празднество.

Накануне Ея Императорское Высочество
"для благополучно окончившегося первого года своего правления, удостоила своим присутствием бал в доме генерал-фельдмаршала графа Христофора Антоновича Миниха (Бурхард Кристоф, 1683-1767), на Васильевском острове, и здесь изволила, как об итальянской музыке, так о бале и ужине показывать всемилостивейшее своё удовольствие и, при том, высочайшею своею особою с господином генерал-фельдмаршалом начать бал. При этом случае дом фельдмаршала, как с набережной стороны, так и внутри, белыми восковыми факелами преизрядно был иллюминован".


Более торжественно Правительница планировала отпраздновать день своего рождения 7 декабря 1741 года, когда ей должно было исполниться 23 года, и 9 декабря того же года, - день своего тезоименитства.
Приготовления к этим праздникам начались ещё в октябре месяце.
Но тут грянуло 25 ноября...

Когда Елизавета Петровна взошла на престол, она решила изгладить все следы недолгого царствования Ивана Антоновича. С этой целью она велела все монеты с его изображением переплавить, а все государственные и казённые печати переделать. Со всех концов Российской империи было велено собрать и отправить в Правительствующий Сенат (часть в Петербург, часть в Москву) не только манифесты с именем Иоанна III, но также и все официальные документы, в которых упоминалось его имя, как императора.
Часть этих собранных бумаг – манифесты, присяжные листы, церковные книги, формы поминовений при богослужении, проповеди и паспорта, - было предписано сжечь, а остальные документы хранить в тайной канцелярии Сената опечатанными. При выписке же из них справок, не упоминать высочайшего титула и имени, вследствие того подлинные документы, в которых они значились, получили название бумаг и дел “с известным титулом”.
Пётр III и Екатерина II подтвердили некоторые из указов, изданных от имени Ивана Антоновича, а в августе 1762 года императрица Екатерина II утвердила доклад Сената “о неистреблении дел с известным титулом и о хранении их особо”.

Вот и всё, что я хотел сказать о кратком времени правления Анны Леопольдовны. Позволю себе лишь добавить ещё несколько чёрточек в портрет Правительницы.

Анна Леопольдовна была редким исключением среди женщин своей эпохи, так как не любила пышных и дорогих нарядов, предпочитая им простые домашние одежды. Это отмечали в своих записях оба Миниха, Манштейн и леди Рондо.
[Христофор Генрих фон Манштейн (1711-1757) – полковник русской гвардии.]
Но так как она занимала очень высокое положение в государстве, то ей приходилось одеваться с роскошью, соответствующей её сану – вначале принцессы, а потом и Правительницы. При этом она всегда стремилась свести количество носимых драгоценностей и украшений на одеждах к минимуму.

Анна Леопольдовна также была большой любительницей чтения. В её библиотеке была поставлена кровать с павильоном из жёлтого штофа, с жёлтой тяжёлой подкладкой. В библиотеке были поставлены два шкафа работы французского мастера Мишеля. Шкафы эти были сделаны из голландского дуба, с резьбой, самой чистой работы; в каждом шкафу было внизу по два ящика, “а сверх их, для положения книг, таблет [стол], а при нём внизу по углам каранштейны”. Правительница приказала сделать в библиотеке ширмы и обить их с одной стороны жёлтым штофом и по борту широким серебряным позументом, а с другой – жёлтой камкой. Вместе с тем велено было, взамен красного сукна, застлать пол коврами.

Анна Леопольдовна неукоснительно соблюдала все обряды православной церкви.
Все иконы в её комнатах были богато украшены; особенно она почитала образы св. мучеников Фотия и Аникиты, память которых чествовалась 12 августа, в день рождения Ивана Антоновича. Эта икона в серебряном окладе была украшена двумя бриллиантовыми крестами. Икону Владимирской Божьей Матери, висевшую в её комнатах, правительница украсила 266 бриллиантами. Для Грузинской иконы Божьей Матери был сделан серебряный вызолоченный киот.

Анна Леопольдовна: дворцовая хроника и дворцовое хозяйство во времена Ея Императорского Высочества краткого правления. Часть II. Празднования появления наследника. Личность Анны Леопольдовны

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: