Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть XIX


Ворчалка № 730 от 26.10.2013 г.




Да, план был хорош, но ведь и гвельфы не дремали: когда Фридрих II со своей армией (а в неё были набраны и итальянские рыцари) уже был готов к выходу из Турина, он получил послание от короля Энцио (он уже с 1239 года носил титул Сардинского короля!) с просьбой о помощи.
Пришлось сворачивать этот гигантский поход и спешить на помощь к любимому сыну.

Виноватой во всём оказалась Парма, её беспечные жители и не угомонившиеся заговорщики. Действия папистов при захвате Пармы оказались хорошо скоординированными, как это станет видно из краткого описания этих событий.
Фридрих II не слишком доверял жителям города, и в своё время приказал снести значительную часть внешних городских укреплений, оставив нетронутой только городскую цитадель.

В Пьяченце, расположенной примерно в 70 км от Пармы, в это время укрывались многие гвельфы, покинувшие Парму после её захвата императором, в том числе около семидесяти знатных рыцарей.
Уже знакомый нам Орландо ди Росси сформировал из этих рыцарей боевой отряд и приблизился к городу в тот день, когда защитники Пармы праздновали какой-то гибеллинский праздник – это было 16 июня 1247 года. Ди Росси дождался момента, когда все перепились, и ворвался со своим отрядом в город. Гвельфы убили подесту и многих защитников города, а после короткого штурма захватили и цитадель Пармы.

Момент для захвата Пармы оказался очень удачным, так как Энцио в это время осаждал Брешию, Фридрих Антиохийский находился возле Перуджи, а император собирался передмещать свою армию из Турина к Лиону.
Орландо ди Росси сразу же обратился за помощью к другим гвельфам; папский легат Грегорио ди Монтелонго быстро прибыл в Парму с шестью сотнями подкрепления и немедленно организовал строительство дополнительных укреплений вокруг города.

Получив известие о захвате Пармы, Энцио прекратил осаду Брешии и направился к утраченному городу, прихватив по дороге подкрепления из Кремоны и Павии. Возле Пармы король Энцио совершил трагическую ошибку: вместо того, чтобы сразу же штурмовать город (а на успех подобного мероприятия было очень много шансов), он разбил лагерь для своего войска и стал дожидаться прибытия императора.
Время для успеха было упущено, так как защитники Пармы спешно строили новые укрепления и свозили в город большие запасы продовольствия.

Фридрих II с главными своими силами прибыл к Парме только 2 июля, и сразу же приказал начать осаду города, которая, однако, вопреки всем ожиданиям затянулась. Император почему-то сразу тоже не решился на генеральный штурм города, а вёл частичную осаду, которая вряд ли могла принести успех. Ведь через неплотные заслоны императорских войск в Парму достаточно спокойно подходили подкрепления из других городов, а также пополнялись запасы продовольствия осаждённых.

К тому же сразу после потери Пармы восстания вспыхнули в нескольких императорских городах Италии, и на их подавление Фридрих II вынужден был направить довольно значительные силы, что уже не оставляло ему достаточных ресурсов для генерального штурма города.
Неподалёку от Пармы император возвёл укреплённый лагерь для своих войск, который он назвал “Виттория” (“Победа”). Это был настоящий город из каменных и деревянных домов с церковью в честь св. Виктора (победителя).

С наступлением зимы Фридрих II распустил по домам отряды ополчения из союзных городов, но оставшихся у него сил было вполне достаточно, чтобы перекрывать подвоз продовольствия в осаждённый город.
Пока император терял драгоценное время около Пармы, дела в Италии шли своим чередом.
Бонифаций II Монферратский (1203-1253) клюнул на папские посулы, переметнулся на его сторону и сумел захватить почти весь Турин, кроме императорского дворца, однако Фридрих Антиохийский вовремя подоспел на помощь осаждённому гарнизону и быстро отвоевал город обратно.

Примерно в это же время граф Рикардо ди Теате (1225-1249), он же известен как Рихард фон Кьети, один из побочных сыновей Фридриха II, победил войско, снаряжённое папой, возле Интераммы.
Более серьёзное поражение силы папы потерпели возле Анконы, когда правитель области Марка, Риккардо ди Кастильоне разгромил армию, собранную епископом Ареццо и папским легатом Марчеллино Альбреготти. Папская армия потеряла в этом сражении несколько тысяч человек, а сам легат Марчеллино попал в плен. Несколько месяцев он провёл в тюрьме, а после поражения у Пармы (я немного забежал вперёд) император приказал повесить папского легата – ведь надежды на примирение с папой у Фридриха II тогда уже не оставалось.

На фоне этих значительных, вроде бы, успехов, по всей Италии снова разгорелась ожесточённая борьба между гвельфами и гибеллинами. Даже во Флоренции, которой управлял Фридрих Антиохийский, гвельфы опять захватили власть. Так что пришлось Фридриху с отрядом в 1600 человек покинуть отца на осаде Пармы и в начале 1248 года вернуться в Тоскану для подавления волнений в области и для возвращения контроля над Флоренцией.

Фридрих II этой зимой вёл себя довольно беззаботно, что было довольно странно. Осаду Пармы он доверил холоду и голоду, никаких активных действий для взятия города не предпринимал, полагая, что весной этот плод сам упадёт в его руки. А зря...
Подвела Фридриха II на этот раз его страстная любовь к соколиной охоте. Вот и под Пармой император чуть ли не каждый день выезжал на охоту.

Так было и 18 февраля 1248 года. Император с юным сыном Манфредом и полагающейся на охоте свитой ещё до рассвета отправился на охоту. Горожане знали, что Фридрих Антиохийский с большим отрядом уже давно отправился во Флоренцию, а король Энцио по поручению отца отбыл в краткосрочную карательную экспедицию. Получилось, что в этот день ослабленное императорское войско в лагере Виттория осталось без высокого командования – старшим по званию оказался граф Гальвано Ланчия (?-1266).

Подобными легкомысленными действиями императора не преминул воспользоваться один из его злейших врагов папский легат Грегорио ди Монтелонго.
Ранним утром он организовал отвлекающее нападение на Витторию с юга. Граф Ланчия легко отразил атаку горожан и начал активное преследование бежавшего противника.
В это время Монтелонго вывел из города основные силы пармеджанцев и ударил по лагерю Виттория. Лёгкие заслоны императорских солдат были сметены, и в лагере началось избиение его защитников.

За очень короткое время было убито около полутора тысяч солдат и около трёх тысяч человек попали в плен. Во время этой бойни погиб верный Фаддей Суэсский.
Фридрих II подоспел к Виттории, когда прамеджанцы уже подожгли императорский лагерь и отходили с трофеями в свой город. Попытка как-то организовать солдат для отпора врагам не удалась, так что пришлось императору с горсткой всадников и солдат мчаться в Кремону.
Миф о непобедимости императора был разрушен, и поражение у Пармы стало началом конца династии Гогенштауфенов.

А трофеи в Парму были доставлены огромные: пармеджанцы захватили всю императорскую казну и императорские регалии – корону, скипетр и большую императорскую печать (по другой версии – большая печать королевства Сицилия). В Парму поступило огромное количество различных сокровищ, в том числе и знаменитое сочинение Фридриха II о соколиной охоте. Но наибольшее значение для изрядно отощавших жителей Пармы имели доставленные в город огромные запасы продовольствия, захваченные в Виттории.

Не следует сбрасывать со счетов и то, что Фридрих II потерял в Виттории свой походный гарем, состоявший из сарацинок, канцелярию, роскошный гардероб, охотничий двор и, разумеется, престиж. А потеря казны ввергла императора в отчаянный финансовый кризис.

По ликующим улицам Пармы императорскую корону пронёс на своей голове местный карлик по прозвищу Кортопассо (“коротконожка”, так как corto passo означает “короткий шаг”). Большего унижения для императора горожане придумать не смогли. Они веселились, плясали, распевали скабрезные куплеты в адрес Фридриха II и славили Деву Марию, спасшую Парму.

Прискакав в Кремону, Фридрих II занялся спешным набором войска, и через три дня уже опять выступил к Парме, но на этот раз осаждать город он уже не мог – ведь с потерей казны император оказался неплатёжеспособным, а осада всегда была очень дорогостоящим мероприятием.
Фридрих II ограничился тем, что жестоко разорил окрестности Пармы.

Орландо ди Росси решил дать отпор не слишком внушительному императорскому войску и во главе конного отряда гвельфов напал на немецких рыцарей, которыми командовал граф Ланчия. В этом бою граф Ланчия проявил себя умелым воином и командиром. Его рыцари просто смяли итальянскую конницу, убив более сотни рыцарей и захватив в плен около шестидесяти.
Но главной удачей императора в этом бою стала гибель ненавистного Орландо ди Росси, которого буквально разрезали на куски.

В это же время король Энцио разбил на берегу реки По войско папского легата ди Монтелонго и захватил возле переправы через реку около сотни судов, которые везли продовольствие в Парму. Три сотни захваченных пленников Энцио приказал немедленно повесить.

Положение Фридриха II в Италии после потери Пармы стало неустойчивым. Летом того же 1248 года от императора отпала Равенна и большая часть Романьи. По всему полуострову начались выступления против власти Гогенштауфенов, на подавление которых требовалось посылать войска, а денег у императора не было.

Фридрих II Гогенштауфен: жизнь великого императора. Часть XVIII

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: