1956 год: венгерское восстание. Часть IX. Будапешт, 29-30 октября


Ворчалка № 764 от 14.06.2014 г.




К вечеру 29 октября состоялась встреча между Надем Имре и Дудашем Йожефом, но согласие между ними достигнуто не было, так как у Дудаша было слишком много претензий к программе нового правительства.
Ходили слухи, что Малетер Пал собственноручно расстрелял 12 повстанцев в районе переулка Кишфалуди, которые отказались выполнять дальнейшие приказы своего командира, считая, что победа уже достигнута. [Варианты события: Малетер приказал расстрелять; расстрел произошёл 30 октября.]

Так как в провинции силы повстанцев тоже повсеместно захватывали власть в свои руки, то не стоит удивляться тому, что к вечеру 29 октября в Будапешт стали прибывать из разных городов (Дьёр, Мошонмадьяровар) первые отряды революционеров.

Слушая вопли и призывы западных голосов, у многих венгров сложилось представление, что их страна находится в самом центре мировой политики, и что главной задачей стран свободного мира является всевозможная поддержка требований революционеров, вплоть до вооружённого вмешательства Запада.

Однако 29 октября центр мировой политики резко переместился на Ближний Восток. В этот день вооружённые силы Израиля атаковали Египет из-за упорного нежелания последнего пропускать израильские суда через Суэцкий канал. 31 октября в этот вооружённый конфликт вмешались войска Великобритании и Франции. Западные страны и Израиль решили, что СССР, связанный венгерскими событиями, не сможет оказать существенной помощи Египту. Запад по привычке ещё продолжал кричать про Венгрию и восстание угнетённого венгерского народа, но никакой реальной помощи теперь уже и не мог оказать, так как канал и нефть были важнее угнетённых венгров.

В этот же день начались секретные переговоры о возможном отделении Дунантула (Задунайский край) от остальной Венгрии и создании там второго (прозападного) венгерского государства с центром в Дьёре. Обеспечивать независимость этого государства должны были международные силы под эгидой ООН.

30 октября

В течение всего дня 30 октября продолжался вывод советских войск из Будапешта, который закончился к вечеру этого дня. Советские войска отошли примерно на 20 км от города, а штаб Особого корпуса разместился на аэродроме города Тёкёль.

Советским войскам в этот день был отдан строгий приказ огня не открывать и даже не отвечать на огонь повстанцев. Этот приказ привёл к многочисленным жертвам среди советских военнослужащих.
В этот же день стало известно о многочисленных жертвах среди семей советских военнослужащих, так как военные городки оставались практически без прикрытия, чем и воспользовались отряды повстанцев. Об этой странице венгерских событий 1956 года не любят вспоминать сами венгры, но и руководители СССР (а теперь и России) делали вид, что такого не было. Жертв этого кровавого беспредела никто не считал, и даже приблизительное их количество невозможно установить.

Возросшая активность партийного актива (ВПТ) была замечена повстанцами, руководители которых ещё накануне приняли решение о захвате здания горкома ВПТ после ухода советских танков. С самого утра 30 октября к зданию Будапештского горкома ВПТ стали стекаться отряды повстанцев, появились несколько БТР и танков. Самый крупный отряд возглавлял Дудаш, в подчинении у которого всего было около 2000 бойцов, но он привёл на площадь около 500 человек. Прибыли также отряды с площади Барош под командованием Никельсбурга Ласло, и из переулка Кишфалуди. По разным оценкам, у здания горкома всего собралось около 5000 повстанцев, но активное участие в штурме здания принимала едва ли десятая часть их.

Точную картину событий возле здания горкома восстановить очень трудно, так как были свидетели этих событий, но их показания довольно сильно различаются. События развивались примерно так...

<1-я версия>

Провокаторы возбуждали толпу криками о том, что в подземной тюрьме этого здания томятся сотни узников службы безопасности и коммунистического режима. Они, якобы, даже слышат крики заключённых о помощи. Толпа тоже услышала эти крики, хотя после захвата здания горкома никаких подземных тюрем обнаружено не было.

Повстанцы попытались силой ворваться в здание горкома, чтобы освободить мнимых узников, но были остановлены огнём охраны здания. Взбешённые повстанцы открыли огонь по зданию из крупнокалиберных пулемётов и танков, так что довольно быстро охрана здания была перебита. После этого группы повстанцев ворвались в здание горкома, откуда слышалась беспорядочная стрельба.

Вскоре повстанцы начали выволакивать из здания трупы партийных функционеров и офицеров госбезопасности. Среди более чем двадцати трупов было и тело Мезё Имре. Толпа стала с восторгом линчевать покойников: им вспарывали внутренности и отрубали головы, их кастрировали, уродовали, обливали кислотой и разрывали на части.
Некоторые трупы были развешаны по фонарям, деревьям и балконам зданий. Фотографии этих “подвигов” повстанцев разошлись по всему миру.

Корреспондент французской газеты "Le mondе" немного позднее написал:
"То, что случилось в последние дни октября в Будапеште, можно рассматривать как охоту на людей. Я своими глазами видел людей повешенных на фонарях и балконах".


Контроль над зданием горкома достался группе Дудаша, который немедленно объявил о создании своего “Венгерского национального революционного комитета”, хотя территориально это здание находилось в зоне ответственности группы повстанцев с площади Барош.

<Конец 1-ой версии>

<2-я версия>

С самого утра отдельные группы повстанцев пытались проникнуть в здание горкома, но эти попытки пресекались силами охраны здания. В это время в здании горкома находились два взвода солдат внутренних войск, восемь офицеров, три милиционера и около восьмидесяти штатских: партийных функционеров и обслуживающего персонала.
Офицеры и солдаты внутренних войск с утра переоделись в милицейскую форму, так как их управление (УГБ или AVH) было распущено.

Впрочем, одному отряду повстанцев удалось проникнуть в здание горкома и захватить в плен трёх милиционеров и семерых солдат, но вскоре их вытеснили из здания. (С пленными или без них?)
Активный штурм здания горкома начался около 10 часов утра, но защитникам горкома удавалось отбить все атаки повстанцев.

Около 14.00 на площадь Республики прибыли 6 танков для защиты горкома. Головной танк сделал предупредительный выстрел, и повстанцы отошли. Дальше произошло непонятное: четыре танка развернули свои пушки и начали стрелять по зданию горкома, по повстанцам же не выстрелил ни один танк.
Позднее танкисты не стали присоединяться к повстанцам, а вернулись в свою часть.

Защитники горкома поняли, что против танков, имея лишь стрелковое оружие, им не устоять, и решили капитулировать. На переговоры с повстанцами отправился Мезё Имре в сопровождении полковников Асталоша Яноша (1918-1956) и Паппа Йожефа (1917-1956).
Едва эта троица с белой тряпкой на палке (простыня, скатерть?) вышла из здания горкома, как по ним ударил пулемёт.

Мезё удалось на автобусе отправить в больницу на улице Петерфи (Peterfi, это не опечатка), где он вскоре и умер.
Раненого Асталоша избили, потом ему связали ноги проволокой и повесили на дереве вниз головой. Висевшему Асталошу кто-то ещё выстрелил в живот.
Паппа тоже избили ногами, потом ножами вскрыли ему грудную клетку и попытались вырвать из тела сердце.

Защитники горкома, которых возглавил лейтенант Варкони Дёрдь, ещё некоторое время сопротивлялись, но после того как он был тяжело ранен, солдаты начали сдаваться в плен.
Ещё живого Варкони привязали за ноги к грузовику и таскали по площади Республики.
Многим сдавшимся солдатам тоже не повезло. Их двумя группами вывели из здания горкома. По пути следования солдат избивали прикладами и кололи ножами и штыками. Толпу на площади оттеснили в сторону, а потом этих солдат двумя группами поставили к стене и расстреляли.

Свидетелем этих расстрелов был американский корреспондент Джон Сэдови (John Sadovy, 1926-2011), который опубликовал серию снимков в журнале “Лайф”: вот они ещё живые стоят перед ружьями, вот их лица в момент выстрелов, и вот они мёртвые лежат на земле.

Сэдови писал:
"Я стоял в метре (трёх футах) от этой группы. Вдруг один из них стал оседать. Стреляли, очевидно, в упор, между рёбер. Все они валились на землю, как скошенная пшеница. Это было даже красиво. Ещё один юноша выбежал из дома. Увидев, что его друзья мертвы, он повернулся и бросился в толпу. Повстанцы вытащили его оттуда. Я успел сделать один-единственный снимок, и с ним было уже покончено. И тут нервы мои не выдержали. Слёзы лились по щекам. Три года я был на войне, но виденное там не идёт ни в какое сравнение с этим ужасом".


Всего при защите горкома погибло около 30 человек. При штурме Радиокомитета жертв было значительно больше, но там не было издевательств над пленными и трупами.
Трупы защитников здания горкома пролежали на площади до 3 ноября, так как повстанцы запретили их убирать и хоронить.

<Конец 2-ой версии>

1956 год: венгерское восстание. Часть VIII. Будапешт, 27-29 октября

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: