Мария Сибилла Мериан: великий художник и первая женщина-энтомолог. Часть I. Становление


Ворчалка № 723 от 31.08.2013 г.




Имя нашей героини хорошо известно в Германии и Швейцарии, её портрет даже украшал купюру в 500 бундесмарок (до введения в ФРГ евро), но в нашей стране её имя известно довольно мало. А жаль...

Анна Мария Сибилла Мериан (именно так звучит полное имя нашей героини, но Анну все опускают) родилась 2 апреля 1647 года во Франкфурте-на-Майне. Её родителями были известный издатель и гравёр Маттеус Мериан Старший (1593-1650) и Иоганна Сибилла Хейм (1620-1690), дочь голландского проповедника, которая была второй женой издателя. От первой жены, Марии Магдалены де Бри (1598-1645), у Мериана Старшего было два сына и четыре дочери.

Девочку с детства интересовала различная живность, не только всякие бабочки и жучки, но и гусеницы с червячками. К неудовольствию матери девочка очень любила рисовать; мать часто сердилась, но мирилась с увлечениями дочери, считая, что со временем это пройдёт.

В 1650 году умер Маттеус Мериан Старший, и через год Мария Магдалена вышла замуж за голландского художника и торговца картинами Якоба Мареля (1614-1681), который скоро заметил талант своей падчерицы и сам стал учить её рисованию. Матери пришлось примириться с увлечением дочери.

Следует отметить, что Маттеус Мериан Старший в начальный период своей карьеры создал много рисунков и гравюр с изображениями растений и насекомых, а Якоб Марель был довольно известным мастером натюрморта, особенно цветочного натюрморта; в те времена изображения цветов и растений было принято украшать изображениями бабочек и других насекомых. Главное, чтобы было красиво, а никакой научной точности и тщательности в таких рисунках не требовалось.

Вскоре к обучению Марии Сибиллы рисованию Якоб Марель подключил своего очень талантливого ученика Абрахама Миньона (1640-1679), а сам вскоре переехал в Утрехт, где у него была другая художественная мастерская.
В отличие от своих учителей, писавших, преимущественно, маслом, Мария Сибилла вначале выполняла свои рисунки акварелью или гуашью на пергамене. С научной точки зрения ранние работы нашей героини были не совсем точны, но очень изящны.

Вскоре под присмотром своих учителей Мария Сибилла освоила технику гравирования на меди, а затем создала несколько офортов, которые сразу же поразили знатоков своим неповторимой пластичностью.
Неизвестно, в каком направлении развивалось бы дальше мастерство Марии Сибиллы, но её мать Иоганна Сибилла с помощью приёмных дочерей организовала у себя дома небольшую мастерскую по производству шёлка. В саду росло несколько шелковичных деревьев, и Марии Сибилле приходилось кормить шелковичных червей и сортировать их.
Так наша героиня вплотную столкнулась с миром живых насекомых – ведь до тех пор ей приходилось рисовать лишь препарированных бабочек и жуков.

Жизнь насекомых не на шутку увлекла девочку, и она стала читать книги о них, многие из которых были украшены красивыми рисунками. Большинство художников на своих рисунках старались соединить изображения растений и насекомых, но при ближайшем рассмотрении этих работ Мария Сибилла стала обнаруживать множество неточностей и даже ошибок.

Постепенно у Марии Сибиллы под влиянием её учителей выработался свой неповторимый художественный почерк, который отличала тщательность в выполнении рисунка и точность изображаемых предметов в деталях, даже мельчайших.

В 1664 году в жизни Марии Сибиллы произошли важные изменения: её учители Марель и Миньон покинули Франкфурт, но через некоторое время в город вернулся после длительного путешествия Иоганн Андреас Граф (1637-1701), который был учеником Мареля.

Вскоре Граф и Мария Сибилла поженились, но дела у её мужа пошли неважно, хотя он и получил заказ на изготовление портрета императора Леопольда I (1640-1705, император с 1658). Граф был неплохим художником, но во Франкфурте у него что-то не сложилось, и он решил в 1670 году вместе с семьёй (женой и ребёнком) переехать в свой родной Нюрнберг, где у него были своя типография и мастерская.

Но и в Нюрнберге дела у Графа пошли из рук вон плохо, так что он не мог прокормить семью, и к делу добывания денежных средств подключилась Мария Сибилла. Она занялась декоративно-прикладным искусством – изготовлением скатертей, покрывал и т.п., - и внесла в это мастерство ряд усовершенствований. В частности, с помощью учениц она изготавливала прекрасные краски из растений: краски получались не только яркими, но они были ещё и водостойкими и практически не выгорали на солнце. К огромному сожалению, рецептура изготовления растительных красок по методу Марии Сибиллы не дошла до наших дней.

Рисовала наша героиня уже очень хорошо, и неудивительно, что продукция Марии Сибиллы охотно раскупалась не только горожанами Нюрнберга; большой заказ на изделия её мастерской поступил от маркграфа Баденского [скорее всего, от Вильгельма I (1629-1677)].

Не оставляла Мария Сибилла и рисунки акварелью, создав в это время несколько изображений садовых цветов (ирисы, тюльпаны и пр.) вместе с различными стадиями развития бабочек.
Мария Сибилла оказалась очень деятельной женщиной: она ещё и вышивала, делала гравюры на меди, ухаживала за садом, а также находила время для наблюдений за бабочками и гусеницами.

Вот одна из характерных записей в дневнике Марии Сибиллы:
"Однажды в Нюрнберге мне принесли трёх молодых жаворонков, которых я умертвила. Через три часа, когда я стала их потрошить, я нашла в них семнадцать толстых личинок, у которых не было ног. На другой день они превратились в коричневые яйца. 26-го августа из них вышло много синих и зелёных мух. Мне очень трудно было их поймать, я поймала только пять, остальные улетели".


Занятия вышивкой побудили Марию Сибиллу организовать в доме мужа вышивальную мастерскую, но денег всё равно было мало. Тогда она решила обучать нюрнбергских женщин и девиц искусству вышивания, но для таких курсов нужно было учебное пособие с образцами для вышивок. Так как в то время в моде были изображения цветов и растений, то Мария Сибилла решила вместе с Графом выпустить альбом с флористическими гравюрами, так называемый, флорилегиум.

Первый выпуск, состоявший из двенадцати рисунков, Мария Сибилла составила из лучших работ известных рисовальщиков XVII века. Она сама гравировала рисунки и сама раскрашивала оттиски. На гравюрах были изображены как отдельные цветки, так и букеты, и почти все изображения цветов дополнялись изображениями насекомых: бабочек, стрекоз, жуков, мух или комаров. Листья и стебли цветов на рисунках были причудливо изогнуты (по моде того времени), а на титульном листе был изображён венок из цветов.

Успеху книги способствовало и мастерство Марии Сибиллы в передаче малейших оттенков, искусные переходы света и теней, да и сами краски, которые изготавливались самой художницей.
Тираж книги был небольшой, и он весь очень быстро разошёлся. Мария Сибилла решила продолжить эту работу, но в последующих выпусках она уже не копировала работы известных мастеров, а создавала оригинальные рисунки на основе собственных наблюдений.

Работе над новыми выпусками не помешало даже рождение второй дочери в 1678 году. На титульном листе второго и третьего выпусков флорилегиума с гордостью было написано:
"Нарисовала с натуры и сама гравировала".
В новых выпусках опять были изображения тюльпанов, а также ирисов, роз, незабудок и других садовых цветов. Мария Сибилла рисовала как отдельные цветы, так и букеты, и даже корзины с цветами. Почти на всех рисунках были изображения насекомых, а на рисунке с колокольчиком был изображён щегол (м-да, о соблюдении пропорций в размерах цветка и птицы художница на этот раз не позаботилась!).

Обычно такие издания рисунков продавались отдельными листами, но Мария Сибилла выпустила в свет свой флорилегиум тремя переплетёнными выпусками, которые очень скоро стали большой редкостью. Тогда в 1680 году она сделала второе издание своего флорилегиума, объединив все три выпуска под одной обложкой и озаглавив сей труд так:
“Новая книга цветов – к удовольствию и пользе всех знатоков искусств и любителей – тщательно подготовлена Марией Сибиллой Граф. Её можно купить у художника Иоганна Андреаса Графа в Нюрнберге. 1680”.
Краски для изображения цветов были подобраны просто изумительно. Эти краски не утратили своей яркости до наших дней.

С выходом этой книги за Марией Сибиллой окончательно закрепилась слава искусного и оригинального мастера цвета (и света). Недаром Гёте причислял Марию Сибиллу к одной из одиннадцати величайших изобразителей цветов. (Почему одиннадцать?)

Напомню своим читателям, что цветам (краскам) придавалось ещё со Средних Веков символическое значение. Поэт и художник Карел ван Мандер (1548-1606) в своей известной “Книге о художниках” писал, что "золотая краска должна обозначать благородство и высоту, серебряная – чистоту, справедливость и добро, красная – значительность, бесстрашие и смелость, синяя – преданность и способность к наукам, зелёная – красоту, доброту и радость, пурпурная – изобилие и милость Божественную и человеческую", и т.д.

От изображения насекомых и личинок для украшения цветов и растений Мария Сибилла скоро перешла к одновременному наблюдению за насекомыми и растениями, которые служат им кормом. Я говорил, что всё началось с наблюдения за гусеницами тутового шелкопряда, и понеслось. Она стала выискивать других гусениц, кормить их и выводить из них бабочек. Потом Мария Сибилла добавила к объектам наблюдения жуков и стрекоз. Её интересовала не систематика насекомых, а их образ жизни, развитие и превращения (метаморфоз насекомых).

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: