Португальцы в Индии. Часть XXVII. Дон Гарсиа де Са и Жоржи Кабрал


Ворчалка № 790 от 24.01.2015 г.




После смерти Жоао ди Каштру, как выяснилось из присланных из Португалии с последним кораблём бумаг, новым губернатором Индии стал дон Гарсиа де Са (1486-1549). Своим назначением он был во многом обязан множеству благосклонных рекомендаций, которые давал ему при каждом удобном случае предыдущий правитель Индии.

Дон Гарсиа де Са впервые появился в Индии ещё в 1518 году вместе с новым губернатором Лопишем ди Сикейрой. За время службы в Индии до Гарсиа побывал на должностях капитана Малакки, а затем и Бассейна, и сумел сколотить за это время некоторое состояние, впрочем, по колониальным меркам того времени не слишком большое.
Он также внёс большой вклад в дело восстановления форта Диу после его осады турками в 1538 году. Один из бастионов форта Диу даже был назван в его честь бастионом Гарсиа де Са.

Прославился дон Гарсиа и тем, что в бытность свою капитаном Бассейна он приказ отчеканить некоторое количество медной монеты для облегчения местного товарооборота. В колонии катастрофически не хватало ни португальских денег, ни местных монет, чеканившихся в Гоа, вот Гарсиа де Са и решился на такой отчаянный шаг, и чуть не поплатился за это.

Доброжелатели сразу же донесли королю Жоао III (1502-1557, король с 1521) о таком вопиющем нарушении королевских прерогатив, как чеканка монеты, и в Индию немедленно отправился приказ об аресте капитана Гарсиа де Са и конфискации всего его имущества. Бывшего капитана Бассейна следовало немедленно доставить в Лиссабон. Однако у дона Гарсиа нашлись довольно высокопоставленные защитники как в Португалии, так и в Индии: в Индии приказ о конфискации имущества де Са был проигнорирован, а в Португалии дон Гарсиа сумел оправдаться перед королем, и вернулся в Индию честным человеком.

Впрочем, став губернатором Индии, дон Гарсиа де Са продолжил свою финансовую политику. В Гоа местный монетный двор по королевской лицензии чеканил только медные и серебряные монеты. Дон Гарсиа решил несколько улучшить финансовую атмосферу в португальских колониях и начал чеканку первых золотых европейских монет в Индии.
Возможно, что и эта инициатива нового губернатора нашла бы своих доброжелателей, но преждевременная смерть Гарсиа де Са в 1549 году пресекла все подобные инициативы.

Из-за своего преклонного возраста Гарсиа де Са не пускался в военные авантюры, но добился значительных успехов путём мирных переговоров.
Правитель Биджапура Адил-шах уже в конце августа 1548 года заключил мир с португальцами, признал все их торговые привилегии и права на округа Бардес и Сальсетта, а также освободил португальского посла. Португальцы же со своей стороны обязались известить Адил-шаха, если Мир-Али покинет территорию Гоа.
В январе 1549 года Гарсиа де Са заключил мирный договор и с Гуджаратом; этот договор был точной копией предыдущего договора, но теперь португальцы обязались не сносить стену, отделявшую их владения в Диу от остальной части города.

Менее удачным оказался союз с раджей Танура, который время от времени восставал против саморина. Раджа Танура хотел заручиться поддержкой португальцев в войне с саморином и даже в 1548 году прибыл в Гоа, чтобы креститься. Он также пообещал, что и все его подданные перейдут в христианство, но всё это оказалось лишь камуфляжем. Едва лишь в 1549 году саморин стал собирать армию для очередной войны с португальцами, как раджа Танура предоставил все свои войска в его распоряжение.

Дон Гарсиа де Са был женат на местной женщине и имел от неё двух довольно красивых дочерей, но удачно выдать их замуж он сумел только во время своего губернаторства. Одна из дочерей, донна Лианора де Са, даже вошла в легендарную историю Португалии. Она вышла замуж за одного из героев обороны Диу, дона Мануэля де Соуза Сепульведу, и погибла вместе с ним в 1552 году во время кораблекрушения у южных берегов Африки. К счастью, дон Гарсиа уже не смог узнать об этой трагической вести, так как умер ещё 6 июля 1549 года.

После смерти дона Гарсиа де Са совет колонии предложил пост губернатора Индии Жоржи Кабралу (1500-?), так как его имя было в списке претендентов на эту должность в чрезвычайной ситуации.

Жоржи Кабрал прибыл в Индию в 1525 году и, как и его предшественник, занимал до этого поочерёдно посты капитана Малакки и Бассейна. Он прославился тем, что был первым губернатором Индии, который привёз из метрополии свою жену в Гоа. Сам Жоржи Кабрал происходил из не слишком знатного семейства, так что многие фидалгу в Индии отказывались подчиняться его приказам или игнорировали их. Однако его жена была женщиной властной и напористой.

Жоржи Кабрал собирался отказаться от нового назначения, так как считал, что должность губернатора Индии является очень хлопотной и не слишком устойчивой – ведь в ближайшем будущем следует ожидать прибытия настоящего губернатора (или даже вице-короля) на смену умершему Жоао ди Каштру, что неизбежно приведёт к потере всех привилегий и доходов. Он предпочёл бы оставаться на должности капитана Бассейна, дававшей регулярный доход, но его жена ради временного триумфа потребовала от мужа, чтобы тот принял предложение совета колонии и стал губернатором Индии, хотя бы и временным.

Жоржи Кабрал вступил в должность губернатора Индии 13 июня 1549 и занимал её меньше полутора лет. На его плечи свалились обязанности по подготовке войны с саморином, а вскоре появились слухи о том, что турки собирают в Красном море огромный флот для нападения на португальскую Индию. Достоверной информации из этого региона уже не поступало, так как португальцы утратили свои позиции в Адене, и новому губернатору пришлось работать с не слишком достоверными сведениями.

Целый год губернатор Кабрал провёл в тревожных приготовлениях, и только в августе 1550 пришли сведения о том, что турки действительно собирали большой флот, но по неизвестным причинам они пока отказались от идеи похода в Индию.

В это же время Жоржи Кабрал оказался втянутым в конфликт на Малабарском побережье, возникший из-за транспортировки чёрного перца.
Основной поток этого груза шёл через территорию, которую в XVI веке называли (остров) Бардела, но современные историки, даже индийские, не могут точно идентифицировать это место на карте современной Индии. Все сходятся только на том, что эта территория находилась южнее Кочина и, вероятно, была островом.

Так как основной поток перца на побережье поступал через Барделу, то его раджа носил неофициальный титул “король перца”. Раджа соседнего Кочина очень завидовал этому обстоятельству и неоднократно пытался захватить территорию Бардела, но безуспешно, хотя обе стороны и несли значительные потери, как говорится, в живой силе.

Во второй половине 1549 года раджа Кочина заручился поддержкой португальцев и в очередной раз напал на Барделу. “Король перца” понял, что дело плохо и обратился за помощью к саморину, который был рад любому поводу, чтобы утереть нос союзнику португальцев.
Саморин собрал большую армию и двинулся на юг по Малабарскому побережью, обходя португальские опорные пункты. К саморину сразу же присоединился раджа Танура со своим войском. В это же время правители княжеств, лежавших, в основном, к югу от Кочина, тоже стали собирать свои войска, так что к началу боевых действий саморин уже мог располагать армией в 140 000 человек.

Капитан Кочина по имени Франсишку да Силва не обладал дипломатическими талантами и захотел погасить конфликт с помощью грубой силы. Он резко потребовал, чтобы саморин убирался обратно в Каликут, а местные правители должны безоговорочно подчиняться радже Кочина, то есть португальцам.

Саморин оскорбился, а правители Малабара отказались подчиняться радже Кочина; тогда да Силва с отрядом португальцев прошёлся по Малабарскому побережью и напал на союзников на территории Бардела. В сражении португальцы наголову разбили армию союзников и даже убили раджу Бардела, “короля перца”, но сам да Силва тоже погиб в этом бою.

Узнав о гибели “короля перца”, саморин поклялся отомстить португальцам, собрал большую армию и придвинулся к Кочину. Там к нему примкнули 18 местных правителей, так что численность армии саморина превысила 100 000 человек. Треть этой армии расположилась на каком-то острове, возможно Бардала, а остальные силы остались на континенте.

Португальскими силами в это время командовал уже известный нам Мануэль де Соуза Сепульведа, который с помощью своего флота рассёк силы союзников на две части и прервал связь между ними. Вскоре командование армией принял на себя губернатор Жоржи Кабрал, который стал готовиться к уничтожению вражеских сил на острове.
Но Кабрал не успел напасть на противника.

Дело оказалось в том, что в октябре 1550 года в Кочин прибыл с эскадрой новый вице-король Индии Афонсу ди Норонья (1510-1575). Все капитаны и офицеры, задействованные в этой операции, поспешили покинуть свои позиции и ринулись приветствовать нового правителя.
Боевые действия фактически прекратились, но напряжённая обстановка на юге Малабара сохранялась ещё довольно долго, что негативно сказалось на поставках перца в Португалию.

Пришлось Жоржи Кабралу тоже возвращаться в Кочин, для передачи всех дел новому вице-королю Индии. 6 ноября 1550 года Афонсу ди Норонья торжественно вступил в свою должность, а Жоржи Кабрал при первой возможности отправился в Португалию, так как новый правитель Индии не предложил ему никакой должности в своей администрации, а капитанство в Бассейне было уже упущено.
Ох, уж, эти женщины!

О дальнейшей судьбе Жоржи Кабрала нам ничего не известно, мы даже не знаем ни даты его смерти, ни места захоронения.
Кстати, раджа Кочина с этого времени стал враждебно относиться к португальцам: во-первых, они вероломно бросили его в самый разгар войны с саморином; во-вторых, вскоре после отъезда Жоржи Кабрала португальцы разграбили какой-то особо почитаемый храм возле Кочина.

Португальцы в Индии. Часть XXVII. Правление Жоао ди Каштру (окончание).

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: