Венгры приходят в Европу. Часть VIII. От правления Гёзы до Иштвана (Стефана) I


Ворчалка № 792 от 07.02.2015 г.




Впрочем, сам князь Гёза не был таким уж примерным христианином. Он был груб, резок, нетерпим и продолжал не слишком тайно поклоняться прежним языческим богам; он даже после крещения держал при себе, помимо Шаролт, ещё нескольких жён.
Католические священники предпочитали пока смотреть сквозь пальцы на поведение князя Гёзы, так как большинство населения страны всё ещё оставались язычниками, а сам Гёза на упреки католических миссионеров простодушно отвечал, что он
"достаточно богат и могущественен, чтобы приносить жертвы как старым богам, так и новому богу".


Отстаивая свою независимость и самостоятельность, князь Гёза в 973 году не поехал на имперский совет в Кведлинбурге, а лишь послал туда своих полномочных представителей, хотя правители Польши, Дании и Чехии там присутствовали и принесли оммаж императору.
Гёза же сослался на сложную обстановку в стране из-за постоянных мятежей местных правителей, но его послы заключили мир как с Оттоном I, так и подтвердили его с новым императором Оттоном II, и обязались от имени своего князя не нападать на германские земли.

А Гёза действительно был в очень сложном положении, так как к моменту его провозглашения князем большинство венгерских вождей ещё были язычниками (как, впрочем, и он сам) и не признавали его права на верховную власть.
Сопротивление мелких правителей Гёза сумел подавить силой, с помощью своей армии, в которую помимо венгерских всадников, оставшихся без работы из-за прекращения набегов на соседние земли, входили также тяжеловооружённые немецкие рыцари, которых удалось привлечь на свою сторону после заключения мира с императором. С врагами и с не желающими подчиняться его власти князь Гёза обходился очень сурово, за что и получил прозвище “Кровавые руки”. Но порядок в стране был наведён.

Мелкие очаги сопротивления верховной власти вспыхивали на территории Венгрии почти всё время правления Гёзы, но с ними удавалось довольно легко справиться. Подавляя сопротивление оппозиционных вождей, Гёза вводил на подконтрольных ему территориях различные налоги и сборы, которые и составляли теперь основную часть государственной (великокняжеской) казны.
Нет, совсем от набегов на соседей венгры не смогли отказаться, так что в 983 году князь Гёза со своей армией отхватил у немцев часть Австрии, и удерживал этот кусочек целых восемь лет. Но это так, мелочи.

Однако в стране оставались ещё три могущественных князя, с которыми Гёзе необходимо было считаться. Дьюла-младший, правивший в Трансильвании, был родным братом Шаролт и против родственника не возникал; впрочем, особой помощи ему он не оказывал.

Коппань, правивший в Шомоди, был дядей Гёзы, и по старому языческому обычаю именно он должен был быть провозглашён правителем Венгрии, но армия предпочла Гёзу, и Коппань на время ушёл в тень, ограничившись расширением своих полномочий на Бихар. Если и были вооружённые столкновения между Гёзой и Коппанем, то мне об этом ничего не известно.

Третий князь, Айтонь, сидел в своей столице Марошваре и получал долю с транзитной торговли солью, поступавшей с территории современной Румынии. Это приносило Айтоню огромные доходы, и он предпочитал не вмешиваться в межплеменные раздоры – лишь бы его не трогали.

Дьюла-младший и Айтонь в своё время были крещены византийскими миссионерами, а Коппань до самой своей смерти оставался язычником. Правда, христианство двух первых князей носило примерно такой же характер, как и у Гёзы: в одном из источников сообщается, например, что у Айтоня было семь жён.

Гёза с самого начала своего правления стал ориентироваться на запад, сам принял католичество и стал поддерживать деятельность католических миссионеров, в том числе и на территориях вышеупомянутых князей.
Как я уже говорил, венгерская традиция относит крещение Гёзы к воздействию его жены Шаролт, которая вообще оказывала очень сильное влияние на мужа и на государственные дела. Это была решительная и целеустремлённая женщина, которая также была непрочь и выпить.

Бруно Кверфуртский (970-1009) примерно в 1004-1006 годах проповедовал средин венгров, которые ещё оставались язычниками, и так отзывался о деятельности Шаролт (с ней лично он не встречался):
"В те дни он [св. Адальберт] послал [письмо] Великому Князю мадьяр или, скорее, его жене, которая держала всю страну в своей власти поистине мужскою рукой, и которая управляла всем, что принадлежало её мужу... Христианская вера стала распространяться под её началом, но искажённая вера перемешалась с язычеством, и это праздное, вялое христианство стало со временем хуже варварства".
Следует иметь в виду, что св. Адальберт (Войтех, 955-997) был в Венгрии в 996 году очень непродолжительное время, так что к этой информации следует относиться с осторожностью, так как она основана на слухах и сплетнях.

Удержав государство от распада, Гёза попытался ослабить напряжение на внешних границах Венгрии путем заключения союзов с соседними государствами. Чаще всего подобные союзы в то время заключались путём браков, и Гёза с Шаролт пошли этим же путём.
Их старшая дочь Юдит была в 985 году выдана замуж за будущего польского князя и короля Болеслава I Храброго (967-1025), но этот брак оказался очень непродолжительным. Поговаривали, что Юдит помогли отойти в иной мир. По другим сведениям, Юдит сбежала от своего мужа и вернулась в Венгрию. Во всяком случае, это довольно тёмная история. Однако Безприм (987-1032, князь Польши 1031-1032), нелюбимый сын Болеслава I, большинством историков признаётся сыном этой Юдит.

Вторая дочь, Маргарита, была вскоре выдана за Гавриила Радомира (?-1015), сына болгарского царя Самуила (950?-1014, царь с 980) и наследника престола. Ей пришлось очень несладко при болгарском дворе, её невзлюбил царь Самуил и удалил её от двора во время беременности. Считается, что Пётр II Делян был сыном Маргариты и Гавриила Радомира. Но это уже другая история.

Больше повезло Гизеле (или Жизели), которую выдали замуж за Оттоне Орсеоло (992-1032, дож Венеции в 1009-1029 гг.), сына дожа Пьетро II Орсеоло (961-1009, дож с 990). От этого брака в 1011 году родился Петер Орсеоло, позднее ставший вторым королём Венгрии.

Однако часть историков полагает, что Гизела была женой Шамуэля Абы (Соломон Аба, 990-1044, король Венгрии 1041-1044), а за Оттоне Орсеоло была выдана другая дочь Гёзы – Мария (Шарлота или Илона?).
Путаница с дочерьми Гёзы, конечно, получается изрядная, но важно (и считается достоверным) то обстоятельство, что и Шамуэль Аба и Оттоне Орсеоло были женаты на сёстрах короля Стефана I; ведь в противном случае они не могли бы претендовать на венгерскую корону.
Но это мы забежали немного вперёд.

Младший брат князя Гёзы, князь Михай (955-997) был женат на Адельгейде, сестре или дочери польского князя Мешко I Пяста (930-992) и правил на территории, включавшей в себя Эстергом, часть Моравии и южной Польши.
На всякий случай сообщу, что у них тоже были дети мужеского пола.

Получается, что я очертил круг основных действующих лиц венгерской истории на ближайшее описываемое будущее. Однако, я пока всё больше говорил о дочерях князя Гёзы, но его главным достижением (для Венгрии, разумеется) стало рождение сына Вайка (975-1038), который при крещении получил имя Иштван (Istvan). Нам он более известен как Стефан (Stephanus), но это лишь латинизированая версия венгерского имени.

Если в личной жизни, да и в некоторых других вопросах, князь Гёза не всегда поступал по-христиански, то в вопросе о будущей передаче верховной власти в стране он проявил себя как настоящий христианский правитель. Ещё при жизни он объявил Иштвана своим наследником, тем самым окончательно порывая со старинной племенной традицией передачи власти старшему в роде.
А старшим в роде Арпадов был уже упомянутый выше князь Коппань, который надеялся захватить власть после смерти Гёзы, но пока терпеливо ждал.

В 995 году Гёза женил Иштвана на Гизеле (985-1065), дочери баварского герцога Генриха II Строптивого (951-995), но, к сожалению, сыновья от этого брака не пережили своего отца.
Своей брачной политикой князь Гёза добился того, что к моменту своей смерти на границах Венгрии не было явных врагов, так как он сумел наладить отношения почти со всеми соседями.

Умер князь Гёза в 997 году, и он был первым правителем Венгрии, которого похоронили по христианскому обряду.
Новым великим князем Венгрии был сразу же провозглашён Иштван, но не всем венгерским князьям понравилась эта идея.

Резко против провозглашения Иштвана верховным правителем выступил Коппань, который считал, что по старинному обычаю именно он должен стать великим князем. Его поддержали, в основном, те дружинники, которые ещё оставались верны богам предков, то есть язычники.
Коппань объявил, что по старинному обычаю он собирается жениться на Шаролт, жене скончавшегося правителя, и со своим войском двинулся к Веспрему, где Иштван спешно собирал армию.

Венгры приходят в Европу. Часть VII. От Аугсбурга до правления Гёзы

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: