Падение Кипра: 1570-1571 гг. Часть I


Ворчалка № 782 от 29.11.2014 г.




Даже после того как турецкая экспедиция на Мальту в 1565 году потерпела неудачу, все в Европе были уверены в том, что вскоре вблизи берегов непокорного острова опять появится огромный турецкий флот. Сообщения из Стамбула зимой 1565-1566 годов только подтверждали эти опасения:
"Султан отдал приказ, чтобы 50 тысяч гребцов и 50 тысяч солдат были готовы к середине марта".
Поэтому на Мальте сразу же после ухода турок началось строительство новой крепости на горе Шиберрас, которая чуть позднее получила название Ла Валетта, в честь великого магистра.

Командующих турецкими силами на Мальте ждали разные судьбы: Мустафа-паша (1500-1580) лишился и своей должности и милости султана Сулеймана I, в то время как Пиале-паша (1515-1578) сохранил звание адмирала и уже в 1566 году командовал эскадрой, разграбившей побережье Италии.

Вначале Сулейман I был в сильнейшем гневе и метался по дворцу с криками:
"В следующем году я, султан Сулейман, лично поплыву и разгромлю проклятый остров! Я не оставлю в живых там ни одного человека!"
Но вскоре султан остыл, осознал, что командование дальними морскими экспедициями ему уже не по силам, и решил нанести удар по Венгрии.
Однако венгерский поход 1566 года оказался последним в жизни Сулеймана I, который умер 6 сентября во время осады города Сигетвар (Szigetvar).

Новым султаном Османской империи стал третий сын Сулеймана I и Хюррем-султан – Селим II (1524-1574), который не был таким воинственным правителем, как его отец. Три первых года его правления не принесли особенно сильного беспокойства для христианских государств в западной части Средиземного моря.
Тем более что великий визирь Мехмет-паша Соколлу (1505-1579, великий визирь с 1565) получал очень приличные деньги от Венеции за оказанные Республике услуги и не хотел терять этот источник доходов. Соколлу хотел направить вектор турецкой экспансии на восток и северо-восток.

Другим влиятельным человеком в окружении Селима II был очень богатый еврей Иосиф Наси (1524-1579). Наси вроде бы не занимал никаких официальных постов в империи Османов, но фактически контролировал самые значительные финансовые потоки в государстве. Представители иностранных государств прекрасно знали о влиянии Наси на султана и частенько преподносили ему дары, сопоставимые с дарами великому визирю.

Сам Иосиф Наси среди своих многочисленных обязанностей владел привилегией сбора пошлин с ввозимых на территорию империи вин.
Султан Селим II имел в своей стране прозвище “пьяница” за то, что открыто любил выпить бокал-другой вина; особенно любил султан крепкие вина с Кипра, однако настоящим пьяницей этот султан не был.

Наси неоднократно пытался подтолкнуть Селима II к захвату Кипра, который лежал всего в 50 км от южного берега Малой Азии и имел не очень большое количество укреплённых пунктов, но султан не слишком рвался к военным подвигам.
В сентябре 1569 года на верфях венецианского Арсенала произошёл грандиозный пожар, что поставило под угрозу государственную программу строительства кораблей. К тому же Венеция уже более тридцати лет не участвовала в крупных войнах, и её флот за это время пришёл в упадок.

Иосиф Наси сразу же доложил Селиму II об этом происшествии и обрисовал благоприятные перспективы для немедленного захвата Кипра. Немедленного, в смысле в навигацию 1570 года.
В самой Венеции в организации пожара обвиняли Иосифа Наси и его агентов; в сенате Республики даже рассматривалось предложение об изгнании всех евреев из города, но до этого дело не дошло.
Многие современные историки, исходя из принципа “кому это выгодно”, тоже считают Наси организатором пожара в Арсенале, но никаких прямых доказательств вины Наси в организации этого теракта найти за давностью лет не удаётся, кроме догадок - ведь правительство Венеции в своё время конфисковало часть имущества его жены.

Предстоящей турецкой операции по захвату Кипра способствовало и то обстоятельство, что в 1569 году вспыхнуло знаменитое Гранадское (Альпухаррское) восстание морисков. У Филиппа II и так голова болела из-за восставших Нидерландов, а ту ещё эти... С одними только с морисками испанцы справились бы легко, но им в любой момент могли оказать помощь берберские пираты, а то и турки. Испанцы с ужасом ожидали появления нового турецкого флота в западной части Средиземного моря, и поэтому держали здесь большую часть своих военно-морских сил.

Тем временем, зимой 1569-1570 годов в Западную Европу стали доходить слухи о том, что турки не только спешно строят и снаряжают новые корабли, но и вооружают громадный экспедиционный корпус. Неизвестным оставалось только одно: куда турки нанесут свой смертельный удар?

1 февраля 1570 года в Стамбуле на высшем уровне было принято официальное решение потребовать от Венеции безоговорочно передать туркам остров Кипр на основании того, что он исторически является частью Османской империи. Вот так!
Порта вскоре отправила в Венецию посла, который должен был проинформировать сенат Республики о турецких притязаниях. В Стамбуле почти не сомневались, что Венеция уступит без боя, но на всякий случай готовили флот и экспедиционный корпус к боевым действиям.

Новости в те времена распространялись довольно медленно, но турецкий дипломат двигался ещё медленнее и сумел изложить венецианскому Сенату турецкие требования только 27 марта. А к этому времени Порта уже осуществила целый комплекс антивенецианских мероприятий.

Началось всё с того, что в начале февраля великий визирь Соколлу вызвал к себе венецианского посла и объявил ему о турецких требованиях. После этого турецкие власти арестовали несколько венецианских кораблей, находившихся в портах Османской империи (их было немного, так как навигация была ещё закрыта), и даже конфисковали груз с двух кораблей. Убытки венецианцам пообещали компенсировать, когда власти Республики выполнят требования Империи османов.

Затем турецкий флот на широком фронте атаковал венецианские владения на всём побережье Далмации. В Пескаре узнали об атаке турок на Зару (Задар) 27 февраля от капитана одного из спасшихся кораблей. Зару турки захватить не смогли, так как гарнизон города вовремя поднял тревогу, и береговая артиллерия города отогнала турецкие корабли. Однако турки смогли захватить и разрушить несколько укреплений (фортов?) и разорить незащищённые участки побережья.

К сожалению, нам неизвестно, сколько кораблей и откуда направили турки в эту экспедицию, тем более, что плавание по Средиземному морю в зимний период представляло немалую опасность. Неизвестно, и кто командовал этой экспедицией?

Когда турецкий посол 27 марта стал излагать венецианскому Сенату требования о безоговорочной передаче Кипра, ему не дали договорить. Республика решила, что она готова к войне и будет защищать свои владения, но сразу же встал вопрос о возможных союзниках, так как только своими силами Венеция не смогла бы удержать Кипр.

Да, венецианцы начали активно готовиться к войне, как только узнали о турецкой угрозе. Они стали активно строить и вооружать корабли; на Кипр был отправлен солидный экспедиционный корпус, около 7000 человек, и турки не смогли его перехватить на море; начался широкомасштабный набор солдат и матросов; модернизировались и укреплялись крепости на далматинском побережье. Однако этих мероприятий было недостаточно для удержания далёкого Кипра.

Республика сразу же разослала послания с просьбой о помощи в большинство европейских государств, за исключением Англии. Реакция многих правителей оказалась более чем сдержанной.
Император Максимилиан II ответил, что его мирный договор с турками действителен ещё в течение восьми лет, но устно велел передать, что Венеция может рассчитывать на некоторую помощь.
Французы категорически отказались помогать венецианцам, так как у них старый договор о дружбе и мире с турками.
Юный португальский король Себастьян I (1554-1578, король с 1557) ответил, что он готовится к войне с неверными на Востоке, и ничем помочь не может.

Кто же остался?

Иоанниты с Мальты пообещали выделить пять галер, но когда они отправились на соединение с венецианским флотом, четыре из них были случайно перехвачены турками.
Папа Пий V (1504-1572, папа с 1566) собрался профинансировать снаряжение 12 галер, если Венеция предоставит корпуса судов, а также пообещал похлопотать о присоединении к походу на Кипр кораблей Тосканы. Тоскану в 1570 году привлечь не удалось, но зато папа даровал Республике десятую часть доходов всего венецианского духовенства.

Филипп II после серии мучительных совещаний со своими советниками решил, что следует помочь Венеции, и снарядил флот из 50 кораблей под командованием адмирала Джованни Андреа Дориа (1539-1606). Большее количество кораблей Испания была выделить не в состоянии, так как требовалось защищать не только побережье страны от возможной атаки берберских пиратов; защита североафриканских владений и поддержка гарнизонов в Италии и на Сицилии тоже требовала значительных усилий. А война в Нидерландах! Нет, Филипп II решительно не мог выделить более значительных сил в помощь Венеции. Да и выделенный флот должен был лишь прикрывать Сицилию и Адриатическое море от нападения турецкого флота; направлять свои корабли на Кипр Филипп II пока не собирался.

Кроме того, информация, поступающая с Востока, была довольно противоречивой, и Филипп II не мог быть до конца уверен в том, что турки собирают громадные силы для войны с Венецией, а не для нападения на испанские владения. Тем более что 12 марта 1570 года вице-король Неаполя дон Педро Афан де Рибера (?-1571) отправил Филиппу II письмо следующего содержания:
"Я получил из Константинополя письмо, датированное 22 января, от одного из наших агентов, которому я больше всего доверяю... Оно утверждает меня во мнении, что несмотря на поступившие известия об открытии военных действий в Далмации, приготовления к походу большой армады имеют целью нанесение ущерба не венецианцам".


Мальта, 1565 год: великая осада острова турками. Часть III (окончание)

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: