1956 год: венгерское восстание. Часть X. Будапешт, 30-31 октября


Ворчалка № 765 от 21.06.2014 г.




Рано утром 30 октября прилетевшие в Будапешт Микоян и Суслов встретились поочерёдно с Надем Имре и Кадаром Яношем. Они обсудили вопросы скорейшего урегулирования положения в стране, дальнейшего развития советско-венгерских отношений (с выводом советских войск из Венгрии), воссоздания многопартийной системы и т.п.

Ободрённый поддержкой советских руководителей, Надь Имре в 14.28 выступил с новым обращением к стране, в котором, в частности, говорилось:
"В интересах дальнейшей демократизации жизни страны мы ликвидируем однопартийную систему и устанавливаем правление на основе демократического сотрудничества возрождающихся коалиционных партий. В соответствии с этим мы образуем в рамках национального правительства узкий кабинет, членами которого являются Надь Имре, Тилди Золтан, Ковач Бела, Эрдеи Ференц, Кадар Янош, Лошонци Гёза и представители социал-демократической партии, которые будут определены позднее [Кетли Анна (1889-1976)]... Венгерское правительство обращается к командованию советских войск с призывом немедленно начать их вывод с территории Будапешта. [Они выводятся уже второй день!?] Одновременно правительство сообщает народу страны, что безотлагательно приступит к переговорам с правительством СССР о выводе советских войск с территории Венгрии. От имени венгерского правительства заявляю, что рождённые революцией демократические органы самоуправления венгерское правительство признаёт, опирается на них и рассчитывает на их поддержку".


После Надя к венгерскому народу обратились Тилди, Эрдеи и Кадар.
Разволновавшийся Тилди (бывший священник) выступил с несколько наивной речью и в частности сказал:
"Мы – малая нация, но мы хотим свободно жить в нашей стране, жить своей национальной жизнью. Я убеждён, что если народы и руководители СССР увидят, что ведут переговоры не с униженной, а со свободной нацией, с представителями свободной нации, то отношение будет другим – между нами будет больше взаимопонимания, уважения и любви..."
Тилди даже назвал 23 октября более значительной датой в истории Венгрии, чем 15 марта 1848 года.

В тот же день в Будапеште прошли съезды или организационные собрания партии мелких сельских хозяев и национально-крестьянской партии (известной также как партия Петёфи).

Принято решение о создании Комитета революционных вооружённых сил, который должен заменить прежние органы охраны порядка.
Генерал Кирай Бела, председатель Комитета революционных вооружённых сил, объявил о начале операции “Голубой дождь”, которая свелась к отлову и немедленному уничтожению функционеров ВПТ и, особенно, ненавистных повстанцам сотрудников госбезопасности, которых выявляли по коричневым (а не жёлтым, как часто пишут) ботинкам особого покроя.

Из замка близ Ретшага освобождён кардинал Миндсенти Йожеф (1892-1976, примас Венгрии с 1945), где он с февраля 1949 года отбывал под домашним арестом своё пожизненное заключение. Рано утром 31 октября кардинал Миндсенти прибыл в Будапешт и был радостно встречен сотнями верующих.

Что ещё происходило интересного в Венгрии?
Задунайский национальный совет из Дьёра начал устанавливать контакты с провинциальными революционными комитетами в западной части Венгрии.
По всей стране проходили антикоммунистические и антисоветские акции.
Новые переговоры между Надем и Дудашем результатов не принесли.

Перед зданием посольства США в Будапеште собралось несколько сотен демонстрантов, огласивших свои требования: премьер-министром должен стать кардинал Миндсенти, министром обороны – Малетер, а советские войска до 15 ноября должны покинуть страну. Если эти требования не будут выполнены, то Запад должен предпринять вооружённое вмешательство.
Наслушавшись западных голосов, венгры и не подозревали, что Запад и не собирался вмешиваться в венгерские события.

В Вашингтоне с интересом наблюдали за ходом событий в Венгрии.
Вот несколько выдержек о положении в Будапеште 30 октября из секретных сообщений посольства США:
"В течение всего дня население Будапешта пребывало в состоянии безумия".
Из телефонограммы от 31 октября, переданной в 13.00:
"Когда в 12.25 русские покинули Белварош [центр Пешта], где они охраняли здания министерства обороны и внутренних дел, начался день “длинных ножей”. Повсеместно убивали спрятавшихся работников УГБ".


Что же Москва?
Ещё утром 30 октября Надь Имре убедил Микояна в необходимости проведения описанных выше мер. Кадар подтвердил Микояну свою верность коммунистическим идеалам и решимость защищать социалистические ценности. Характерно, что позднее в своём радиовыступлении Кадар обращался не к братьям-венграм, как это делало большинство выступивших, а к трудящимся страны и товарищам по партии.

Микоян по телефону успокоил Хрущёва, заверив, что ситуация в Венгрии налаживается, Надь и Кадар ведут себя как надо. Получив такую информацию, Президиум ЦК КПСС весь день посвятил рассмотрению и написанию “Декларации правительства Союза ССР об основах развития и дальнейшего укрепления дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и другими социалистическими государствами” от 30 октября 1956 года. Документ рождался в жёстких спорах и слишком велик, чтобы я мог привести его здесь полностью.

Относительно венгерских событий Декларация заявляла:
"Ход событий показал, что трудящиеся Венгрии... справедливо ставят вопрос о необходимости устранения серьёзных недостатков в области экономического строительства, о дальнейшем повышении материального благосостояния населения, о борьбе с бюрократическими извращениями в государственном аппарате... Советское Правительство, как и весь советский народ, глубоко сожалеет, что развитие событий в Венгрии привело к кровопролитию...
Имея в виду, что дальнейшее нахождение советских воинских частей в Венгрии, может служить поводом для ещё большего обострения обстановки, Советское Правительство дало своему военному командованию указание вывести советские воинские части из города Будапешта, как только это будет признано необходимым Венгерским правительством.
Вместе с тем, Советское правительство готово вступить в соответствующие переговоры с правительством Венгерской Народной республики и другими участниками Варшавского договора по вопросу о пребывании советских войск на территории Венгрии".


31 октября

Президент США генерал Дуайт Эйзенхауэр (1890-1969) скептически отнёсся к Декларации, которая была опубликована 31 октября, так как не был уверен в искренности советских руководителей. Получив же сообщение о вооружённом вмешательстве Франции и Великобритании в Суэцкий кризис, президент США прокомментировал эти события с прямотой простого солдата.
Затем Эйзенхауэр отправил Хрущёву послание, в котором заверял его, что США считают Венгерские события внутренним делом Восточного блока, и вмешиваться не собираются. Об отсутствии интереса у США к Венгерским событиям заявил и Государственный секретарь Джон Фостер Даллес (1888-1959).

Следует отметить, что эта Декларация родилась мёртвенькой, так как утром 31 октября настрой советских руководителей резко изменился: они получили сообщения о зверствах повстанцев в Будапеште и об углублении Суэцкого кризиса.
На заседании Президиума ЦК КПСС Хрущёв заявил:
"Если мы уйдём из Венгрии, это подбодрит американских, английских и французских империалистов. Они поймут это, как нашу слабость, и будут наступать".
Было принято решение о немедленном создании альтернативного “революционного рабоче-крестьянского правительства” Венгрии, которое должен возглавить Кадар Янош. Штабу Особого корпуса в Тёкёле было поручено разработать операцию по свержению контрреволюционного режима. Впрочем, в штабе Особого корпуса этим вопросом занимались с самого начала венгерских событий.

Было решено значительно усилить присутствие советских войск в Венгрии, введением дополнительных воинских частей, а также привлечь для выполнения интернационального долга воинские контингенты ГДР и Румынии. Новые (дополнительные) части советских войск начали входить на территорию Венгрии уже во второй половине дня.

Почему я начал обзор событий 31 октября с Вашингтона и Москвы? Потому что именно там в этот день и была предрешена судьба Венгерского восстания.

В Будапеште с самого раннего утра царила эйфория победы. Ещё бы: почти все требования повстанцев выполнены, советские войска покинули Будапешт и начаты переговоры о полном выводе советских войск из Венгрии. Теперь перед ними стояла задача создания подлинно народного правительства и выхода страны из Варшавского договора.

В этот день в Будапеште проходили съезды демократической народной партии, христианско-демократической партии, партии независимости и партии венгерской революционной молодёжи.
Молодёжь потребовала освобождения кардинала Миндсенти, который уже с утра находился в своей резиденции.
Социал-демократы решили создавать новое правительство в коалиции с демохристианами.
Дудаш Йожеф не признавал никого и расширял сферу влияния своего “правительства”, прихватив несколько правительственных и партийных зданий, в том числе здания Верховной прокуратуры и Военного трибунала.

Во второй половине дня в Будапеште состоялось объединённое совещание командиров повстанческих отрядов, руководителей партий и оппозиционных организаций.
Через некоторое время Надь Имре провел совещание с командирами повстанческих отрядов и только что избранными членами комиссии Венгерского национального революционного комитета.
По результатам этой встречи было объявлено, что генерал Кирай Бела назначен руководителем революционного комитета вооружённых сил, а полковник Малетер Пал – заместителем министра обороны.
Эта информация была явно запоздавшей, так как объявляла положение de facto.

1956 год: венгерское восстание. Часть IX. Будапешт, 29-30 октября

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: