1956 год: венгерское восстание. Часть XIII. Будапешт, 3-4 ноября


Ворчалка № 780 от 15.11.2014 г.




3 ноября в Будапеште продолжились переговоры венгерского правительства с представителями советского командования о графике вывода советских войск с территории Венгрии. Переговоры начались ещё 2 ноября и проходили в здании Парламента. Днём было решено сделать небольшой перерыв в переговорах для уточнения некоторых технических вопросов и возобновить их вечером того же дня на базе советских войск в Тёкёле.

Однако в Тёкёле венгерскую делегацию ждал неприятный сюрприз. Около 22.00 по местному времени (по другим данным – в полночь) в зал заседаний вошла группа офицеров КГБ, которые арестовали всю венгерскую делегацию. Среди арестованных оказались: новый министр обороны Малетер Пал, заместитель председателя совета министров Эрдеи Ференц, начальник генштаба генерал-майор Ковач Иштван (1917-1999), начальник оперативного управления генштаба Сюч Миклош и ещё несколько высших венгерских офицеров.

В результате этой операции советских спецорганов венгерская армия оказалась без централизованного командования, а отряды повстанцев остались разобщёнными, так как далеко не все их командиры соглашались выполнять приказы или указания генерала Кароя Белы. А других авторитетных командиров у повстанцев попросту не было.

Остаётся только удивляться наивности венгерских руководителей, которые приняли на веру гарантии советских военных о своей безопасности.
В советских источниках сообщается, что у членов венгерской делегации была изъята карта, на которой были указаны места дислокации частей венгерской армии и революционных отрядов.
По другой версии, арестованные венгерские военные стали добровольно сотрудничать с советскими офицерами и нанесли на карту интересующие их объекты.

Вечером того же дня советские войска блокировали всю австро-венгерскую границу и временно запретили самолётам “Красного Креста” полёты в Будапешт и обратно. Одновременно с блокированием границы части советской армии в западной части Венгрии ещё до начала операции “Вихрь” начали захват позиций революционеров.
Для дезинформации повстанцев с одной из захваченных революционной радиостанции была послана радиограмма следующего содержания:
"Переговоры продолжаются. В соответствии с договоренностью советские войска начали передислокацию. Огонь не открывать. Малетер".


В 4.15 по местному времени начался стремительный ввод советских войск в Будапешт с различных направлений, что для большинства венгров оказалось полной неожиданностью. Всего по данным советских источников в военной операции на всей территории Венгрии участвовало 17 советских дивизий и до 6000 танков.

Узнав о начавшемся вторжении советских войск, венгерское руководство запаниковало. Тилди заявил, что правительству необходимо выступить с каким-нибудь заявлением; Надь начал что-то диктовать, а Донат печатал на машинке. Затем Надь с этим листком пошёл на ближайшую радиостанцию и в 5.20 зачитал следующий коротенький текст:
"Сегодня на рассвете советские войска напали на нашу столицу с явной целью свергнуть законное демократическое венгерское правительство. Наши войска сражаются. Правительство на месте. Я уведомляю об этом народ нашей страны и весь мир".


Это сообщение было не совсем правдивым. Части венгерской армии, за редкими исключениями, практически не оказывали никакого сопротивления советским войскам. В первые же часы проведения операции “Вихрь” была захвачена вся венгерская авиация, а в Будапеште венгерские военные передали под контроль советских войск все мосты и переправы через Дунай, занятые ими ещё 2 ноября. Так венгерская столица оказалась разрезанной на несколько частей в первый же день советского вторжения.

Венгерское правительство тоже не оставалось на своих местах, так как сразу же после оглашения своего заявления Надь Имре и его соратники вместе с семьями поспешили укрыться в югославском посольстве (всего 53 человека). Советская спецгруппа, посланная для захвата Надя, немного опоздала.
Кардинал Миндсенти со своим личным секретарём тоже успел улизнуть из рук советских гебешников и скрылся в посольстве США. Все попытки выманить кардинала из посольства оказались безуспешными.

Меньше повезло другим руководителям восстания.
Ковач Бела тоже добрался до посольства США, но его впустили в здание только при условии, что он покинет его в течение 24 часов. За это время американский журналист из “New York Reporter” Лесли Бейн успел взять у Ковача интервью, которое увидело свет 13 декабря 1956 года.
Тилди и Сабо Иштван добрались до посольства Великобритании, но им было отказано в убежище.
Если так западные страны обращались с лидерами восстания, то на что же могли надеяться простые повстанцы?

Утро 4 ноября оказалось насыщенным радиоборьбой.
Радиостанция “Свободная Европа” призывала венгров оказывать сопротивление советским войскам и утверждала, что сразу же после президентских выборов в США, назначенных на 6 ноября, западный мир придёт на помощь повстанцам.
РСЕ в своём обращении цитировала лондонскую газету “Обсервер”:
"Если венгры продержатся два-три дня, то давление на правительство Соединенных Штатов с требованием оказать военную помощь борцам за свободу станет неодолимым... Если венгры будут сражаться до среды (т.е. до 7 ноября), то мы окажемся к мировой войне ближе, чем когда бы то ни было с 1939 года".


Но это были только слова, а на самом деле США и не собирались вмешиваться в венгерские события, считая это внутренним делом советского блока. Вот нажить на этом политический капитал – с удовольствием, и 4 ноября США внесло предложение об обсуждении венгерского вопроса в ООН.
Это подтверждает и отчёт венгерской секции ЦРУ:
"Четвёртого ноября (!) из центра пришла телеграмма, согласно которой бежавших лидеров сопротивления следовало готовить к выступлению в ООН, и где говорилось, что будут приняты меры для упрощения въезда таких лиц в США. Шестого ноября мы уже обсуждали методы разработки беженцев".
Ни о какой вооружённой помощи повстанцам речи и не шло.

Встрепенулись только испанский диктатор Франсиско Франко (1892-1975) и новый министр обороны ФРГ Франк Йозеф Штраус (1915-1988).
Франко 4 ноября принял решение отправить отряд добровольцев в помощь венгерским борцам за свободу, и 6 ноября министр иностранных дел Испании Альберто Мартин Артахо (1905-1979) обратился к послу США Генри Кэботу Лоджу-младшему (1902-1985) с просьбой выделить два транспортных самолёта для доставки добровольцев и вооружения в Венгрию.
Госдеп США отреагировал довольно жёстко:
"В настоящих обстоятельствах правительство США не может предоставить поддержки, открытой или тайной, любой военной интервенции в Венгрию".
Суэцкий канал ведь важнее Венгрии!

Утром же 4 ноября некоторые из руководителей повстанцев связались по телефону с министерством обороны ФРГ и попросили о немедленной вооружённой помощи. Но что могли сделать немцы? Своей армии у них уже (ещё) не было, и без разрешения США они не могли отправить в Венгрию никакой существенной помощи. Штраус выступал за немедленное вмешательство западных стран в венгерские события, и позднее возмущался:
"Это свинство, что американцы не вмешались. Они должны были вмешаться!"
Он воинственно добавлял:
"Мы живём в технический век, в котором соединенных сил наших союзников достаточно, чтобы стереть с географической карты государство Советский Союз".
Но это были только слова, а реальной помощи от Запада венгерские повстанцы так и не дождались.

Ясно изложил позицию Запада министр иностранных дел Франции Кристиан Пино (1904-1995). Да, это он же написал целый ряд великолепных сказок!
Оставляя в стороне Суэцкий кризис, Пино утверждал:
"Никто в Европе не помышлял о вмешательстве; к тому же ни у кого не было для этого средств. По некой негласной договоренности считалось, что Венгрия находится в зоне советского влияния, и американцы всегда, на условиях взаимности по отношению к Западной Европе, соблюдали эту договоренность".


Кроме того, рано утром 4 ноября по радио выступил Кадар Янош, объявивший о создании Временного Революционного Правительства (рабоче-крестьянского, разумеется). Он призвал граждан Венгрии к соблюдению законности и попросил у них помощи в восстановлении конституционного порядка. Он также сказал, что новое правительство обратилось к командованию советских войск в Венгрии с просьбой
"помочь нашему народу разбить чёрные силы реакции и контрреволюции, возродить народный социалистический строй, восстановить порядок и спокойствие в нашей стране".


Советские историки утверждают, что это обращение Кадара прозвучало на радио Сольнока, но существует ряд свидетельств того, что эта передача шла с территории СССР, из Ужгорода или Мукачёво.
К вечеру 4 ноября Кадар с другими членами нового правительства уже обосновался на советской военной базе в Тёкёле, а в Будапешт его переправили только 7 ноября.

С чем же столкнулись советские солдаты в Будапеште?
Благодаря неожиданности и стремительности нападения, отрядам советских войск удалось быстро смять заслоны повстанцев на основных магистралях города и разрезать город на несколько частей. К 7.30 утра все мосты через Дунай оказались в руках советских войск, так как охранявшие их солдаты Венгерской армии не оказали никакого сопротивления и легко позволили себя разоружить.

Сразу же скажу, что аналогичным образом вели себя большинство частей ВНА. Только три полка, несколько строительных батальонов и более десятка батарей зенитных орудий полностью перешли на сторону повстанцев и вступили в бой с советскими войсками.
Командиры остальных частей ВНА игнорировали приказы генерала Кираи и в соответствии с указаниями своего руководства не оказывали сопротивления Советской армии. Разоружённые венгерские солдаты должны были оставаться в казармах до получения новых приказов командования.

Генерал Кираи Бела в тот же день перевёл свой командный пункт на гору Янош, самую высокую точку Будапешта, но организовать единую систему обороны города ему уже не удалось.

В течение дня советские войска захватили ряд ключевых пунктов Будапешта, таких как Парламент, аэропорт, крупные военные склады, здания основных министерств и т.п. Однако основные опорные пункты повстанцев оказали упорное сопротивление.
Особенно ожесточённые бои развернулись возле площади Москвы [ныне площадь Кальмана Селля (1842-1915), 10-го премьер-министра королевства Венгрия], городской телефонной станции, кинотеатра “Корвин”, казарм Килиана, вокзала Келети, Будайской крепости, южнее горы Геллерт, а также в городских районах Чепель и Уйпешт.

1956 год: венгерское восстание. Часть XII. Будапешт, 2-3 ноября

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: