Печенеги и другие кочевники. Часть VII. Истребление печенегов


Ворчалка № 743 от 18.01.2014 г.




К удивлению императора печенеги охотно пошли на заключение нового мирного договора, но и этот договор они соблюдали очень недолго.
Вскоре, зимой 1089/1090 года, печенеги от Кипселлы достигли Таврокома, что около Адрианополя, захватили его и сделали базой для своих дальнейших набегов.

Большими отрядами печенеги продолжали рыскать по всему Балканскому полуострову и грабить мирное население. Анна Комнина так описывает ситуацию:
"Между тем, бесчисленное множество скифов [печенегов], рассеявшихся по всему Западу, подвергало грабежу наши земли, и никакие поражения не могли обуздать их беспредельную дерзость. То там, то здесь они захватывали городки на Западе, не щадили селений, находившихся вблизи царицы городов, и даже доходили до места под названием Вафис-Риак [Ресий близ Константинополя], у которого воздвигнут храм величайшего из мучеников — Феодора. Множество людей ежедневно приходило туда для поклонения святому...
Однако натиск скифов настолько усилился, что желающие поклониться мученику, опасаясь внезапных набегов скифов, даже не решались открыть ворота Византия".


Весной 1090 года печенеги ещё ближе подошли к Константинополю, захватив Хариополь (ныне Хараболу). Император бросил на печенегов отряд архонтопулов, но молодые воины попали в засаду и были разбиты, потеряв более трёхсот человек.
Тогда Алексей I поручил полководцу Татикию (1054-1099) напасть на отряды печенегов, отправлявшихся за фуражом и продовольствием. Татикий блестяще справился с заданием, уничтожив три сотни печенегов и приведя множество пленных.

Вскоре к императору прибыли 500 всадников от графа Роберта I Фризского. Они доставили Алексею I в подарок 150 отборных коней, а также продали излишек своих, что очень обрадовало императора. Прибывших франков император отправил на защиту Никомедии, которую в это время собирались атаковать сельджуки.

Несколько следующих месяцев прошли в частых столкновениях с печенегами: то удачных, то не очень, но решительного перевеса никто так и не добился. Алексей I пережил небольшую победу и тяжёлое поражение у города Русий, после чего укрылся в городе Цурул (ныне Чорлу), который сразу же осадили печенеги.
В двухдневном сражении у стен Цурула византийцам удалось одержать победу и тем самым оттеснить печенегов от столицы.

Зиму 1090/1091 года Алексей I провёл в Константинополе и был в таком угнетённом состоянии, что отправил отчаянное послание всем государям христианского мира:
"Святейшая империя христиан греческих сильно утесняется печенегами и турками; они грабят её ежедневно и отнимают ее области. Убийства и поругания христиан, ужасы, которые при этом совершаются, неисчислимы и так страшны для слуха, что способны возмутить самый воздух. Турки подвергают обрезанию детей и юношей христианских, насилуют жен и дев христианских перед глазами их матерей, которых при этом заставляют петь гнусные и развратные песни. Над отроками и юношами, над рабами и благородными, над клириками и монахами, над самими епископами они совершают мерзкие гнусности содомского греха.
Почти вся земля от Иерусалима до Греции и вся Греция, острова Хиос и Митилена и многие другие острова и страны, не исключая Фракии, подверглись их нашествию. Остается один Константинополь, но они угрожают в самом скором времени и его отнять у нас, если не подоспеет быстрая помощь верных христиан латинских...
Я сам, облеченный саном императора, не вижу никакого исхода, не нахожу никакого спасения: я принужден бегать пред лицом турок и печенегов, оставаясь в одном городе, пока их приближение не заставит меня искать убежища в другом. Итак, именем Бога умоляем вас, воины Христа, спешите на помощь мне и греческим христианам. Мы отдаемся в ваши руки; мы предпочитаем быть под властию ваших латинян, чем под игом язычников. Пусть Константинополь достанется лучше вам, чем туркам и печенегам. Для вас должна быть так же дорога та святыня, которая украшает город Константина, как она дорога для нас. Если сверх ожидания вас не одушевляет мысль об этих христианских сокровищах, то я напоминаю вам о бесчисленных богатствах и драгоценностях, которые накоплены в столице нашей...
Итак, спешите со всем вашим народом, напрягите все усилия, чтобы такие сокровища не достались в руки турок и печенегов. Ибо, кроме того бесконечного числа, которое находится в пределах империи, ожидается ежедневно прибытие новой шестидесятитысячной толпы. Мы не можем положиться и на те войска, которые у нас остаются, так как и они могут быть соблазнены надеждой общего расхищения. Итак, действуйте, пока есть время, дабы христианское царство и – что ещё важней – Гроб Господень не были для вас потеряны, дабы вы, могли получить не осуждение, но вечную награду на небеси".
Впрочем, многие историки считают это послание грубой подделкой, изготовленной в папской курии для оправдания необходимости крестовых походов.

В начале весны 1091 года Алексей I узнал, что печенеги собираются захватить Хировакхи и уже начали стягиваться в этот район, располагаясь по берегам Марицы. Быстро собрав войско, император прибыл в Хировакхи, всего на сутки опередив печенегов. Со стен города император увидел, что печенеги пока не собираются штурмовать город, и отправили большую часть своих воинов на сбор продовольствия. В голове Алексея I созрел замысел отражения печенегов.

Утром 18 февраля 1091 года император вывел отряд своих воинов из города и с тыла напал на лагерь беспечных печенегов. Удар был таким неожиданным, что не ушёл почти никто из кочевников: одни были убиты, других взяли в плен. Отправив пленников в город, император приказал переодеть своих воинов в одежды кочевников и отправился навстречу возвращавшимся с продовольствием печенегов. Последние увидели своих соплеменников и спокойно продолжали свой путь, пока войска императора не атаковали их, нанеся печенежскому войску огромный урон.

После такой убедительной победы Алексей I с триумфом вернулся в столицу, а для шутки он переодел первые ряды своего войска в печенежские одежды, чем изрядно напугал жителей Константинополя и его военачальников. Однако всё искупила радость, которая выплеснулась на улицы города при виде голов печенегов, насаженных на копья, при виде множества связанных пленников. И все дружно восхищались быстротой, с которой император одолел кочевников.

Печенеги на удивление быстро восстановили свои силы и опять появились в окрестностях Константинополя уже через две недели. (Или победа возле Хировакх не была столь уж грандиозной?) Император стал спешно со всех сторон созывать воинов, он даже отозвал 500 франков из Никомедии, так что опасность для Империи была, вероятно, очень высока.
Собрав внушительную армию, император отправился в район наибольшего скопления печенегов и разбил свой лагерь около крепости Хирина, что на берегу реки Марицы.

Через четыре дня появилось половецкое войско, призванное императором, под командованием ханов Тугортака, Маниака и других. Некоторые историки видят в этих именах ханов Тугоркана и Боняка из русских летописей. Алексей I договорился с половцами о выдаче заложников и о разделе будущей добычи.

Вскоре император переправил свою армию через реку и укрепил новый лагерь рвом. Прошло ещё три дня, к императору прибыло новое пополнение, да и половцы подтянулись к переправе. Алексей I повёл войско вниз по реке и в авангардном сражении разбил большой отряд печенегов.

Печенеги попытались внести раскол в союзную армию и предложили императору новый мирный договор, но одновременно половцам они предложили союз против Империи. Половцы отклонили предложения печенегов и обратились к Алексею I с требованием немедленно начать битву с противником. Император пообещал им, что сражение состоится на следующий же день.

Рано утром 29 апреля 1091 года Алексей I приказал дать сигнал к началу сражения. Византийцы и их союзники атаковали печенегов строем в виде серпа и сразу же добились заметного превосходства. Некоторые предводители печенегов попытались даже договориться с половцами и в случае неудачи сдаться им, а не византийцам, которым они не доверяли.
Алексей I приказал отряду своих войск прервать контакты между половцами и печенегами. В полдень император приказал окрестным крестьянам привезти воду, чтобы напоить своих солдат и коней.
Освежившиеся воины продолжали победоносное сражение, и к вечеру с печенегами было покончено.

Считается, что с этого дня печенеги, как единый народ, перестали существовать, а в Империи люди радостно распевали:
"Из-за одного дня скифы [печенеги] не увидели мая".
Множество печенежских воинов сложили свои головы близ Хирина, много пленных попало в руки союзников, я уж не говорю о женщинах и детях.
К вечеру император приказал сыграть отбой, и его войско стало возвращаться в лагерь.

Поздно вечером к Алексею I прискакал Синесий и предупредил императора, что количество пленных печенегов превышает численность его армии, а рядом находятся половцы. Вдруг они договорятся с печенегами и ночью перебьют уставших византийцев. Надо срочно перебить пленных печенегов.
По версии Анны Комнины, император отказался последовать совету Синесия, он только приказал сложить оружие печенегов в одном месте и усилить охрану пленников. Отдав такие распоряжения, Алексей I отправился спать, однако ночью по неизвестной причине византийцы перебили большую часть пленников. Император утром, узнав о случившемся, разгневался на Синесия, но другие военачальники заступились за него.

Наибольшее впечатление ночная бойня произвела на половцев, которые забрали даже не всю добычу и, не дожидаясь рассвета, ушли к Дунаю. На следующий день император отправил им вслед причитавшуюся часть добычи, а оставшихся с ним половцев он хорошо угостил, щедро наградил и дал им охрану на пути до Дуная.
Уцелевших печенегов император расселил вместе с семьями в одном из уголков Империи, а немного позже составил из них особый отряд в своём войске.
Вне территории Империи остатки печенегов поселились на территории Венгрии и Руси, и там и там на подчинённом положении стражей границ.

На страницах русских летописей печенеги и торки встречаются ещё несколько раз, но уже только в рассказах о борьбе русских князей с половцами, где они выступают в качестве союзников или данников русских, или при участии в княжеских усобицах. Такие упоминания есть под 1116, 1121, 1142, 1151, 1161, 1162, 1169 и 1173 годами, но под 1173 годом уже упоминаются одни только торки.
После этой даты русские летописи уже не различают отдельные племена торков, печенегов, берендеев и прочих, объединяя их всех одним общим названием “чёрные клобуки”.

Печенеги и другие кочевники. Часть VI. Сельджуки. Начало шестилетней войны с печенегами

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: