Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен: человек и литературный герой. Часть I. Человек


Ворчалка № 766 от 28.06.2014 г.




Книги о приключениях барона Мюнхгаузена являются одними из самых популярных произведений литературы для детей в Англии, Германии и России; про другие страны ничего сказать не могу. Однако мало кто из читателей, особенно юных, знает, что у этого литературного героя был реальный прототип.

Герой невероятных приключений и этого очерка, Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен (Munchhausen), которого в дальнейшем мы будем называть просто бароном Мюнхгаузеном, родился 11 мая 1720 года в Боденвердере, Ганновер, имении своего отца Георга Отто фон Мюнхгаузена (1682-1724). Дом, в котором родился барон Мюнхгаузен, сохранился до наших дней, и часть дома занимает музей нашего героя.
Барон Мюнхгаузен был младшим сыном в семье, рано остался без отца, а его матери, Сибилле Вильгельмине фон Реден (1689-1741) было трудно воспитывать восьмерых детей, так что он в 1735 году поступил на службу к герцогу Карлу I Брауншвейг-Вольфенбюттельскому (1713-1780).

Герцог Антон Ульрих Брауншвейгский (1714-1774), младший брат герцога Карла I, был с 1733 года женихом принцессы Анны Мекленбург-Шверинской (1718-1746), племянницы императрицы Анны Иоанновны; нам принцесса Анна более известна как Анна Леопольдовна.
В 1737 году во время русско-турецкой войны герцог Антон Ульрих потерял двух пажей и обратился к брату, герцогу Карлу I, с просьбой прислать новых пажей.

Барон Мюнхгаузен прибыл в Россию в 1738 году в качестве одного из новых пажей Антона Ульриха, но на следующий год попросился на военную службу, и был зачислен в Брауншвейгский кирасирский полк корнетом, состоящем сверх комплекта. Шефом Брауншвейгского кирасирского полка был сам Антон Ульрих, и годовое жалованье корнета в этом полку составляло 180 рублей.

В 1739 году барон Мюнхгаузен вместе с Антоном Ульрихом и своим полком поучаствовал в военной кампании под командованием генерал-фельдмаршала Артура Христофоровича Миниха (1683-1767). Барон Мюнхгаузен вряд ли принимал какое-либо участие в боевых действиях, но привёз из похода дорогую турецкую саблю, которая играла важную роль в его дальнейшей жизни на родине.

После заключения Белградского мирного договора с турками Брауншвейгский кирасирский полк вернулся на свои квартиры в Риге и её окрестностях.
В 1740 году после смерти Анны Иоанновны и отстранения от регентства над малолетним Иоанном Антоновичем Бирона, Антон Ульрих стал генералиссимусом российской армии, а барон Мюнхгаузен получил звание поручика с годовым содержанием в 240 рублей.

Барон Мюнхгаузен был назначен командиром 1-й роты своего полка, но его служба не была слишком уж обременительной.
В русско-шведской войне 1741-1743 годов барон Мюнхгаузен точно не участвовал, так как в особой ведомости Военной коллегии сохранилась следующая запись:
"Того ж полку [Брауншвейгского кирасирского?] Минихгаузен находился в Риге при отставшей от того полку команде и в компании не был".
Вопросительный знак я поставил по той причине, что в 1742 году этот полк получил новое название – Кирасирский Его Императорского Высочества Государя Великого Князя Петра Фёдоровича полк, - которое он и сохранял до конца 1761 года.

Служба в Риге имела как свои достоинства, так и недостатки.
К недостаткам стоит отнести удалённость от столицы и покровителей, что сказывалось на скорости продвижения по карьерной лестнице.
К достоинствам относились служба в привилегированном кирасирском полку, а также уважительное и очень любезное отношение остзейских немцев к офицеру-почти-соотечественнику.

Кстати, о покровителях. После свержения Брауншвейгской ветви Романовых, Антон Ульрих с семьёй некоторое время содержался в Рижском замке, но к охране этих узников кирасирский полк не привлекался. Через некоторое время узников перевели от греха подальше в Дюнамюнде, а потом они оказались в Холмогорах Архангельской губернии.

Свободное от службы время барон Мюнхгаузен посвящал охоте, естественно, выпивке, балам и прекрасным дамам. В тесных связях со свергнутой династией барон Мюнхгаузен замечен не был, а потому и не пострадал после восшествия на престол Елизаветы Петровны; но и большой карьеры не сделал.

Барон Мюнхгаузен наверняка был принят в местном обществе, обзавёлся многочисленными знакомствами и 2 февраля 1744 года обвенчался с Якобиной фон Дунтен (1726-1790) из Пернигеля (ныне Лиелупе). Молодожёны жили то в Риге, то в поместье отца Рутерн (Ruthern, ныне Дунте), где в 2005 году официально открылся музей Мюнхгаузена.

Вскоре, в феврале 1744 года, барон Мюнхгаузен командовал почётным караулом при встрече проезжавших через Ригу в Петербург принцессы Софьи Фредерики Ангальт-Цербтской, будущей императрицы Екатерины II, и её матери. Позднейшая легенда утверждает, что барон Мюнхгаузен был допущен к руке принцессы и чуть ли не стал её первым фаворитом.

В том же 1744 году поручик Мюнхгаузен получил отпуск для поездки на родину, но никакими подробностями об этом отпуске мы не располагаем.
Не располагаем мы и сведениями о дальнейшей службе барона Мюнхгаузена. Известно только, что он неоднократно подавал на Высочайшее имя прошения о производстве в следующее звание, но его просьбы были удовлетворены только в 1750 году.

В музее города Боденвердера хранится следующий документ, подписанный императрицей Елизаветой Петровной:
"Божиею милостию Мы, Елисавет Первая, Императрица и Самодержица Всероссийская... Известно и ведомо да будет каждому, что Мы Иеронимуса Мюнхгаузена, который нам почтением служил, для ево оказанной к службе Нашей ревности и прилежности, в Наши ротмистры 1750 года февраля 20 дня всемилостивейши пожаловали и учредили, яко же Мы сим жалуем и учреждаем, повелевая всем Нашим помянутого Иеронимуса Мюнхгаузена за Нашего ротмистра надлежащим образом признавать и почитать. Напротив чего и Мы надеемся, что он в сем ему от Нас пожалованном новом чине так верно и прилежно поступать будет, как верному и доброму офицеру надлежит".


В документах, сопровождавших это пожалование, о грамотности барона Мюнхгаузена говорится, что он
"умеет по немецки, а по русски только говорит".
Где ему было в кругу остзейских немцев выучить русский язык, да и ни к чему.

В конце 1750 года барон Мюнхгаузен испросил отпуск для улаживания вопросов с наследством, так как к тому времени все его старшие братья уже умерли. Так в декабре 1750 года барон Мюнхгаузен покинул Россию и, как оказалось, навсегда.
Из родового поместья Боденвердера, где он поселился с женой, барон Мюнхгаузен дважды продлевал свой отпуск, а потом подал прошение об отставке [разумеется, с пенсией], но ему в этом было отказано. По законам Российской Империи прошение об отставке надо было подавать лично, и так как он не прибыл в расположение своего полка, то в 1754 году был окончательно отчислен с российской воинской службы.

В Боденвердере барон Мюнхгаузен вступил-таки в права наследства и зажил, как типичный помещик и отставной военный. Он занимался приведением в порядок доставшегося ему хозяйства, часто и азартно охотился, наносил многочисленные визиты соседям-помещикам и любил сам принимать гостей.

Принимая гостей, барон Мюнхгаузен потчевал их не только горячительными напитками, но и рассказами о своей жизни в далёкой и дикой России. Так как действительно интересных событий в его жизни было не слишком много, то чтобы не повторяться, барон Мюнхгаузен начал сначала приукрашивать свои рассказы экзотическими подробностями.

Под влиянием винных паров рассказы о приключениях барона становились всё более увлекательными, барон начал присваивать себе приключения других лиц, использовать легендарные и вымышленные истории, а потом в меру возможностей стал и сам присочинять.
Всё эти рассказы находились в разумных пределах между правдой и вымыслом, но среди соседей Мюнхгаузен со временем приобрёл репутацию остроумного, но хвастливого собеседника.
Это позднее, после публикации книг Бюргера и Распе, за ним закрепилась репутация барона-лжеца, а пока к нему продолжали съезжаться любители экзотических рассказов даже из довольно отдалённых уголков Германии, куда докатилась слава о знаменитом рассказчике.

В 1790 году умерла любимая жена Якобина, барон остался один, а детей у них не было, и вскоре Мюнхгаузен начал тяготиться своим одиночеством. Тут на глаза ему попалась 17-летняя Бернардина Брунзиг фон Брунн, дочь отставного майора фон Брунна из Полле.
Разница в возрасте меду ними была слишком велика, чтобы старый барон мог чем-нибудь привлечь молодую девицу, но её папаша понял, что бездетный майор может оставить своей будущей жене достаточно приличное наследство.

Барон Мюнхгаузен, полный тщеславия, начал ухаживать за юной Бернардиной, а майор фон Брунн, со своей стороны, обрисовывал дочери перспективы стать хозяйкой приличного поместья; да и барон недолго протянет рядом со здоровой девицей.
Обработка Бернардины длилась три года, и в начале 1794 года состоялась свадьба, последствия которой не принесли барону никаких радостей.

Традиционно считается, что Бернардина была ветреной, вздорной, расточительной и безнравственной особой.
Ну, а о чём думал 73-летний барон, беря в жёны 20-летнюю девицу? Оказалось, что удовлетворить аппетиты молодой жены, финансовые и сексуальные, барон не в состоянии, начались скандалы. Вскоре родился ребёнок, которого барон отказался признавать своим.

Начался бракоразводный процесс, который не только выставил пожилого барона на посмешище, но и окончательно подорвал его финансовое благополучие, т.е. разорил его.
Одинокий и нищий барон умер 22 февраля 1797 года от апоплексического удара и был похоронен в фамильном склепе Мюнхгаузенов. Прямых потомков он не оставил, и если бы не мировая слава о его чудесных приключениях, то мы сегодня вряд ли бы вспоминали имя барона Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена.

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: