Эдуард II, король Англии: путь никуда. Часть VI. Казнь Деспенсеров. Созыв Парламента


Ворчалка № 801 от 11.04.2015 г.




Тем временем барон Томас Уэйк вёз Деспенсера и Бэлдока в Херефорд. Уэйк не очень спешил, а по дороге придумывал различные унижения для Хьюго Деспенсера. Как пишет хронист:
"Уэйк велел привязать сэра Хьюго к самой жалкой и дряхлой кляче, какую удалось найти, притом поверх одежд на него накинули табар [короткий плащ] с вышитыми на нём его гербами, и так его везли всю дорогу, выставив на всеобщее посмешище. И во всех городах, какие они проезжали, их приезд возвещали трубы и кимвалы, что ещё усугубляло издевательства, пока они не достигли славного города Xeрефорда".


20 ноября Деспенсера с Бэлдоком, наконец, доставили в Херефорд, с издевательствами в клетке протащили через весь город и передали королеве Изабелле, которая, как и обещала, выплатила за пленников 2000 фунтов стерлингов.
Бэлдока передали под присмотр епископу Орлетону, который в тот же день отправился в Монмут, чтобы забрать у Эдуарда II Большую Государственную Печать. Печать была необходима Изабелле, чтобы придать вид законности своим действиям.

Первоначально Изабелла собиралась судить Хьюго Деспенсера-младшего в Лондоне, чтобы добиться максимального эффекта на жителей страны, но пленник понимал, что его ждёт, и с самого момента пленения отказывался от еды и питься, надеясь быстро уморить себя голодом и жаждой. Вскоре он так ослабел, что везти его в Лондон оказалось невозможно – он мог умереть в пути и избежать заслуженной кары.

Тогда Деспенсера-младшего решили судить здесь же, в Херефорде, где 24 ноября 1326 года и состоялся показательный процесс. Судили Деспенсера-младшего те же люди, которые осудили и его отца. Защищаться ему также было запрещено.
Уильям Трассел зачитал длинный список преступлений обвиняемого, но в явном виде о гомосексуальной связи Деспенсера с королём не было сказано ни слова; так, намёками, говорилось о разрушительном влиянии Деспенсера на брак между Эдуардом II и Изабеллой.
Деспенсер молча слушал, не пытаясь вставить хоть словечко в своё оправдание.

Выслушав длиннющий список преступлений Деспенсера, лорды королевства единогласно приговорили его к смертной казни за измену. Его должны были повесить, четвертовать и отрубить голову, а потом сжечь внутренности предателя.
Ничего личного, обычный приговор высокопоставленным изменникам в то время.

Казнь состоялась на рыночной площади Херефорда в день суда, но в дополнение к обычной процедуре казни Деспенсера ещё и кастрировали, за гомосексуальную связь с королём; отрезанный член бросили в костёр. Голову Деспенсера отправили в Лондон, а четыре части тела разослали по четырём крупнейшим городам страны.
После казни во дворце состоялся праздничный ужин.

Родственники Деспенсеров практически не пострадали. Только Элинор де Клер, вдова Деспенсера-младшего, провела два года в Тауэре (в достаточно комфортных условиях), но потом ей были возвращены все её владения. Их дети не пострадали, а два сына Деспенсера-младшего заняли довольно высокое положение в стране при Эдуарде III.

Следует отметить, что государственный переворот Изабелла с Мортимером совершили почти бескровно: было казнено всего шесть человек, да Стэплдон погиб во время беспорядков в Сити. Многие видные сторонники Деспенсеров вообще не пострадали. Восставшие даже разграбили и разорили только владения Деспенсера-младшего и имущество ближайших его друзей; немного пострадали земли других Деспенсеров, но и только.

26 ноября епископ Орлетон доставил Большую Печать в Херефорд и вручил Изабелле. С этого дня Изабелла начала править официально, но для придания законного вида своей деятельности, она издавала указы от имени короля и помечала их замком Кенилворт, где обычно находилась канцелярия Эдуарда II.
Огромной властью начал пользоваться с этого времени и Роджер Мортимер, хотя он официально и не занимал никакой государственной должности; все важные решения принимались Изабеллой с его подачи во время их неофициальных встреч.

27 ноября комендантом Кенилворта был назначен Генри Ланкастер; туда же вскоре был переведён Эдуард II, которому предоставили в замке роскошную обстановку под внушительной охраной. Ланкастер всё время был очень почтителен и вежлив с пленённым королём, которому доставлялись изысканные кушанья и отборные вина.

Однако долго такое положение не могло продолжаться, и надо было как-то устранить Эдуарда II, желательно, законными мерами, или такими, которые можно было представить как законные, но подобных прецедентов в истории Англии ещё не было. Жизнь заставляла Изабеллу искать новые пути и торопиться, так как сторонники Эдуарда II могли опомниться и попытаться освободить короля из плена.

27 ноября королева Изабелла вместе с принцем Эдуардом и Роджером Мортимером покинула Херефорд и двинулась в сторону Лондона. Изабелла разрешила многим лицам из своей свиты покинуть её и вернуться в свои поместья, но с обязательным условием прибыть в Лондон к Рождеству.
30 ноября епископ Эйрмин был назначен канцлером королевства, а Изабелла, принц Эдуард и тот же Эйрмин официально были назначены хранителями Большой Государственной Печати на срок до 20 января.

С этого же времени королева Изабелла начала активно возвращать себе имущества, отнятые у неё Деспенсерами и Эдуардом II. Она конфисковала сокровища Деспенсера-младшего в Тауэре, присвоила имущество Арундела и т.п.

3 декабря был объявлено о созыве парламента с 7 января 1327 года, чтобы “обсудить дела с королём, если он будет присутствовать, или же с королевой, его супругой, и сыном короля, хранителем государства”.
4 декабря голову Деспенсера-младшего поместили на Лондонском мосту; одновременно королева Изабелла велела отыскать тело епископа Стэплдона и похоронить его в Эксетере с положенными его сану почестями.

С 6 декабря королева начала вознаграждать наёмников из Эно за их службу, компенсировать их расходы и готовить им корабли для возвращения на родину. Все лошади наёмников были выкуплены по справедливой цене. Только Жана д’Эно удалось уговорить остаться ещё на некоторое время в Англии, а все остальные наёмники вернулись на Континент, чтобы встретить Рождество в кругу семьи.

Первую половину декабря королева Изабелла посвятила различным вопросам государственного управления и наведению порядка в Лондоне, а потом собралась и вместе с принцем Эдуардом 21 декабря обосновалась в Уоллингфорде, что в 75 км от Лондона. Здесь она впервые за долгие годы оказалась в обществе всех своих детей.

Вскоре в Уоллингфорд начали прибывать самые знатные лица со всего королевства и прелаты; прибыл туда и архиепископ Рейнольдс, которого Изабелла великодушно простила. Для всех собравшихся был устроен пышный рождественский праздник, возвещавший начало новых времён в стране.

Праздники – это, конечно, здорово, но над королевой Изабеллой как Дамоклов меч висел вопрос – что же делать с Эдуардом II?
Для решения этой щекотливой проблемы был созван совет, на котором присутствовали Рейнольдс и другие епископы, Генри Ланкастер, Жан д’Эно, графы Ричмонд и Кент, бароны Бомонт и Малтреверс, и несколько других знатных лиц. Роджер Мортимер на этом королевском совете благоразумно не присутствовал.

К неудовольствию прелатов, остальные члены совета решили, что Изабелле не следует воссоединяться со своим супругом, так как тот раньше угрожал убить свою жену.
Времена были ещё почти патриархальные, так что никаких законных процедур для низложения короля, а тем более, его [помазанника Божия!] казни не существовало. Не было ещё и подобных прецедентов. Следовало каким-то образом низложить короля, а потом содержать его в надёжной тюрьме до самой его смерти.

Но ведь нельзя же обвинить короля в измене самому себе – следовало придумать что-нибудь другое. Кроме того, заключённый в темницу король мог быть желанной целью для авантюристов, вознамерившихся восстановить короля на престоле и тем возвысить и прославить себя.
Ни к какому определённому решению совет пока не пришёл, и его члены продолжали работать над поставленными вопросами.

Тем временем приближалась назначенная на 7 января 1327 года сессия Парламента, и Изабелла с принцем Эдуардом 4 января переместились в Вестминстер. Времени оставалось мало, и всех волновал вопрос о том, насколько законным будет Парламент, заседающий в отсутствие короля?
Епископы Стратфорд и Бергерш пытались уговорить короля предстать перед Парламентом и добровольно отречься от престола в пользу сына, но Эдуард II в резкой форме отказался от этого предложения “изменников”.

7 января начались заседания Парламента, который при отсутствующем короле занимался разбором различных прошений и прочих текущих дел.
12 января вторая миссия епископов вернулась в Лондон опять с отказом короля появиться перед Парламентом, однако это не остановило советников королевы, которые уже придумали, как низложить Эдуарда II.
Решено было начать с Лондона.

Утром 13 января лорд-мэр Лондона разослал письма представителям трёх сословий с просьбой прибыть в Ратушу, чтобы клятвенно поддержать дело королевы Изабеллы и принца Эдуарда, а также низложить Эдуарда II за неоднократные нарушения коронационной присяги и высказаться за коронацию принца Эдуарда.

Во второй половине дня в Ратуше собралась внушительная толпа горожан, знати и прелатов. Все торжественно поклялись до своей смерти поддерживать дело королевы и принца Эдуарда, избавить государство от власти фаворитов короля и других временщиков, соблюдать Ордонансы 1311 года и охранять свободы города.
Архиепископ Рейнольдс по такому поводу выставил горожанам пятьдесят бочонков вина.

Вскоре в Вестминстер Холле снова собрался Парламент в присутствии королевы Изабеллы, всё ещё одетой в чёрное вдовье платье.
Роджер Мортимер от имени всех лордов изложил причины, по которым следует низложить Эдуарда II, но добавил, что это возможно лишь при согласии всего народа Англии.

Эдуард II, король Англии: путь никуда. Часть V. Охота на короля и его пленение

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: