Борис Бажанов, или как личный секретарь Сталина бежал из СССР. Часть III. В Британской Индии


Ворчалка № 718 от 29.06.2013 г.




Майор Стивени прибыл в Дуздап 6 апреля и согласился со Скрайном, что Бажанов является источником очень ценной информации для британского правительства и нуждается в серьёзной охране, которую очень трудно обеспечить в Персии.
7 апреля в Дуздап прибыла специальная группа ликвидаторов во главе с Плате, в которую входил и Осипов, который должен был ликвидировать Бажанова ещё по дороге в Мешхед.

Бажанов в своих мемуарах так описывает появление агентов ОГПУ в Дуздапе:
"На второе утро нашего пребывания в домике, когда мы, сидя на завалинке, обсуждали положение, вдруг подъехал автомобиль, из которого выскочили два субъекта чекистского вида с револьверами. Мы ретировались внутрь домика с рекордной быстротой. Очевидно, чекисты решили, что сейчас же из дома последует стрельба, потому что с такой же быстротой они бросились в автомобиль и спешно отбыли. Если б они знали, что у нас никакого оружия не было, события бы развернулись, по-видимому, совсем иначе. Во всяком случае, стало ясно, что надо спешить".


Это поняли и англичане. Стивени решил, что надо немедленно предпринимать активные меры для спасения Бажанова, так как большевики постараются сами ликвидировать Бажанова или займутся подкупом местной полиции, чтобы те выдали им беглецов.
На встрече со Скрайном и МакАнном выяснилось, что до 11 апреля никаких поездов через Дуздап не будет. Одновременно выяснилось, что в Дуздапе есть один достаточно новый автомобиль, принадлежавший купцу по имени Джамолиддин Муллик, который согласился доставить Бажанова и Максимова в оазис Кача, в 36 км от Дуздапа, но уже на территории Британской Индии в провинции Белуджистан. Купец Муллик не потребовал за эту услугу никакого вознаграждения.

Этой же ночью Муллик посадил Бажанова и Максимова в свой автомобиль, осторожно объехал все полицейские и таможенные посты в Дуздапе и его окрестностях и ещё до наступления рассвета доставил беглецов в оазис Кача. Местным властям Муллик вручил сопроводительное письмо, написанное Скрайном.
Местную власть в Каче представляли индийские таможенники и вождь одного из племён белуджей.

Беглецы переночевали в таможне, а на следующий день вождь местного племени отправил их с небольшим караваном и вооружённой охраной через пустыню на юг, где в 50 километрах пролегала железная дорога. Вождь был немногословен:
"Они приведут вас к поезду".


В Дуздапе чекисты утром 8 апреля обнаружили исчезновение Бажанова со спутником. Плате и его агенты весь день обыскивали Дуздап и его окрестности в поисках беглецов, но безрезультатно. На следующий день они попросили содействия у персидской полиции – результат был таким же.
10 апреля Плате обратился к губернатору провинции и официально потребовал выдачи Бажанова и Максимова, которые якобы совершили в СССР убийство и бежали в Персию.

Губернатор провинции был уже в курсе дела и знал о том, что беглецов отправили в Индию англичане. Поэтому он с самым серьёзным видом приказал начальнику полиции в Дуздапе немедленно найти и выдать Плате беглецов из Советской России.
Начальник полиции поклялся Плате в том, что ему ничего не известно о том, где теперь находятся перебежчики.

Плате разослал по советским миссиям в Мешхеде, Систане и Кермене шифровки с сообщением об исчезновении беглецов и просил организовать их поиски. Сам Плате со товарищи ещё три дня прочёсывал окрестности Дуздапа, пока окончательно не убедился в том, что их здесь нет, и вернулся в Мешхед.

Примерно в это же время Бажанов вместе с караваном после пяти дней езды достигли железной дороги, но никаких поездов на станции не оказалось. Зато утром за Бажановым и его спутником прибыл специальный состав. После долгих мытарств беглецы очутились, наконец, в роскошном салон-вагоне, в котором была даже ванна!
Бажанов пишет:
"После верблюдов этот способ сообщения был очень приятен. В особенности, ванна; и повар почтительно осведомлялся, какое меню нам будет угодно".
Прибывший состав с салон-вагоном проследовал в Симлу, летнюю резиденцию вице-короля Индии.

В Симле Бажанова и Максимова разместили в двух комфортабельных бунгало, как почётных гостей, но почти сразу же начались допросы.
Допросы перебежчиков, в основном, проводили три человека: генерал-инспектор полиции Фредерик Чарльз Айсмонджер (1876-1960), полковник военный разведки Сандерс и войсковой полковник Роулендсон, свободно владевший русским языком.

Англичан, прежде всего, интересовали вопросы, связанные с советской угрозой Индии, а также оценка военного и политического потенциала СССР.
Хотя на некоторые технические вопросы ответы мог дать только Максимов, англичане быстро поняли, что наибольший интерес для них представляет именно Бажанов.
Формальные допросы вскоре превратились в “дружеские” беседы, особенно с Роулендсоном, который прогуливался с Бажановым по садам этого дивного места. Никакой охраны или третьих лиц во время таких прогулок не было, так как Роулендсон всячески пытался завоевать доверие своего собеседника.

Бажанов ответил почти на все вопросы своих собеседников, но иногда он говорил, что на этот конкретный вопрос он ответит только представителям правительства Великобритании.
Беседы-допросы продолжались почти три месяца, и в результате англичане составили официальный отчёт о допросах Бажанова в Симле. Это 58 страниц текста, 16 из которых занимают вопросы английских “специалистов”, а на остальных страницах помещены сжатые ответы на вопросы.

Несколько экземпляров этого отчёта были отправлены в Лондон, и значительное их количество было разослано по соответствующим британским инстанциям в Индии, а также на Среднем и Дальнем Востоке.
Что же больше всего интересовало англичан?

Военных разведчиков, прежде всего, интересовали вопросы о пропускной способности железных дорог в СССР, особенно в Средней Азии, и перспективы дальнейшего развития сети железных дорог в этом регионе.
Их также интересовали вопросы вооружения Красной Армии и наличие у неё таких видов вооружения, как химическое оружие, оборудование самолётов и танков, средства технического обеспечения войск и т.п.
Интересовали англичан и общественно-политические вопросы. Как в СССР в настоящее время подходят к вопросу о мировой революции? Какие государства большевики считают своими главными противниками? Характеристики партийных и военных руководителей в СССР и расстановка сил по группировкам, а также другие подобные вопросы.

В своих ответах Бажанов довольно точно изображал методы действий большевиков в зарубежных странах и отмечал, что они стараются учитывать специфику каждой страны. Он говорил, что общества, занимающиеся культурными связями с заграничными странами, являются органами советской пропаганды; они пускают пыль в глаза западной интеллигенции и вербуют среди них агентов, а также засылают с помощью этих обществ своих агентов на Запад. За каждым возмущением “народных масс” в мире почти наверняка стоят коммунистические агенты.

Отмечал Бажанов и слабости большевиков, главной из которых оказалось элементарное отсутствие денег. Именно по этой причине СССР и не сможет воевать против таких крупных стран как Англия или Франция, и даже война с Польшей и её малыми союзниками неминуемо вызовет финансовый кризис в стране минимум через три месяца. Бажанов знал, что говорил: недаром он некоторое время занимал достаточно крупный пост в комиссариате финансов.

Помимо официального отчёта о допросах Бажанова, ценную информацию давали и несколько аналитических обзоров по наиболее важным вопросам, написанных Бажановым в это же время.
Бажанов неустанно трудился, а лондонское правительство мучительно размышляло о том, что же делать с этими двумя беглецами из СССР? Даже в Лондоне ясно не представляли себе ценности Бажанова, оказавшегося у них в руках.

Дело сдвинулось с мёртвой точки благодаря случайности.
Во время одной из бесед с генералом Айсмонджером Бажанов выразил своё недоумение медлительностью английского правительства по поводу его отправки в Европу. Айсмонджер стал объяснять, что у правительства Его Величества возникают значительные трудности в отношениях с оппозицией по вопросу о предоставлении Бажанову политического убежища. Ведь лидер лейбористов Джеймс МакДональд (1866-1937) с явной симпатией относится к Советской России.

Бажанов удивился и сказал, что он никогда не просил политического убежища в Англии.
Теперь пришла пора удивляться Айсмонджеру:
"Как? Но ведь вы в первом же разговоре выразили желание ехать в Европу".
Бажанов попытался объясниться:
"Конечно, в Европу, но не в Англию".
Говоря о Европе, Бажанов не понимал, что для англичанина, да ещё в Индии, ехать в Европу, это и значит ехать в Англию, и все затруднения Бажанова были связаны именно с этим обстоятельством.

Осознав это расхождение, Бажанов стал уверять Айсмонджера, что у него нет никакого желания ехать в Англию.
Айсмонджер поинтересовался:
"А куда же вы хотите?"
Бажанов объяснил:
"Я хочу во Францию".
Айсмонджер даже расстроился:
"Ах, как жаль, что вы это сразу не сказали! Вы бы уже давным-давно были во Франции".


Дело сразу же быстро завертелось. Лондон запросил Париж, не согласятся ли французы предоставить политическое убежище двум беглецам из СССР, Бажанову и Максимову. Париж сразу же любезно согласился и дал указание французскому генеральному консулу в Калькутте проставить визы в документах, выданных Бажанову и Максимову, “для проезда в одном направлении”. Французы только попросили, чтобы англичане выслали и им материалы допросов двух беглецов, и Лондон переслал в Париж один экземпляр отчёта, считая, что дёшево отделался от двух неудобных человечков.

Борис Бажанов, или как личный секретарь Сталина бежал из СССР. Часть II. Персидские страдания

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: