Мария Сибилла Мериан: великий художник и первая женщина-энтомолог. Часть V. Возвращение в Амстердам. Издание “Метаморфозов”


Ворчалка № 752 от 22.03.2014 г.




Мария Сибилла оказалась едва ли не первым человеком, который зарисовал разнообразных птиц Суринама. Эти рисунки позднее приобрёл Ханс Слоун (1660-1753), чьё собрание книг и редкостей легло в основу Британского музея. К этим рисункам Марии Сибиллы у современных учёных возникает множество вопросов, так как из полутора десятков изображённых птиц идентификации поддаются только пять, да и на этих рисунках есть ряд неточностей.

Многие птицы изображены вместе с различными змеями, которых они держат в клювах или обвиты ими. Точной идентификации поддаются изображения белой цапли, алого ибиса, жаканы, американской ржанки и тукана токо, который держит в клюве какую-то зелёную птицу с синей головой.
Позднее Британский музей приобрёл рисунки с изображением малой белой цапли и голубой танагры, рядом с которой сидит обезьянка, грызущая змею.

Много времени уходило у Марии Сибиллы на собирание насекомых и других животных для отправки в Европу для их последующей продажи различным коллекционерам. Особую ценность для коллекционеров представляли огромные жуки и бабочки, которых в Европе не было. Разумеется, точно описания всех подобных посылок не было, но мы можем судить об их содержимом по описанию коллекции самой Марии Сибиллы.

А в её коллекцию попали, например, гигантская златка, дровосек-титан, жук-геркулес, длинноногий арлекин и даже жук-голиаф. Правда, современные исследователи утверждают, что голиафы водятся только в Африке, но у Мериан он был. Даже вроде бы обычные тараканы в Суринаме достигали длины 10-12 см.

Много в собрании Мериан и крупных, очень красивых, бабочек: бабочки-кавалеры или парусники, морфиды с размахом крыльев до 15-18 см, каллитеры, калиго с размахом крыльев до 16 см.
Была в собрании Марии Сибиллы и бразильская совка агриппина, которая считается самой большой бабочкой в мире, а размах крыльев самых крупных особей достигает 30 см.

Также отправляла Мериан в Европу заспиртованных земноводных, змей и ящериц. Работала Мария Сибилла в Суринаме очень тщательно и сумела описать почти всех представителей местной фауны, а её наблюдения над некоторыми видами насекомых и стадиями их развития ещё многие годы оставались уникальными. Пройдёт ещё пара веков, пока учёные и путешественники смогут хоть как-то дополнить наблюдения госпожи Мериан.

В Суринаме Мария Сибилла и Доротея Мария провели два года. Мериан и хотела бы ещё задержаться в Суринаме для проведения более тщательных наблюдений и исследований, но здоровье уже не позволило ей оставаться в жарком климате. В своём дневнике при отъезде она записала:
"Сей климат был настолько жаркий, что никак не соответствовал моему темпераменту".
В июне 1701 года Мериан погрузила свою добычу и записи на корабль и вместе с дочерью отплыла в Голландию, куда они и прибыли 23 сентября.

Прибытие корабля с Марией Сибиллой Мериан в Амстердам прошло сравнительно незаметно и вызвало интерес лишь у небольшого круга заинтересованных лиц и у властей города.
Вскоре в главном зале Амстердамской ратуши (ныне это Королевский дворец) были выставлены многочисленные рисунки Марии Сибиллы и значительная часть её естественно-научной коллекции, привезённой из Суринама. Само здание ратуши было празднично украшено флагами.

Ещё никогда в Голландии, да что там в Голландии – во всей Европе, - не видели такой богатой коллекции предметов и изображений экзотической фауны и флоры. Публика была в восторге и изумлении, и слава о такой талантливой художнице и натуралисте широко распространилась по всему континенту, сразу же сделав Марию Сибиллу мировой знаменитостью.

Поэты воспевали в стихах её подвиг, и все соглашались с тем, что поведение Марии Сибиллы во время этой экспедиции было просто героическим. Ведь в отличие от большинства путешественников, она не ограничилась сбором образцов у индейцев и негров, а сама отправлялась в болота и джунгли Суринама за редкими насекомыми, растениями и животными, и наблюдала метаморфоз экзотических насекомых в реальных условиях.

Немного позднее академик Рене Антуан Реомюр (1683-1757, академик с 1708) с восхищением написал:
"Госпожу Мериан призвала в Суринам поистине героическая любовь к насекомым. Это было целое событие – женщина пересекла моря, чтобы рисовать американских насекомых, после того как она изобразила большое число европейских. Вернулась она оттуда с таблицами, запечатлевшими внушительное количество великолепных видов бабочек и гусениц, которые были превосходно гравированы".


Но это будет позже, а 1701 год завершился двумя довольно удачными для семьи событиями. Сначала Доротея Мария вышла замуж за хирурга Хендрикса из Гейдельберга, а в декабре из Нюрнберга пришло сообщение о смерти бывшего мужа нашей героини. После смерти господина Графа Марию Сибиллу уже с полным основанием стали называть юффрау (juffrouw) Мериан. В Голландии так обычно называли и молодых девушек, и незамужних женщин, что довольно скоро привело к забавным недоразумениям.

Когда знаменитый аббат Прево (Антуан Франсуа Прево, 1697-1763) составлял свою “Всемирную историю путешествий”, значительную часть одного из томов этого издания он посвятил пересказу книги Мериан о насекомых Суринама. (Рассказ об издании “Метаморфоз насекомых Суринама” будет приведён дальше.)
Пересказ этого труда аббат Прево начал так:
"Для значительной части этого раздела взята небольшая выдержка из “Собрания суринамских насекомых”, изображённых с необыкновенным изяществом одной молодой немкой, которая специально в 1699 году предприняла путешествие в эту голландскую колонию, и изданных в семидесяти двух таблицах. Экземпляры его можно найти теперь только в кабинетах редкостей".


Называя госпожу Мериан “молодой немкой”, аббат Прево и представить себе не мог, что подобное самостоятельное путешествие в Южную Америку может предпринять довольно пожилая по меркам того времени женщина. Да и на гравюре Мария Сибилла была изображена художником в виде молодой женщины.
Вот и начал Прево пересказ комментариев Мериан к своим гравюрам следующим пассажем:
"Пересказывая здесь все примечания девицы [sic!] Мериан, зашли бы мы в протяжные и скучные подробности. Итак, остановимся на растениях и превращениях чрезвычайных из одного тела в другое".
“Всемирная история путешествий” получила довольно широкую известность в Европе, и с лёгкой руки аббата Прево Марию Сибиллу долгое время именовали “девицей”.

Вернёмся к началу 1702 года. Мария Сибилла нашла себе постоянное жилище в Амстердаме, а друзья и знакомые легко убедили её в необходимости издания книги о суринамских насекомых. Но для издания своей книги нужны были довольно значительные средства, а меценатов почему-то не нашлось. Да и просто на жизнь нужны были денежки.
Что-то удалось заработать на продаже образцов бабочек и насекомых для коллекционеров, привезённых из Суринама, но о продаже основной части своего собрания Мария Сибилла и не думала.

Вот и пришлось Марии Сибилле иллюстрировать книги других авторов.
Вначале она создала ряд иллюстраций к труду знаменитого натуралиста Георга Эберхарда Румфа (1628-1702) “Амбоинский кабинет редкостей”.
[Амбоина – это один из островов в Моллукском архипелаге.]
К концу жизни Румф ослеп и не успел закончить свой труд, а часть материалов и вовсе сгорела, так что издатели заказали госпоже Мериан недостающие рисунки. Для этого издания Мария Сибилла сделала довольное большое количество иллюстраций с изображениями крабов, креветок, омаров, улиток, морских звёзд, различных раковин, минералов, украшений и других предметов из собрания Румфа.
Это издание имело значительный успех, в том числе и благодаря иллюстрациям госпожи Мериан.

В это же время натуралист Каспар Коммелин (1667-1731) работал над изданием двухтомного труда своего дяди, Яна Коммелина (1629-1692), под названием “История редких растений Амстердамского медицинского сада”. Для этого издания Мария Сибилла раскрасила 224 гравюры.

Только после окончания этих трудов Мария Сибилла приступила к работе над своей книгой, предварительно ознакомившись с рядом современных трудов о природе Америки. Для издания новой книги, да ещё и на свои средства, Марии Сибилле пришлось изрядно потрудиться. Часть рисунков Мария Сибилла сделала ещё в Суринаме, а часть – в Амстердаме; в Амстердаме же Мария Сибилла провела много часов, рассматривая насекомых под микроскопом, и результаты своих наблюдений она изложила в комментариях к рисункам.

Обсуждая с одним из своих корреспондентов принципы издания новой книги, Мария Сибилла писала, что её интересуют
"лишь зарождение, воспроизводство и метаморфоз живых существ, сам переход одного в другое, а также рацион их питания".
Однако даже беглый взгляд на рисунки художницы показывает, что круг интересов госпожи Мериан был значительно шире.

Наконец, в 1705 году в Амстердаме вышла в свет книга “Метаморфозы Суринамских насекомых, нарисованные с натуры в натуральную величину и описанные Марией Сибиллой Мериан”. Для этой книги Мария Сибилла написала весь текст, но сама смогла сделать только три гравюры – остальные 57 гравюр с её рисунков выполнены другими мастерами. Ботанические комментарии к тексту составил Каспар Коммелин, а для других научных комментариев госпожа Мериан отсылала читателей к труду Маркграфа.

Некоторые экземпляры книги были раскрашены различными художниками, но наиболее ценными считаются те, рисунки в которых (или хотя бы часть рисунков) были раскрашены самой Марией Сибиллой.
Хотя книга была восторженно встречена читающей публикой и библиофилами, Мария Сибилла не смогла собрать средства достаточных для издания “Метаморфоз” на немецком или английском языке.

Мария Сибилла Мериан: великий художник и первая женщина-энтомолог. Часть IV. Суринам

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: