1956 год: венгерское восстание. Часть XIV. Будапешт, 4-6 ноября


Ворчалка № 781 от 22.11.2014 г.




Подробно описывать агонию революционного Будапешта у меня нет особого желания. Но ведь я также не злоупотреблял описаниями зверств революционеров в отношении сотрудников ГБ и коммунистов, которые были растиражированы многими периодическими изданиями, как в странах Восточной Европы, так и на Западе.

Первую неделю бои в Будапеште носили ожесточённый характер, особенно в местах сосредоточения революционных отрядов и группировок. Бравые сообщения советских журналистов и историков о том, что к вечеру 5 ноября "сопротивление мятежников было, в основном, подавлено", в основном, не соответствуют действительности.
Следует всё же признать, что несколько крупных отрядов революционеров к вечеру 5 ноября было разгромлено советскими войсками.

Это касается в первую очередь отрядов на площади Москвы и площади Сена (Szena). Так как эти площади находятся очень близко одна от другой, то советское командование посчитало эти два отряда одной группировкой.
Днём 4 ноября на площадь Москвы влетела группа советских разведчиков на мотоциклах, попала под перекрёстный огонь и была полностью уничтожена. К тому же революционеры поиздевались над телом тяжело раненого советского офицера.

Советское командование стянуло к этим площадям большое количество танков и артиллерии и начало интенсивный обстрел всех зданий прямой наводкой.
Первой дрогнула группировка “Сена”, так как её командир Дудаш Йожеф был ранен и переправлен в госпиталь. Оставшись без командира, революционеры этого отряда уже не смогли оказать сильного сопротивления, и были рассеяны к вечеру 4 ноября или присоединились к отряду на площади Москвы.

Отряд на площади Москвы под командованием Сабо Яноша (1897-1957) продержался на сутки дольше. Без поддержки (а где же её взять?) революционеры под интенсивным артиллерийским и танковым огнём держались до последнего. Кстати, у советского танка ИС-3 калибр пушки был 122 мм. Правда, не слабо? К вечеру 5 ноября и с площадью Москвы было покончено, а раненый Сабо Янош попал в плен. Он был уже известен советским офицерам, как командир баррикадных солдат по прозвищу “папаша Янош”, и поэтому его сразу же передали в руки контрразведки.

Дудаша, как это ни странно, сразу искать почему-то не стали, и он был задержан только 19 ноября в здании Парламента.
Судили Дудаша Йожефа и Сабо Яноша в один и тот же день, 14 января 1957 года, в один и тот же день их казнили, 19 января 1957 года, и покоятся они в одной могиле под одной плитой.

В 15.00 4 ноября советские солдаты начали штурм укрепрайона, созданного вокруг кинотеатра “Корвин”. Это был крепкий орешек: многие переулки и улицы в этом районе были заминированы, а также защищены пушками и несколькими танками. У революционеров помимо лёгкого стрелкового оружия имелись крупнокалиберные пулемёты и гранатомёты. Поэтому прямая атака советских солдат на район “Корвин” не удалась.

Мало помогли и тяжёлые танки ИC-3 со своими мощными пушками. Почти на весь мир стала известна фотография с подбитым советским танком ИС-3 перед зданием кинотеатра “Корвин”.
Пришлось подтягивать артиллерию и начинать артобстрел данного укрепрайона. 5 ноября в кинотеатре начался пожар, и некоторые военачальники поспешили доложить, что район кинотеатра “Корвин” очищен от мятежников, однако маршал Г.К. Жуков вернее оценил ситуацию.

Вообще довольно любопытно взглянуть на депеши, которые Г.К. Жуков слал из Венгрии в Кремль.

Утром 5 декабря, через сутки после начала подавления восстания, он докладывал об успешном разоружении частей венгерской армии и сообщал:
"В городе Будапешт мятежники и отдельные войсковые подразделения венгров, перешедшие на их сторону, продолжают оказывать ожесточённое сопротивление в районах кинотеатра “Корвин”, площади им. Москвы и в здании МВД. В некоторых районах города мелкие группы мятежников, засевшие в отдельных зданиях, обстреливали ночью улицы и затрудняли связь между нашими частями, действующими в городе. Войска продолжают ликвидацию очагов сопротивления в Будапеште".


Вечером того же дня Жуков докладывал о состоянии дел на 21.00:
"В течение 5 ноября советские войска в Венгрии продолжали выполнять задачу по восстановлению порядка в стране. В г. Будапешт наши части вели бои по уничтожению групп мятежников, отказавшихся прекратить сопротивление.
В 15 часов после двухчасовой артиллерийской подготовки по кинотеатру “Корвин” начался штурм этого опорного пункта. Одновременно наши войска атаковали мятежников в районе площади имени Москвы. Сопротивление мятежников в этих районах, в основном, сломлено. Здание кинотеатра “Корвин” горит.
Продолжаются бои по уничтожению оставшихся групп, засевших в подвалах кинотеатра. В ходе боёв много мятежников уничтожено и до 70 человек захвачено. Среди захваченных один из видных военных руководителей мятежа Иштван Ковач. Войска продолжают очищать город от мятежников".


Где же всё-таки и когда был захвачен в плен Ковач Иштван? 3 ноября на советской базе в Тёкёле или 5 ноября в ходе боёв за район кинотеатра “Корвин”? Кто же ошибся: Серов или Жуков? Ведь двух военных руководителей с таким именем у революционеров не было, хотя фамилия Ковач довольно распространена в Венгрии, да и имя Иштван не является редким.

Кстати, во время боёв 5 ноября один из советских танков обстрелял здание посольства Югославии, где скрывались Надь Имре и его соратники; в результате обстрела погиб советник посольства Милованов. Югославы промолчали: мол, бывает.

Хочется отметить особенности, с которыми советские войска вели уличные бои в Будапеште в ноябре 1956 года, и которые позволили им всего за несколько дней захватить этот крупный город. Численного превосходства во время боёв в Будапеште у советской армии не было, но было большое преимущество в технике и вооружении.

Но главное заключалось в тактике уличных боёв, которую советское командование разработало, учитывая опыт сражений 1945 года в Берлине и в том же Будапеште, а также уроки боёв в октябре 1956 года. Вот вкратце её особенности.

На улицу обычно заходили два танка на некотором расстоянии друг от друга (построение ёлочкой) в сопровождении пехоты (до взвода автоматчиков). Если улицу перегораживали баррикады, то 122-мм пушки танков ИС-3 уничтожали их буквально за минуту-другую. Затем танки начинали продвижение по улице, причём каждый из танков контролировал свою сторону улицы и подавлял огневые точки противника.
Автоматчики, прикрываясь бронёй танков, должны были уничтожать гранатомётчиков и метателей “коктейлей Молотова”. Пускать в бой танки без поддержки пехоты, было категорически запрещено.

Если в каком-либо здании обнаруживалась сильная группа обороняющихся, то танки начинали с безопасного расстояния расстреливать это здание, а специально созданные штурмовые отряды проникали внутрь и старались загнать обороняющихся в угол здания. После этого танки переносили огонь на этот самый угол, здание рушилось, и его защитники погибали под обломками. Просто и эффективно.

Вслед за танками и штурмовыми отрядами двигались пехотные подразделения, которые проводили окончательную зачистку зданий. В этих операциях участвовали и вновь созданные венгерские подразделения охраны общественного порядка, которые двигались вслед за советскими отрядами. Первые подобные подразделения (в просторечии – карательные отряды) начали создаваться в провинциях уже 4 ноября по призыву Кадара Яноша и состояли преимущественно из офицеров ВНА; рядовым солдатам новое венгерское правительство пока ещё не слишком доверяло.

Венгерские добровольцы особенно жестоко расправлялись с революционерами – они словно мстили за вакханалию октября, когда погибло много офицеров ВНА и из числа госбезов.
Революционеров, захваченных с оружием в руках, или часто просто подозреваемых в том, что они участвовали в уличных боях, добровольцы загоняли в узкие дворы и расстреливали их без всякого суда или следствия.

Позволю себе на время прервать изложение событий в Будапеште для того, чтобы посмотреть, как мировая общественность отреагировала на повторный ввод советских войск в столицу Венгрии.

Западные радиоголоса, особенно РСЕ, продолжали твердить о том, что Запад вот-вот окажет вооружённую помощь восставшему венгерскому народу. Мол, продержитесь, милые, всего-то ещё пару дней. Но на самом деле руководители западных стран уже давно решили не вмешиваться в венгерские события.

В Совете безопасности ООН 4 ноября, в день вторжения советских войск в Будапешт, сразу же начали обсуждать “венгерский вопрос”. Была подготовлена резолюция Совбеза ООН, призывающая СССР к немедленному выводу своих войск из Венгрии; однако советский представитель тут же наложил вето на подобную резолюцию.

Обсуждался “венгерский вопрос” и на очередной сессии Генеральной ассамблеи ООН, на которой на голосование была вынесена резолюция, призывающая Советский Союз предоставить Венгрии настоящую независимость и вывести свои войска из этой страны.
Резолюция была принята подавляющим большинством голосов, но СССР проигнорировал этот призыв мирового общественного мнения.

Очень активно протестовали против советского вторжения в Венгрию жители ФРГ, а в Западном Берлине 5 ноября прошла мирная демонстрация протеста, в которой участвовало около ста тысяч человек. С большим трудом Вилли Брандту (1913-1992), тогда бургомистру Западного Берлина, удалось удержать демонстрантов от пересечения границы с Восточным Берлином.

В Румынии начались волнения среди этнических венгров, проживавших, в основном, в Трансильвании, и стали создаваться революционные отряды и органы власти. Румынское правительство очень жёстко подавило эти выступления этнических венгров, привлекая не только силы госбезопасности, но и армейские части. Точное количество жертв во время этих беспорядков не установлено, а официальным румынским сведениям доверять не стоит.

Советское правительство 5 ноября приняло постановление о срочной поставке большого количества жизненно необходимых товаров, продовольствия и лекарств в Венгерскую Народную Республику.

1956 год: венгерское восстание. Часть XIII. Будапешт, 3-4 ноября

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: