Португальцы в Индии. Часть XXV. Жоао ди Каштру: осада Диу


Ворчалка № 756 от 19.04.2014 г.




Прежде чем перейти к описанию осады крепости Диу, мне необходимо дать краткое описание местности, где развернутся основные события.
Остров Диу вытянут в направлении с запада на восток и отделён от материка достаточно широкой, но мелкой протокой, непроходимой для судов с большой осадкой. Восточную оконечность острова занимала португальская крепость. Со сторон моря она была защищена достаточно прочными стенами. Более мощно выглядели оборонительные сооружения со стороны суши: крепкие стены соединяли между собой выгнутую внутрь острова дугу из трёх бастионов; путь к крепости с этой стороны преграждал и глубокий ров, заполненный морской водой.
Бастионы Сант-Ягу (св. Якова) и Сан-Томе (св. Фомы) были хорошо укреплены и построены на скальном основании, так что при осаде они могли не бояться подкопов. Самым слабым местом обороны крепости был бастион Сан-Жуан (св. Иоанна), который располагался недалеко от болотистого берега протоки, и часть его основания находилась на земле. Для прикрытия бастиона Сан-Жуан неподалёку, на небольшом скалистом островке Паникот, лежавшем в протоке, был выстроен мощный каменный форт.

Гуджаратскими войсками командовал Сифр Ага (Sifr Agha), христианский ренегат из Отранто, который переправил на остров более десяти тысяч солдат, мощную артиллерию и огромное количество вспомогательных рабочих для ведения земляных и прочих работ. В составе армии Сифр Аги было и ещё несколько ренегатов, которые руководили артиллерией и инженерными работами.
В резерве у султана Махмуд-шаха III находилось ёще не менее 50.000 солдат.

18 апреля 1546 года Сифр Ага начал выдвигать свои войска непосредственно к стенам португальской крепости. В ночь с 20 на 21 апреля Сифр Ага установил артиллерийские батареи напротив крепости и начал ежедневный обстрел, который вёлся, в основном, по бастионам Сант-Ягу и Сан-Томе. Бастион Сан-Жуан был прикрыт пушками форта Паникот, и ему меньше доставалось от обстрела туземцев. Пушки мусульман стреляли по большей части каменными ядрами, так как металлические были дороги, и их было мало.

Из-за недостатка боеприпасов португальцы отстреливались лишь эпизодически. От артиллерийского огня противника португальцы пока несли не слишком много потерь, но стены бастионов пошли трещинами. Для ремонта укреплений были мобилизованы все жители крепости, включая женщин и рабов; между прочим, за работой рабов присматривали португальские женщины, так как у солдат были другие заботы.

Наконец, 18 мая Фернанду ди Каштру привёл в Диу корабли с подкреплениями и различными припасами. Гарнизон крепости сразу же увеличился до 400 человек, и португальцы смогли более уверенно вести артиллерийский и мушкетный огонь по противнику.

Однако к этому времени осаждавшие создали новое осадное орудие: это была большая катапульта, построенная неким французским ренегатом. Она метала внутрь крепости огромные куски скальной породы, и эти “выстрелы” были для защитников крепости страшнее, чем пушечные ядра. Португальцам повезло в том, что управляться с этой машиной мог только её создатель. Когда после одного меткого мушкетного выстрела он был убит, катапульта оказалась бесполезной для мусульман, у которых камни из катапульты летели не в сторону крепости, а в своих; так это грозное оружие оказалось заброшенным.

Осаждающие не только обстреливали крепость Диу, но и активно вели различные инженерные работы. Они постепенно засыпали ров перед крепостной стеной по всей его длине, а перед бастионом Сан-Томе был построен такой высокий вал, что с него прекрасно были видны внутренности крепости. Так как с этого вала можно было вести прицельный огонь по защитникам крепости, Маскареньяш организовал вылазку, во время которой португальцы смогли разрушить этот вал.
Тогда мусульмане начали создавать осадный вал по всей длине крепостной стены со стороны острова. Кроме того, они рыли зигзагообразные траншеи (крытые!) по направлению к крепостной стене и засыпаемому рву, а вскоре начали создавать подкопы.

24 июня Сифр Ага осматривал инженерные работы вблизи португальской крепости, и пушечным ядром ему оторвало голову. Трудно сказать, был ли это прицельный выстрел, или жизнь командующего прервал слепой случай, но командование осаждающей армией Махмуд-шах III доверил сыну погибшего, Руми-хану, который активно, может быть, даже более активно, продолжил осадные работы и обстрел крепости.

Ряды защитников крепости постепенно таяли, по большей части от ран и болезней, так что к началу июля на ногах было всего около 200 человек.
4 июля Маскареньяш отправил на небольшой галере одного из своих офицеров, Жоао Коэльо, с письмом к губернатору, в котором обрисовал отчаянное положение защитников крепости и просил о помощи.

На этот раз помощь от Жоао ди Каштру прибыла весьма оперативно, но и готовить корабли губернатор начал ещё до прибытия Коэльо. Жоао ди Каштру отправил в Диу тридцать семь небольших быстроходных галер, называемых фустами, под командованием Алвару ди Каштру, и продолжал снаряжать новые корабли для помощи осаждённой крепости.

Подкрепления прибыли в Диу 25 июля и очень вовремя, так как к этому времени Руми-хан сумел полностью засыпать ров перед крепостной стеной и построил перед крепостью Диу свою линию укреплений, с которых было удобно вести обстрел внутренней части крепости. В стенах бастионов Сан-Томе и Сант-Ягу уже зияли многочисленные пробоины. Руми-хан два раза отправлял своих солдат на штурм этих бастионов, на стенах которых португальцам приходилось вручную отражать врагов.
Впрочем, Руми-хан был опытным артиллеристом и больше полагался на мощь пушечного огня, ожидая, пока крепостная стена обратится в руины.

Когда прибыл дон Алвару ди Каштру с подкреплением, у защитников крепости уже совсем не оставалось никаких лекарственных средств и материалов для повязок. В крепости было очень мало пороха, и продовольствия. Португальцы питались, в основном, отсыревшим рисом, а все домашние животные, включая собак и кошек, были уже съедены. Так что эта порция помощи прибыла очень вовремя.

С 27 июля Руми-хан значительно ослабил обстрел крепости и сосредоточил основные усилия на проведении подкопа к бастиону Сан-Жуан, об особенностях которого я уже говорил раньше. Португальцы заподозрили что-то неладное, но не смогли определить направление главного удара противника.

Защита бастиона Сан-Жуан была поручена дону Фернанду ди Каштру, молодому и самонадеянному человеку, который постоянно оспаривал распоряжения и приказы Маскареньяша. Приставленный к нему в качестве наставника, Диогу ди Рейнозу только ухудшал ситуацию своими неуместными репликами, вызывавшими непродуманные поступки дона Фернанду.

10 августа Руми-хан организовал ложную атаку на бастион Сан-Жуан, и 70 португальских солдат во главе с доном Фернанду вышли на стены бастиона, который, как вскоре выяснилось, уже был заминирован. Нападающие сразу же отступили, не принимая боя, и дон Фернанду даже собирался сделать вылазку, чтобы атаковать “трусливых шакалов”, но его отговорили.

Увидев такие странные манёвры противника, Маскареньяш заподозрил какую-то ловушку и приказал дону Фернанду немедленно покинуть бастион Сан_Жуан вместе со всеми солдатами. Португальцы уже начали отход, когда Диогу ди Рейнозу шутливо упрекнул их в трусости.
Дон Фернанду вспылил и приказал солдатам оставаться на бастионе.
Вскоре раздался страшный взрыв, и бастион Сан-Жуан взлетел на воздух, унося жизни 48 португальцев, в числе которых были дон Фернанду ди Каштру и насмешник Диогу ди Рейнозу; остальные солдаты были ранены и контужены.

Португальцы взяли проломы в стенах бастиона под охрану и немедленно начали строить новую стену, которая отгораживала бы разрушенный бастион от остальной крепости. Руми-хан в этот день почему-то не стал штурмовать бастион Сан-Жуан через многочисленные проломы в стене.
Остававшиеся в строю португальцы умоляли своего капитана организовать вылазку, чтобы погибнуть в бою как воины, а не как крысы в западне, но Маскареньяш, где словом, а где личным примером, сумел немного приободрить солдат и убедил их продолжать сопротивление.

Первый проблеск надежды появился 13 августа, когда в Диу с риском для жизни добралась из Чаула фуста с несколькими солдатами, которых возглавлял Антониу Мониш Баррету (1530-1600). За свои заслуги он в 1573 году станет губернатором Индии, а пока...
Прибывшие сообщили, что губернатор ди Каштру уже собрал большой флот из 60 кораблей, который стоит в Чауле и дожидается хорошей погоды, чтобы прийти на помощь защитникам Диу.

С этого дня подкрепления к защитникам крепости стали подходить ежедневно, а 29 августа, наконец, прибыли и основные силы из Чаула во главе с Алвару ди Каштру и Франсишку де Менезишем. Теперь силы португальцев значительно увеличились, но перед португальскими командирами встала другая проблема: множество португальских солдат оказались сосредоточены на небольшой и сильно простреливаемой площади.

Среди солдат начало зреть недовольство и они потребовали, чтобы их повели в атаку.
1 сентября 400 португальцев под командованием Алвару ди Каштру пошли в атаку на укрепления мусульман, которая оказалась крайне неудачной. Почти сразу же был убит Франсишку де Менезиш и ещё несколько офицеров. Дон Алвару приказал своим солдатам отступать и первым подал пример. Только Маскареньяш пытался хоть как-то организовать правильный отход португальцев, которые потеряли в этой вылазке 40 человек убитыми и около 70 – ранеными.

Жоао ди Каштру, узнав о неудачной вылазке португальцев, категорически запретил Маскареньяшу и другим командирам подобные операции, так что следующие пять недель прошли в регулярной перестрелке между португальцами и гуджаратцами. К этому времени Руми-хан усилил своё положение тем, что возвёл мост между островом и материком, по которому теперь его войска могли беспрепятственно получать подкрепления, боеприпасы и продовольствие.

Португальцы в Индии. Часть XXIV. Афонсу ди Соуза (окончание). Жоао ди Каштру

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: