Печенеги. Часть IV. Печенеги и Византия


Ворчалка № 740 от 28.12.2013 г.




После 1036 года печенеги почти совсем исчезли со страниц русской летописи, так что нам придётся пользоваться византийскими (и другими) источниками, которые освещали деятельность печенегов значительно подробнее.
Печенеги в этот период были вытеснены гузами на запад и кочевали в степях между Днепром и Дунаем. Источники сообщают, что печенеги в то время разделялись на тринадцать племён.

Вначале главным вождём печенегов был некто Тирах, но в аръергардных боях с гузами отличился Кеген, не имевший знатных предков, однако прославившийся личной отвагой и способностью дать отпор гузам. Тирах не был способен к воинским подвигам и, затаив злобу на удачливого выскочку, он несколько раз устраивал неудачные засады на Кегена.
К этому времени два племени уже встали на сторону Кегена, так что Тирах решил открыто подавить силой оппозиционеров. В состоявшемся сражении Кеген потерпел поражение и с остатками своих сторонников вынужден был скрываться.

Многие историки видят в этом противоборстве столкновение мусульманского большинства печенегов (Тирах) со сторонниками древней веры (Кеген).

В конце концов Кеген решил укрыться за Дунаем и попросил защиту у византийского императора Константина IX Мономаха (1000-1055, император с 1042). Император разрешил поселить печенегов в опустошённой к тому времени Болгарии при условии принятия ими христианства, а печенеги должны были защищать северную границу Империи от вторжений венгров, русов и прочих врагов.
Сам Кеген был с почётом принят в Константинополе, а прибывший вместе с ним монах Епифаний совершил массовое крещение печенегов в Дунае.

Укрывшись за Дунаем и обретя прочный тыл, Кеген начал совершать внезапные набеги на кочевья своих соплеменников, разорять их, а пленников продавать в рабство византийцам.
Тирах обратился к императору Константину с просьбой утихомирить Кегена и ссылался на то, что у него давно заключён мир с Империей, по которому он никогда не тревожил границ Византии.
Константинополю был выгодны распри среди печенегов, которые ослабляли таких опасных соседей, и император Константин IX просто рассмеялся в лицо послам Тираха. Тогда послы пригрозили перенесением боевых действий на территорию Империи.

Византийцы усилили надзор за всеми переправами через Дунай и дополнительно направили на эту реку около сотни судов.
Тирах терпеливо ждал удобного момента и дождался: зима 1048/1049 года выдалась такой суровой, что Дунай покрылся толстым льдом. Орды Тираха без труда перешли через Дунай и ворвались на просторы Балканского полуострова.

Кеген со своими силами не смог оказать сопротивления ордам Тираха и запросил помощь из Константинополя. Император приказал Константину Арианиту, стратигу Адрианополя, и наместнику Болгарии Василию Мономаху двигаться со всеми своими силами на помощь Кегену.
Византийские полководцы выдвинулись навстречу печенегам Тираха, но не спешили сразиться с ними, опасаясь многочисленности степняков.

Однако с наступлением теплоты печенегов Тираха поразила какая-то эпидемия, просто косившая воинов. Дезорганизацию тирахова воинства довершили болгарские хмельные напитки (вино, медовуха), которыми сверх всякой меры стали увлекаться простодушные и непривычные к этому кочевники.
Кеген уловил подходящий момент и уговорил византийских полководцев нанести сокрушающий удар по силам Тираха.

Дезорганизованные болезнями и пьянством печенеги не смогли оказать организованного сопротивления и стали массами сдаваться в плен вслед за своим вождём Тирахом.
Кеген советовал византийцам вырезать всех пленных мужчин и говорил: змею лучше убивать зимой, когда она даже не может пошевелить хвостом; а когда она отогреется на солнце, это будет сделать трудно и хлопотно.

Всех печенегов, попавших в плен его дружине, Кеген велел умертвить, но византийцы поступили иначе. Во-первых, в Болгарии ещё оставалось очень много пустующих земель; во-вторых, императору были нужны новые налогоплательщики; в-третьих, и это было главным, Византия нуждалась в сильной коннице, которую можно было бы противопоставить давлению сельджуков в Малой Азии.

Пленники были расселены по всей Болгарии, а сто сорок самых знатных печенегов получили крещение в Константинополе, где они присягали императору. О массовом крещении всех пленённых печенегов речь даже не заходила.

Вскоре Константин IX решил направить печенежскую конницу против сельджуков, угрожавших восточным границам Империи. Около пятнадцати тысяч печенегов получили коней в Скутари, что на другом берегу Босфора напротив Константинополя, и двинулись в поход. Византийцы отправили печенегов в путь и даже не позаботились выделить хоть какое-то вооружённое охранение для их отрядов, что привело к неожиданным результатам.

Во время первой же стоянки печенеги взбунтовались и решили не идти на Кавказ, чтобы воевать против своих единоверцев-мусульман. Одни предлагали завоевать окрестные земли Вифинии, но большинство склонилось к предложению Каталима о возвращении в Болгарию.
Верхом на своих конях печенеги переправились через Босфор, обошли Константинополь и вернулись к своим семьям в Болгарии.

Оружия у этих печенегов не было, так как византийцы отобрали у пленников всё вооружение, а новое те должны были получить только по прибытии в район боевых действий. Вооружившись серпами и косами, печенеги снялись со своих стоянок и мимо Филиппополя двинулись на запад Балканского полуострова, где и нашли новые удобные пастбища.

Для борьбы с взбунтовавшимися печенегами свои услуги предложил Кеген, но по ложному доносу он и его сыновья были арестованы, а его соплеменники, оскорблённые таким вероломством властей, ушли к бунтовавшим племенам.
Вскоре отряды печенегов появились возле Адрианополя и начали разорять окрестные земли. Войско Константина Арианита было разбито около Диамполя, так что весь Балканский полуостров оказался без вооружённого прикрытия против набегов печенегов.

Пришлось Константину IX снимать часть сил с восточной границы Империи и отправить их на борьбу с печенегами, но на это требовалось время; поэтому император взял клятву с Тираха и других печенежских вождей, ещё остававшихся в плену, и отправил их для умиротворения бунтовщиков. Оказавшись среди соплеменников, Тирах сразу же забыл свои клятвы, данные императору, отказался от христианской веры и стал собирать войско для похода на внутренние провинции Империи.

В начале осени 1049 года прибыли внушительные силы из восточных провинций Империи, которые переправились через Босфор и через Железные Ворота выдвинулись в Сербию навстречу печенегам.
Византийской армией командовал евнух Никифор, который был так уверен в победе, что заготовил большое количество верёвок и ремней для связывания пленников. Никифор очень опасался, что печенеги разбегутся ещё до сражения, и приказал атаковать лагерь печенегов с нескольких сторон.

Печенеги окружили свою стоянку телегами и осыпали византийцев градом стрел. Они отбили две атаки имперских войск, а потом печенежская конница неожиданно перешла в контратаку и рассеяла армию Никифора, нанеся византийцам страшное поражение.
После этой битвы печенеги совершенно беспрепятственно грабили Македонию, Фракию и другие провинции Империи на Балканском полуострове.

5 июня 1050 года около Адрианополя печенеги столкнулись с имперской армией под командованием Константина Арианита, который на этот раз не хотел ввязываться в бой с печенежской конницей и отсиживался в хорошо укреплённом лагере. Однако несогласованность действий византийских полководцев привела к тому, что значительная часть их армии всё-таки вышла из лагеря и ввязалась в сражение с кочевниками.
Конница печенегов быстро разгромила опрометчиво выступивших византийцев и, преследуя убегающих, попыталась штурмом захватить укреплённый лагерь византийцев. Во время отступления был ранен и попал в плен Константин Арианит, позднее замученный печенегами.

Взять лагерь с ходу печенеги не смогли, а во время штурма погиб один из их вождей Сулча. Одновременно пришла весть о том, что к Адрианополю подходит болгарское ополчение, так что печенеги оставили лагерь в покое и ушли на свои кочевья, чтобы оттуда продолжать набеги по всему полуострову и даже доходить до стен Константинополя.

Здоровье не позволяло Константину IX лично возглавить армию, и он вручил командование войсками столичного гарнизона евнуху Иоанну-философу. Этот Иоанн однажды ночью вывел своё воинство из городских стен и перерезал сонных печенегов, которые, не встречая до этого случая никакого отпора, потеряли бдительность и даже не выставляли ночных дозоров. На потеху столичным жителям и в утешение императору Иоанн-философ привёз в город несколько телег с отрезанными головами кочевников.

Теперь византийская армия уже не ввязывалась в открытые сражения с печенегами, наоборот, гарнизоны, размещённые за укреплениями крупных городов, поджидали удобного случая для нападения. Чаще всего византийцы нападали на печенегов, когда те возвращались домой после очередного набега, отягощённые награбленной добычей и рабами. Такая тактика приносила определённый успех в борьбе с кочевниками, но не облегчала положение сельских жителей.

Отчаявшийся император приказал освободить Кегена и отправил его с секретной миссией к бунтующим печенегам. Кеген должен был или уговорить своих соплеменников соблюдать мир с Империей, или внести раскол между отдельными родами. Выполнить императорскую миссию Кеген не сумел, так как соратники Тираха заманили Кегена в ловушку, схватили его и изрубили на куски; говорят, что на очень мелкие кусочки.

Печенеги. Часть III. Печенеги и Русь (окончание)

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: