1956 год: венгерское восстание. Часть VIII. Будапешт, 27-29 октября


Ворчалка № 763 от 07.06.2014 г.




27 октября

27 октября отмечается всеми как один из самых спокойных дней восстания. Бои, конечно, продолжались по всему городу за отдельные здания райкомов партии, управления ГБ и полиции и т.п.
В провинции повсеместно продолжали создаваться революционные комитеты.
Однако в районе города Варпалота колонна советской боевой техники и автомашин попала в засаду. Повстанцам удалось подбить несколько автомобилей, уничтожить один бензовоз и захватить машину с боеприпасами; точное количество жертв среди советских военнослужащих неизвестно, но официально сообщалось о гибели трёх офицеров и нескольких солдат.

В этот день Надь Имре встретился с представителями общественности и обсуждал с ними вопросы прекращения кровопролития и нормализации обстановки в стране.
Позднее он произвёл реорганизацию правительства, из состава которого были выведены министр внутренних дел Пирош Ласло, министр обороны Бата Иштван (1910-1982), Хегедюш Андраш и ещё несколько человек. Вместе с Герё Эндрё первая троица в тот же вечер улетела в СССР.
Пополнили состав правительства представители оппозиции: Тилди Золтан (1889-1961), Лукаш Дьёрдь (1885-1971), Мюнних Ференц (1886-1967), Ковач Бела (1908-1959) и ряд других деятелей.

В течение всего дня 27 октября по городу также происходили переговоры между представителями нового правительства и руководителями восстания о прекращении огня и сдаче оружия, в частности, велись переговоры с руководством группы “Сена”, но безрезультатно, так как руководство отряда ожидало скорой помощи со стороны Германии. Впрочем, к концу дня несколько групп студентов в Пеште бросили оружие и разошлись по домам.

Впрочем, о других событиях в Буде в этот день нам мало что известно. Поступали сообщения об ожесточённых боях в Буде, но никаких подробностей раздобыть об этих столкновениях не удалось.

К концу дня была разработана совместная операция по разгрому сильной группировки повстанцев в районе переулка Кишфалуди совместными действиями частей ВНА и Особой группы советских войск. Собственно говоря, в районе переулка Кишфалуди на небольшом расстоянии друг от друга находились отряды в казармах Килиан под командованием Малетера Пала, и группировка вокруг кинотеатра “Корвин”.

О руководстве группой “Корвин” у исследователей нет единого мнения до сих пор, так как даже участники событий 1956 года противоречили потом друг другу и называли имена разных людей.
Считается, что сначала отрядом “Корвин” руководил Иван Ковач Ласло (1930-1957), [Иван – это его фамилия такая], а с 1-го ноября руководство отрядом, вроде бы, перешло к Понграцу Гергею (1932-2005).

Операцию по разгрому этой группировки спланировали совместно советское командование, командование венгерской армии и военный комитет ЦК ВПТ. Операция должна была начаться утром 28 октября, однако в 5.30 операцию пришлось отменить из-за позиции Надя Имре, который пригрозил уйти в отставку в случае её проведения.
Несмотря на это, во многих исследованиях до сих пор встречаются утверждения о том, что отважные защитники переулка Кишфалуди и кинотеатра “Корвин” сумели отразить атаку советских танков.
Атаку, которой не было, так как командование советских войск не решилось начинать полномасштабные боевые действия в Будапеште без участия венгерских контингентов, да и в Москве ещё колебались с оценкой венгерских событий.

28 октября

В ночь с 27 на 28 октября была открыта граница с Австрией (убрана колючая проволока, сняты минные поля), и с территории нейтрального государства в Венгрию начались массовые поставки оружия различными западными организациями. На территорию страны начали также свободно проникать подготовленные боевики, общее количество которых достигло нескольких тысяч человек, а также военные инструкторы из западных стран. Ведь к началу восстания в специальных лагерях на территории Германии и Австрии проходили подготовку более 22000 человек.

28 октября был довольно тихим и спокойным днём по всей Венгрии, хотя революционеры и продолжали активно брать власть в свои руки. В основном, это произошло благодаря нескольким выступлениям Надя Имре, который сначала объявил о полном прекращении огня между частями ВНА и восставшими, так как только в мирных условиях можно было попытаться найти выход из кризиса.

В следующем пространном обращении к народу Надь объявил, что руководство страны полностью порывает с прежней преступной политикой, и огласил несколько основных решений, выполнение которых уже началось:
1) правительство договорилось с советским командованием о немедленном прекращении боевых действий и о выводе советских войск из Будапешта;
2) начаты переговоры с руководством СССР о полном выводе войск с территории Венгрии и о выходе страны из Варшавского договора;
3) по всей стране начинают создаваться отряды национальной охраны, в состав которых должны входить представители повстанцев, сотрудники милиции и военнослужащие;
4) в полном объёме в стране вводятся все демократические нормы, ограниченные только временем особого положения;
5) в качестве национальных символов восстанавливаются герб Кошута и флаг с изображением этого герба; 15 марта объявлен национальным праздником.

Как бы в качестве реализации этого заявления Надь Имре объявил о прекращении боевых действий между венгерской армией и повстанцами.
Кроме того, было ликвидировано Управление национальной безопасности и распущены внутренние войска [указ об этом опубликован 29 октября], а в составе нового министерства обороны стали преобладать бывшие офицеры хортистской армии.
Хотя формально министром обороны с 26 октября был Янза Карой (1914-2001), реальное руководство над МО стало принадлежать Малетеру Палу. Обычно считается, что министром обороны Малетер был назначен 2 ноября, но есть данные, указывающие на то, что это назначение могло произойти в любой день между 29 октября и 2 ноября.

Вскоре после выступления Надя Имре по радио прозвучало заявление ЦК ВПТ, которое полностью одобрило программу премьер-министра. Также сообщалось о кадровых перестановках в ЦК: высшее руководство партией на время чрезвычайного положения переходило в руки её президиума, в состав которого вошли Кадар Янош, Надь Имре, Апро Антал (1913-1994), Кишш Карой (1903-1983), Мюнних Ференц и Санто Золтан (1893-1977). Вся же реальная власть над страной была сосредоточена в руках Надя Имре.

Из Москвы поступил приказ советским войскам, который предписывал немедленно прекратить боевые действия против повстанцев, выйти из Будапешта и вернуться в места постоянной дислокации. Хрущёв также согласился начать переговоры с венгерским руководством об условиях полного вывода советских войск из Венгрии.
При отсутствии противодействия со стороны советских войск, отряды национальной охраны стали занимать основные правительственные здания в Будапеште.

Попытку организовать сопротивление повстанцам предпринял Будапештский горком ВПТ, который возглавлял Мезё Имре (1905-1956). Он обратился в военный комитет ЦК ВПТ за помощью для создания рабочей милиции. Прибывшие инструкторы ЦК создали центральный штаб рабочей милиции, провели подготовку специалистов на уровне председателей райкомов партии, но решение о раздаче оружия рабочим так и не было принято.

Любопытно, что в этот же день, 28 октября, европейская секция ЦРУ отправила в Вашингтон запрос о характере дальнейших действий в Венгрии, особенно
"относительно отправки в Венгрию оружия и боеприпасов".


Вашингтон немедленно ответил чёткой директивой:
"Мы должны ограничиться сбором информации; агенты, направляемые в приграничные районы, не должны участвовать ни в каких действиях, способных обнаружить заинтересованность США или навлечь обвинения в интервенции; N должен попытаться получить сведения о личностях активистов; через некоторое время, возможно, будет дано разрешение переправлять [в Венгрию] радиооборудование".
Видно, что США не собирались активно вмешиваться в венгерские события, и об оказании реальной помощи повстанцам и речи не шло. Вопреки треску западных радиоголосов.

29 октября

Рано утром 29 октября начался вывод советских войск из Будапешта. Повстанцы не стреляли по советским солдатам, но сопровождали их продвижение оскорбительными криками, улюлюканьем и бросанием камней. Советские танки ушли от здания Будапештского горкома партии, от дома Радиокомитета и других важных объектов.

В горком партии прибыл Кадар Янош для обсуждения с Мезё Имре положения в Будапеште и в стране. Вскоре после этой встречи горком партии Будапешта обратился с призывом к коммунистам и всем трудящимся дать решительный отпор силам контрреволюции.
В Будапеште делаются робкие попытки создать вооружённые отряды рабочей милиции, но особого успеха они не имели, так что к концу дня здание горкома партии осталось практически без охраны: рабочей милиции ещё не было, а венгерские солдаты, охранявшие здание горкома, были отозваны в казармы.

В сложившихся обстоятельствах значительную угрозу для жителей Будапешта стали представлять шайки уголовников, которых выпустили из тюрем, как жертв кровавого режима. Командование Венгерской Народной Армии обратилось к Надю Имре с предложением силой навести в городе порядок, но тот отказался, ссылаясь на то, что от рук военных могут пострадать революционеры и мирные жители.
Можно подумать, что от рук бандитов они не страдали.

Этот день впервые ясно продемонстрировал отсутствие солидарности среди повстанцев. На фоне спокойного вывода советских войск из Будапешта в городе начались перестрелки между отдельными отрядами повстанцев.
Отряд под командованием Дудаша Йожефа объединился с группой “Сена”, после чего их руководитель заявил о непризнании правительства Надя и о начале формирования собственной администрации.

1956 год: венгерское восстание. Часть VII. Будапешт, 25-26 октября

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: