Битва при Креси 26 августа 1346 года. Часть I


Ворчалка № 774 от 27.09.2014 г.




Шёл уже десятый год с тех пор, как английский король Эдуард III (1312-1377, король Англии с 1327) объявил о своих притязаниях на французскую корону и объявил войну королю Филиппу VI (1293-1350, король Франции с 1328). Это положило начало целому периоду военных столкновений между двумя странами, которые историки позднее назвали Столетней войной.

Эдуарду III к этому времени удалось (в 1340 году в битве у Слёйсе [Sluis]) разбить сильный французский флот и добиться господства на море, но на суше крупных военных успехов англичане не добились. Попытки некоторых крупных военных операций, таких как осады Камбрэ и Турне, закончились безрезультатно, а французский король старался избегать прямого столкновения с основными вооружёнными силами англичан.

Успехи англичан на суше исчерпывались тем, что многие крупные феодалы в Гаскони и Бретани поддержали притязания Эдуарда III на французский престол, но этого удалось добиться, лишь пообещав им различные привилегии и освобождение от налогов и сборов. Но за десять лет Эдуард III истратил на войну огромные суммы денег, казна опустела и в кампанию 1346 года англичане вступили без участия немецких и фламандских наёмников. На их оплату элементарно не было средств, да и за прошлые услуги с ними расплатились не полностью.

Положение Филиппа VI тоже было довольно трудным, так как бурлил юг страны, подогреваемый англичанами, англичане постоянно разоряли земли его подданных, а крупные феодалы рвались в бой с англичанами и негодовали на поведение своего короля, который уклонялся от решительного сражения.

Прежде чем начать описание битвы при Креси, следует кратко изложить предшествующие события, ибо это поможет лучше понять причину поражения французов. Красочные описания походов и сражений первого периода Столетней войны можно найти у Фруассара, но к сообщениям этого хрониста следует относиться критически: ведь он был поэтом, и фантазия иногда уносила его слишком далеко.

Филипп VI предполагал, что англичане в 1346 году предпримут высадку своей армии в Гаскони, где сторонники Эдуарда III одерживали верх, и англичане старались своими действиями не разубеждать французов в подобном мнении. Однако 12 июля большой английский флот начал высадку десятитысячной армии на пляжах полуострова Котантен в Нормандии недалеко от городка Сент-Вааст-ла-Уг (Saint-Vaast-la-Hougue).
Французы хоть и узнали о намеченном районе высадки противника, но слишком поздно, и не успели перекинуть в Нормандию значительных сил, а местное ополчение при виде огромного английского флота попросту разбежалось.

Фруассар сообщает, что во время высадки произошёл неприятный инцидент, но находчивость английского короля спасла ситуацию:
"Когда королевский корабль приблизился к берегу, король, облачённый в доспех, встал двумя ногами на борт и с великим порывом спрыгнул на землю. Однако при прыжке он поскользнулся и очень тяжело упал ничком на песок, так что кровь потекла по лицу. Находившиеся рядом рыцари подняли его и сказали:
“Сир, вернитесь на ваш корабль! Вам ни к чему сейчас идти вперёд и сражаться. В этой битве мы вполне управимся и без вас. То, что вы упали и столь тяжело ушиблись, нас очень тревожит. Мы видим в этом недобрый знак!”
Тогда король молвил в ответ своим рыцарям:
“Господа, всё как раз наоборот! Это очень хороший знак: земля страждет меня и признаёт, что я – её природный сеньор. Идёмте же вперёд, во имя Бога и Святого Георгия! Сразимся с врагами!”
От такого ответа все, кто стоял поблизости, очень обрадовались и сказали между собой, что король отменно себя одобряет".


Высадка французской армии продолжалась пять дней, и за это время подвижные английские отряды успели захватить и разграбить соседний порт Барфлёр (Barfleur).
Эдуард III в эти дни выпустил прокламацию к “моему народу Франции”, в которой угрожал смертной казнью тем из своих людей, кто будет виноват в преступлениях против местного населения.

На военном совете Эдуард III решил, что английская армия пойдёт на Руан, а затем вдоль Сены направится к Парижу. 200 кораблей из состава английского флота должны были поддерживать армию со стороны моря, а остальные корабли возвращались в Англию.
У Филиппа VI, как я уже говорил, в Нормандии не было значительных сил, и он не мог быстро перебросить свои отряды в район действия английской армии. Поэтому он разослал призывы к своим союзникам с просьбой о помощи, но на их быструю реакцию рассчитывать не приходилось.

Несмотря на строгий запрет Эдуарда III, путь английской армии был отмечен грабежами местного населения и дымом от многочисленных пожаров: ведь не для того отправились солдаты на войну, чтобы овечками прогуляться по полям Франции.

26 июля англичане с ходу атаковали Кан и после жестокого сражения в тот же день захватили этот богатый город. Они захватили в плен более сотни французских рыцарей и много богатых горожан, за которых можно было получить выкуп, а общие потери французов оцениваются от 2500 до 5000 человек. Англичане в этом сражении потеряли только одного рыцаря, но около 500 солдат погибли не только во время боя, но и за пять дней разграбления Кана.
Однако городской замок англичанам так и не удалось захватить.

Эдуард III даже и не пытался помешать своим солдатам грабить и разорять Кан,
"ибо его люди, обуреваемые жаждой наживы, так рассеялись по всему городу, что собрать их было нельзя",
как меланхолически замечает Фруассар. Количество награбленных сокровищ и ценностей было так велико,
"что даже пажи и слуги стали настоящими богачами".


Эдуард III сначала не мог сообразить, что делать с такой огромной добычей, а потом решил, что вся добыча и пленники должны быть доставлены на корабли флота и немедленно отправлены в Англию. С этой операцией блестяще справился Уильям де Клинтон, граф Хантингдон (1304-1354), который с двумя сотнями солдат и пятистами лучниками доставил всю добычу на берег, погрузил на корабли и благополучно перевёз в Англию.

31 августа английская армия двинулась дальше в сторону Руана.
2 августа в северную часть Франции вторгся английский отряд под командованием барона Хью Гастингса (Hugh de Hastings, 1310-1347) в сопровождении значительного количества фламандских ополченцев.
Одновременно активизировались проанглийские силы на юго-западе Франции.

Филипп VI некоторое время пребывал в растерянности, и лишь 31 августа прибыл в Руан, объявив о сборе народного ополчения на севере страны. От планов двинуться навстречу Эдуарду III он вскоре отказался, опасаясь удара с севера, и ограничился указанием об уничтожении переправ через Сену, а также на всём пути следования англичан.

7 августа англичане вышли к Сене и двинулись в сторону Парижа вдоль южного берега реки. Французская армия двигалась параллельным курсом вдоль северного берега Сены. Никаких серьёзных попыток воспрепятствовать движению англичан французы не предпринимали, ограничившись разрушением мостов через реку.

14 августа англичане неожиданно для противника навели временный деревянный мост через Сену (по сохранившимся опорам старого моста) и начали переправу на другой берег реки, легко сломив сопротивление небольшого французского отряда.
В течение трёх дней вся английская армия переправилась на северный берег Сены. Затем англичане сломали свой временный мост через реку и двинулись на север, уклонившись от сражения с французами, которые предполагали дать бой противнику на полях к югу от Парижа.

Филипп VI, собрав большое войско, вдруг проявил необычную для себя активность и бросился в погоню за англичанами, рассчитывая догнать англичан на берегах Соммы, и ему даже удалось на сутки опередить армию Эдуарда III, выйдя к реке 20 августа.
Когда англичане на следующий день появились на берегах Соммы, то обнаружили, что переправиться на другой берег реки практически невозможно. Два уцелевших моста через реку находились в хорошо укреплённых городах Абвиле и Амьене, а немногочисленные переправы охранялись сильными отрядами французских войск.

22 августа англичане предприняли несколько попыток переправиться через Сомму, но были отброшены, понеся серьёзные потери.
23 августа французская армия покинула окрестности Амьена и двинулась в сторону англичан, но Эдуард III уже приказал своей армии уходить вдоль берега Соммы в сторону моря.
Французы, естественно, преследовали англичан, полагая, что наконец сумели загнать противника в ловушку.

Однако англичанам и на этот раз удалось обмануть французов и ускользнуть. Некий пленник показал англичанам переправу Бланштак, шириной около трёх километров. На вид это было непроходимое болото, но во время отлива через Бланштак на другой берег Соммы мог легко переправиться любой человек.

По словам Фруассара, этим пленником был некий Гобен Агаш, который сказал Эдуарду III:
"Я знаю один брод, где дважды за сутки могут пройти шеренгой сразу двенадцать человек, и при этом вода не будет им выше колен. Всё дело в морском приливе: прибывая, он так наводняет реку, что никто не может её перейти. Но когда прилив, наступающий два раза в сутки, спадает, река становится в этом месте столь мелкой, что её легко переходят верхом и пешком... Дно брода, о котором, сир, я вам говорю, покрыто галькой из белого рухляка – настолько крепкого и плотного, что по нему можно безопасно возить повозки".
Агаш также посоветовал королю поторопиться, чтобы его войско оказалось у брода перед восходом солнца.

Эдуард III так обрадовался полученной информации, что пообещал отпустить Агаша со всеми его товарищами и щедро наградить информатора. Кстати, король позже сдержал своё слово.

Английская армия начала собираться к выступлению ещё в полночь, на рассвете тронулась в путь и на восходе солнца оказалась у брода Бланштак. Однако отлив ещё не наступил, и англичане стали собираться на берегу Соммы.
Манёвры англичан не остались без внимания французов, успевших выставить заслон на другом берегу Соммы из 500 латников и 3000 пехотинцев. Командовал этим отрядом Годемар дю Фэ (du Fay, 1282-1350), который выстроил своих воинов в три линии.

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: