Португальцы в Индии. Часть XXII. Интерлюдия (окончание): экспедиция в Абиссинию 1541-1543 гг.


Ворчалка № 735 от 26.11.2013 г.




Ахмад Гран постоянно имел в своём распоряжении отряд из двухсот турецких аркебузиров, и этого количества наёмников ему всегда хватало для побед над любыми силами абиссинцев. Но, только столкнувшись с отрядом Криштована да Гамы, Ахмад Гран понял, что ему надо значительно усилить мощь своей армии.
Он обратился к турецкому коменданту Зейлы с просьбой предоставить ему более значительную помощь для борьбы с португальцами.

Турки не оставили без внимания просьбу Ахмада Грана, и вскоре из Аравии в его распоряжение прибыли около девяти сотен аркебузиров с десятком полевых пушек, а позднее ещё несколько сот арабских и персидских лучников. Так что соотношение сил противников значительно изменилось, и преимущество перешло на сторону мусульман.
К Криштовану да Гама тоже подошли подкрепления в виде 500 абиссинских пехотинцев и нескольких десятков всадников, но это мало повлияло на общую ситуацию.

Прежде чем дать решающее сражение Ахмаду Грану, Криштован да Гама очень хотел соединиться с основными силами императора Клавдия и отправил ему соответствующее послание. Однако вскоре выяснилось, что на пути императора находится небольшое плато с мусульманским гарнизоном, и поэтому император не может соединиться с португальцами.

От абиссинских иудеев Криштован да Гама узнал, что на этом плато находится совсем небольшой мусульманский гарнизон, и только теперь он понял, какими же ничтожными силами располагает император Клавдий, и в какую рискованную экспедицию он ввязался.
Криштован да Гама взял с собой отряд из ста человек и через пару дней захватил позиции на плато, уничтожив мусульманский гарнизон. Местное население хорошо встретило освободителей, а португальцы добыли в этой экспедиции 80 лошадей и около трёхсот мулов, что было очень ценно.

Вернулся в свой лагерь Криштован да Гама очень своевременно, так как Ахмад Гран со своей усилившейся армией уже вплотную подошёл к лагерю португальцев и вскоре начал его обстреливать. Однако захваченный скот ещё не успел прибыть, и сражение Криштовану да Гаме пришлось начинать практически без кавалерии.

За время стоянки португальцы укрепили свой лагерь палисадами и собирались вести активную оборону, отражая нападение мусульман резкими контратаками небольших групп солдат.
Сражение началось утром 28 августа 1542 года с артиллерийской перестрелки, а затем тысяча турецких наёмников открыли огонь по португальскому лагерю и начали придвигаться к нему. Португальцы стали нести потери, и Криштован да Гама приказал перейти к контратакам на турок.

Он сам возглавил первую контратаку во главе отряда из 50 человек. Португальцы отбросили турок, нанеся им серьёзные потери, но и сами потеряли несколько солдат, да и Криштован да Гама был ранен в ногу, но из строя не вышел.
Примерно по такому же сценарию происходили и другие контратаки португальцев, во время которых они теряли по несколько человек.

К середине дня португальцы уже понесли большие потери, и очередная отчаянная контратака Криштована да Гамы лишь временно отбросила мусульман на равнину, но не изменила общего хода сражения, а сам дон Криштован был ещё раз ранен пулей, на этот раз в руку.
Португальцы также теряли одного офицера за другим, и вскоре ход боя стал неуправляемым. Криштован да Гама приказал всем португальцам вернуться в лагерь и оборонять его, но оставшихся сил не хватило для обороны всего периметра.

Вскоре турки, а затем и другие мусульмане ворвались в лагерь, и португальцы начали массовый отход на вершину плато, у подножия которого располагалась их позиция. Турки начали грабить лагерь и резать раненых португальцев, но кто-то из раненых успел взорвать все запасы пороха, чтобы они не достались врагу.

Всю ночь португальцы беспорядочно отступали, и раненый Криштован да Гама с отрядом из 14 солдат ехал на муле, представляя собой одну из таких отступающих групп. На рассвете португальцы остановились, чтобы перевязать раны своему командиру и немного передохнуть, и тут их захватили в плен турки, которые всю ночь не прекращали преследование отступавшего противника.

Пленённого дона Криштована доставили к Ахмаду Грану, который сначала показал своему пленнику гору из двухсот отрубленных португальских голов, потом начал издеваться над ним и подверг его мучительным пыткам. Свидетель этих событий говорил, что дон Криштован стойко переносил все муки, выпавшие на его долю. В заключение Ахмад Гран собственноручно отрубил голову дону Криштовану, никому не доверив эту процедуру.

Однако этот поступок Ахмада Грана взывал резкое недовольство командира турецкого отряда. Он заявил, что пленного командира португальцев следовало отправить в подарок султану в Стамбул, и что они оскорблены таким поспешным поступком Ахмада Грана. Обиженные турки отозвали назад большинство своих сил, оставив Ахмаду Грану лишь положенные ему двести наёмников.

Ахмад Гран три дня праздновал великую победу, а потом отправился навестить свою семью, которую он долго не видел. Да и чего ему было теперь опасаться? Ведь он уничтожил большую часть португальского воинства и почти всех их офицеров. Вся артиллерия португальцев, все мушкеты и большая часть других боеприпасов оказались в его руках. А уничтожение разрозненных групп португальских беглецов было лишь делом времени.

Разбитые португальцы вскоре собрались в два больших отряда, каждый из которых не знал о существовании другого, и считали себя единственными уцелевшими португальцами после разгрома.
Отряд из 50 человек под командованием Мануэля да Кунья отправился в сторону Массауа в надежде как-нибудь добраться до Индии.
Около 130 человек собрались вокруг императрицы Себле Уонгель, среди них оказались и те тридцать португальцев, которые привели добытых лошадей и мулов.

Вскоре стало известно о печальной судьбе дона Криштована и о наличии отряда под командованием Мануэля да Куньи. Португальцы пробрались на то плато, откуда они ранее изгнали мусульман, и стали там ожидать прибытия императора Клавдия с его небольшим отрядом.
Португальцы решили не выбирать себе нового командира и продолжить борьбу с мусульманами, чтобы отомстить им за смерть Криштована да Гамы.

Император Клавдий прибыл в начале октября с очень маленьким отрядом, но, узнав о его прибытии, к нему начали стекаться толпы подданных, и к началу февраля 1543 года армия Клавдия уже насчитывала 8000 пехотинцев и около 500 всадников. Вместе с отрядом португальцев это уже была внушительная сила.

Португальцы же тем временем наладили производство пороха, так как мастера по изготовлению боеприпасов уцелели, и на плато, на котором они обосновались, оказались большие запасы селитры, серы и других необходимых компонентов.
Кроме того, португальцы попросили императора Клавдия доставить запасы оружия и амуниции, которые они оставили в монастыре Дебре Дамо. С этого времени отряд португальцев опять представлял собой мощную боевую единицу, к тому же многие португальцы теперь могли сражаться на конях и горели жаждой мщения.

Император Клавдий настаивал на том, чтобы португальцы выбрали себе нового командира, но те отказались, как пишет Каштаньоза,
"поскольку страстно желали отомстить за смерть дона Криштована или погибнуть самим в попытке это сделать. Мы имели во главе походного строя знамя Св. Милосердия (Misericordia)..."
Объединённое войско выступило в поход 6 февраля 1543 года и вскоре на плоскогорье Воггера абиссинцы получили боевое крещение. Без помощи португальцев и под командованием императора Клавдия абиссинцы уничтожили крупный отряд мусульман, состоявший из 300 всадников и 2000 пехотинцев. Это был первый крупный успех абиссинцев за долгое время.

Одержанная победа подняла боевой дух абиссинцев, и они даже начали насмехаться над мусульманами, от которых прежде терпели одни поражения. От пленников император Клавдий узнал, что Ахмад Гран со своим войском и семьёй находится на расстоянии пяти дневных переходов от них, и приказал своей армии двигаться на сближение с противником.
Армии противников вошли в соприкосновение к северу от озера Тана в местности, называемой Война-Деге.

Ахмад Гран был удивлён тем, что абиссинцы осмелились выступить против него, но наличие в армии императора Клавдия большого отряда португальцев привело имама почти в шоковое состояние. Ведь он считал португальский отряд полностью уничтоженным и рассеянным, он знал, что большой отряд португальцев ушёл в сторону Массауа, а тут...

Понимая важность предстоящей битвы, никто из противников не хотел рисковать и не решался начать сражение первым. Ахмад Гран приходил в себя от неожиданного появления португальцев и обдумывал план предстоящего сражения, а император Клавдий получил информацию о том, что отряд Мануэля да Куньи не смог добыть кораблей для плавания в Индию и идёт на соединение с его силами.

Несколько дней прошли в мелких стычках незначительных отрядов противников, однако, перевес в этих боях оказался на стороне абиссинцев. Особенно отличился командующий авангардом абиссинской армии азмач (военачальник) Кефло. Он несколько раз обращал мусульман в бегство, а однажды уничтожил отряд из двухсот всадников вместе с их командиром.

Подвиги Кефло настолько раздосадовали Ахмада Грана, что он решился на бесчестный поступок. Вызвав Кефло на берег небольшого ручья якобы для переговоров, Ахмад Гран спрятал в кустах пятерых турецких стрелков, которые и застрелили храброго воина при его появлении.
Смерть Кефло настолько подорвала боевой дух абиссинцев, что их командиры начали считать победу невозможной и призывали императора Клавдия к немедленному отступлению.
Чтобы его армия не разбежалась, император Клавдий решил на следующий же день начать сражение с мусульманами и сообщил о своём решении португальским союзникам.

21 февраля 1543 года союзная армия двумя колоннами двинулась в атаку на мусульман. В авангарде союзной армии находились португальцы (60 на конях!), и их сопровождали 250 абиссинских всадников и 3500 пехотинцев. Вторую колонну возглавлял император Клавдий с другими 250 всадниками и остальными пехотинцами.
Мусульмане тоже построились в два эшелона. В авангарде находился Ахмад Гран с двумя сотнями турецких аркебузиров; его сопровождали 600 всадников и 7000 пехотинцев. Арьергард мусульманской армии был таким же по численности и составу, за исключением турецких солдат.

Абиссинская конница и пехота было дрогнули под натиском мусульман, особенно их устрашил огонь турецких аркебуз. Тогда португальцы сосредоточили свой главный удар на турках и перебили большую часть их отряда, обратив остальных в бегство.
Этот манёвр приободрил абиссинскую армию, а лихая рубка 60 португальских всадников устыдила абиссинскую кавалерию, которая тоже отважно бросилась в атаку на мусульман.

Впрочем, исход сражения был ещё не определён, когда воин по имени Жуан Галисиец сумел прорваться сквозь ряды мусульман и с близкого расстояния выстрелом из мушкета убил Ахмада Грана. Жуан и сам был мгновенно убит мусульманами, но смерть Ахмада Грана предопределила исход сражения.
Мусульмане обратились в беспорядочное бегство, а португальцы и абиссинцы бросились добивать отступающих врагов.
Особенно рьяно португальцы выискивали турок.

Увлекшись уничтожением мусульманских солдат, союзники проморгали бегство жены Ахмада Грана с награбленными сокровищами в сопровождении сорока уцелевших турок и трёх сотен всадников личной охраны имама. Про неё вспомнили слишком поздно, и в наступившей темноте этот отряд обнаружить не удалось.
На следующий день прибыл отряд под командованием Мануэля да Кунья, но на его долю подвигов уже не осталось.

Миссия португальцев в Абиссинии была закончена, но ни в Индию, ни на родину вернуться почти никому из них уже не удалось, так как всё побережье Красного моря уже контролировалось турецким флотом и размещёнными во всех портах турецкими гарнизонами. Вице-король Индии без разрешения из Лиссабона не мог организовать экспедицию для эвакуации уцелевших португальцев, а в Лиссабоне как бы позабыли о своих героях.

Пятьдесят португальцев, в том числе и раненый Каштаньоза, с разрешения императора Клавдия отправились в Массауа, чтобы попытаться добраться до Индии, а остальные предпочли пока остаться на службе властителя абиссинцев.
В Массауа они обнаружили только небольшую фусту, которой командовал капитан Диогу де Рейноса (?-1546). Рейноса курсировал вблизи от гавани Массауа в надежде обнаружить хоть кого-нибудь из португальцев, так как в Индии уже считали, что все они погибли.

Фуста оказалась настолько маленькой, что смогла взять на борт всего несколько человек. Среди них оказался и Каштаньоза, который вёз письма от императора Клавдия королю Португалии; они прибыли в Индию в начале 1544 года. Остальные португальцы вернулись к своим товарищам в ожидании лучших времён, которые для них так и не наступили.

Бермудиш сумел покинуть Абиссинию в 1556 году на случайном корабле, еще несколько человек сумели схожим образом вернуться в Индию при вице-короле Конштантину ди Браганса (1528-1575, вице-король 1558-1561). И всё.
Остальные португальцы остались в Абиссинии, брали в жёны местных девушек и их потомки постепенно смешались с коренным населением.
В 1555 году Абиссинию посетил один венецианский купец, который сообщил о том, что там всё ещё проживали 93 португальца.

Император Клавдий ещё много воевал с мусульманами, но никогда больше его стране не угрожала такая страшная опасность полного уничтожения, как при Ахмаде Гране.
Приходится признать, что спасли Абиссинию от гибели 400 славных португальских солдат под командованием дона Криштована да Гама.

Португальцы в Индии. Часть XXI. Интерлюдия: экспедиция в Абиссинию 1541-1543 гг.

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: