Португальцы в Индии. Часть XX. Гарсиа де Норонья (окончание). Эштеван да Гама


Ворчалка № 733 от 09.11.2013 г.




Главной задачей вице-короля теперь стало восстановление очень сильно пострадавшего во время осады форта Диу, и следует отметить, что Норонья активно взялся за это дело.
Одновременно, Норонья вступил в переговоры с правительством Гуджарата и в марте 1539 года заключил мирный договор с этим султанатом. От имени короля Португалии договор подписал вице-король Индии Гарсиа де Норонья, а с гуджаратской стороны – султан Махмуд-шах III, один из племянников убитого султана Бахадура.

По этому договору португальцы соглашалась построить высокую стену между своим фортом и городом Диу, но получали право на 1/3 таможенных сборов. Вскоре португальцы уже совсем твёрдо стояли на острое Диу, и через некоторое время стали забирать себе все сборы.

Помимо правителей Гуджарата наибольшее неудовольствие исходом осады Диу выражал саморин, но тут он уже ничего не мог поделать и был вынужден пойти на мирные переговоры с португальцами. В результате переговоров португальцы согласились снять блокаду с Каликута и даже разрешили местным купцам торговать с Европой некоторыми видами товаров, но взамен получили множество важных уступок.

Больше никаких серьёзных дел Норонья совершить не успел и прославился только тем, что старался всеми доступными ему средствами набить свои карманы и никому не платил жалованья. Так Норонья решил вознаградить себя любимого за многолетнюю службу на благо родины.

В июне 1539 года Гарсиа де Норонья заболел. Вначале его болезнь не казалась слишком опасной, но годы и тропический климат дали себя знать, и вице-королю становилось всё хуже и хуже. Однако про деньги де Норонья на забывал и боролся за каждую монету буквально до последнего дня.

Умер Гарсиа де Норонья 3 апреля 1540 года в Кочине, но более популярна другая, легендарная, версия о смерти третьего вице-короля Индии.
Будто бы в Гоа он приговорил к смерти одного преступника и рано утром 3 апреля наблюдал из окна своего дворца за казнью. Полюбовавшись этим зрелищем, Гарсиа де Норонья опять лёг в свою постель и вскоре умер.

Согласно очередному королевскому указу о замещении вакантных должностей высших чинов в колониальной администрации Индии, новым губернатором Индии стал Эштеван да Гама (1505-1576), второй сын знаменитого мореплавателя Вашку да Гама.

Дон Эштеван да Гама с 1534 года занимал пост капитана Малакки и только недавно прибыл в Гоа; как оказалось, очень кстати и вовремя. Это был довольно высокий по португальским меркам того времени человек, отличавшийся пунктуальностью и предусмотрительностью.

Первым делом новый губернатор решил повысить обороноспособность португальских владений в Индии. Он приказал укрепить крепостные стены своих укреплённых пунктов и снабдил все базы и форты всем необходимым вооружением, боеприпасами и запасами продовольствия для отражения внезапного нападения противника.
Однако самым важным делом дон Эштеван да Гама считал усиление португальского флота в Индийском океане. Он загрузил все верфи заказами на срочное строительство новых кораблей, и приказал немедленно оснастить все недостроенные корабли.

Существовала ведь реальная опасность нового появления турецкого флота у берегов Индии, а королевские инструкции предписывали новому губернатору, ни много ни мало, как совершить рейд на Суэц и уничтожить базирующийся там турецкий флот. Всего-то и делов!
Эштеван да Гама решил дождаться окончания 1540 года, и если до Рождества турецкий флот так и не появится у берегов Индии, то ему придётся самому отправляться в Красное море.

Новый губернатор внимательно следил не только за постройкой и оснасткой кораблей, он контролировал подбор экипажей на все 72 готовившихся к отплытию корабля и проверял правильность авансовых выплат всем морякам и солдатам экспедиции.
1 января 1541 года (по другим сведениям – 31 декабря 1540 года) после торжественного молебна португальский флот вышел в море.

1 февраля португальский флот, миновав Аден, подошёл к Массауа (это примерно посредине эритрейского побережья), но местное население в страхе бежало, так что португальцам с большим трудом удалось нанять двух лоцманов, которые согласились провести христианский флот до Суакима (примерно 1500 км к югу от Каира).
Пришлось дону Эштевану удовлетвориться хоть такими лоцманами, ведь Красное море к северу от Массауа португальцам было практически не известно.

Оставив наиболее крупные корабли в гавани Массауа, Эштеван да Гама отправился к Суакиму, куда и прибыл 22 февраля, но город, расположенный на острове, был уже покинут местными жителями, так что в самом городе португальцам поживиться было нечем. Однако местные жители недооценили тягу португальцев к обогащению и расположились большим палаточным лагерем на материке в нескольких километрах от побережья.

Португальцы, конечно же, вскоре обнаружили это поселения и 8 марта после короткого штурма захватили этот временный лагерь и полностью разграбили его. В их руки попала такая большая добыча, что для её погрузки на корабли потребовалось более двух суток.
Португальцы уничтожили палаточный лагерь, сожгли и разрушили Суаким, который был очень крупным портом и торговым центром того времени, а также сожгли все мусульманские корабли в гавани.

Дальнейшее продвижение португальцев на север было очень медленным, так как у них не было надёжных лоцманов, а Красное море становилось всё более мелким и всё чаще встречались опасные рифы.
В конце марта Эштеван да Гама принял решение вернуть большую часть флота в Массауа, а путь к Суэцу должны были продолжить 16 небольших кораблей.
Это решение губернатора моряки встретили с большим недовольством, так как они мечтали поживиться в Суэце, но им пришлось подчиниться приказу да Гамы.

Тем временем турки успели стянуть значительные силы для защиты Суэца от нападения, и португальцы ничего не знали об этих приготовлениях противника.
14 апреля оставшиеся корабли достигли пункта под названием Эль-Кусейр, где пополнили запасы воды и продовольствия. Эль-Кусейр не представлял собой ничего особенного, пустынный уголок, но он был знаменит тем, что в этом месте Нил ближе всего подходит к морскому берегу.

21 апреля португальцы достигли города Тор, что лежит у подножия горы Синай. Город знаменит тем, что там находится монастырь и храм св. Екатерины, в котором хранилось тело этой знаменитой святой.
Местные христиане без энтузиазма встретили появление своих единоверцев, подозревая португальцев в намерении похитить св. мощи, и приняли меры для их утаивания.
Посещение монастыря св. Екатерины на Синае было очень важным событием в жизни любого христианина, так что многие португальские офицеры добивались чести быть посвящёнными в рыцари в храме этой популярной святой.
Однако, встретив прохладный приём местных жителей, португальцы на обратном пути не стали заходить в Тор.

27 апреля 1541 года португальский флот подошёл к Суэцу, который в то время был небольшим посёлком, но важным для турок стратегическим пунктом в Красном море. И хорошо укреплённым.
На длинную песчаную косу турки вытащили около 50 галер; со стороны берега коса была защищена прорытым каналом, а подходы к Суэцу со стороны моря прикрывали батареи тяжёлых пушек. А турецкая артиллерия в то время считалась лучшей в мире.

Дон Эштеван да Гама даже не сделал попытки высадиться на берег или атаковать Суэц. Он воспользовался попутным северным ветром и со своим небольшим флотом поспешил обратно в Массауа, куда и прибыл в начале июня.
Приходилось признать, что экспедиция на Суэц для уничтожения турецкого флота закончилась полным провалом.

В Массауа да Гама нашёл оставленный флот в плачевном состоянии. Люди страдали от голода и плохой воды. Достать продовольствие на пустынном берегу при враждебном окружении было практически невозможно, а за горами лежала Эфиопия; о богатстве и плодородии эфиопской земли рассказывали чудесные истории.

Среди португальцев зрело недовольство, и хотя пятерых смутьянов повесили, взбунтовался отряд численностью около сотни человек. Мятежники убили своего офицера, который пытался их остановить, и отправились искать сказочную Эфиопию.
Мусульмане за двое суток истребили весь этот отряд, и лишь два человека сумели вернуться в Массауа.

Вот в таких условиях застал Эштеван да Гама свой флот, а тут ещё пришло письмо с просьбой срочно оказать помощь эфиопам в их борьбе с мусульманами.
7 июня отряд из 400 человек под командованием Криштиану да Гама (1516-1542), младшего брата губернатора, отправился на подмогу эфиопам. Об этой экспедиции я, возможно, расскажу немного позже.

Пока же Эштеван да Гама потратил некоторое время на приведение кораблей в порядок и на укрепление дисциплины. В середине июля флот покинул Массауа, 27 июля миновал Аден и 8 августа 1542 года прибыл в Гоа.
А здесь дона Эштевана да Гаму поджидал довольно неприятный сюрприз.

Оказывается, происки его недоброжелателей привели к тому, что ещё в 1541 году новым губернатором Индии был назначен Мартин Афонсу ди Соуза (1500-1571). Ди Соуза не был новичком в заморских делах, так как при губернаторе Нуну да Кунья он командовал всеми военно-морскими силами португальцев в Индийском океане.
В 1541 году флот ди Соузы не сумел достичь Гоа и перезимовал в Мозамбике. Там с его кораблей были сняты все солдаты и большая часть вооружения, для проведения боевых операций в Африке, в том числе, и в Эфиопии.

Чтобы вести о прибытии нового губернатора не достигли Индии, были предприняты чрезвычайные меры предосторожности. Ди Соуза даже арестовал младшего брата дона Эштевана, Альваро ди Атаида, который безвинно провёл несколько месяцев в тюрьме.
15 марта 1542 года ди Соуза сел на быстроходный корабль и 6 мая прибыл на нём в Гоа.

Новый губернатор не стал дожидаться возвращения Эштевана да Гамы, чтобы официально принять полномочия от своего предшественника, а сразу же развил бурную деятельность. Он разослал по всем португальским владениям своих агентов, чтобы они взяли в свои руки и опечатали все бухгалтерские книги, а также захватили всю казну. Создавалось впечатление, что он хотел уличить своего предшественника в воровстве и растратах.

Дон Эштеван да Гама был человеком спокойным и благоразумным. Вернувшись в Гоа, он укрылся в замке Панджим, так как у него был королевский патент на должность коменданта этого замка.
Он не стал ввязываться ни в какие споры относительно передачи власти, даже не стал настаивать на освобождении своего брата, и как только представилась такая возможность, дон Эштеван вернулся в Лиссабон.

За пять лет в Малакке дон Эштеван да Гама сколотил очень приличное состояние, но, став губернатором Индии, он, как чувствовал, попал в трудное положение. Чтобы его не оклеветали завистники и не опорочили славное имя да Гама, дон Эштеван два раза поручал государственным чиновникам произвести опись его имущества: при вступлении в должность губернатора Индии, а также по истечении срока его полномочий.
Оказалось, что губернаторство обошлось Эштевану да Гаме в очень приличную сумму, которые он тратил из своего кармана на неотложные нужды португальских владений.

На родине король Жоао III (1502-1557) очень ласково принял Эштевана да Гаму и назначил его на должность губернатора Лиссабона.
Однако когда дон Эштеван отказался жениться на бывшей любовнице короля, он лишился высочайшей милости и всех постов. Вначале Эштеван да Гама удалился в своё поместье, а затем переехал в Венецию, где и прожил до самой смерти, последовавшей в 1576 году.

Останки дона Эштевана ди Гама, графа Видигейра, были перезахоронены в его поместье. На его надгробном памятнике среди прочих славных дел покойника было указано, что дон Эштеван был посвящён в рыцари у подножия священной горы Синай.

Португальцы в Индии. Часть XIX. Нуну да Кунья (окончание). Гарсиа де Норонья

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: