Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть IX. Генрих Плантагенет и Алиенора Аквитанская


Ворчалка № 714 от 01.06.2013 г.




Следующие два года в Англии протекали относительно спокойно, но существенные перемены произошли на Континенте.
В 1150 году герцог Жоффруа Плантагенет передал управление Нормандией своему старшему сыну, так что Генрих стал герцогом Нормандии (точная дата этого события не установлена).

Людовик VII совсем недавно вернулся из Крестового похода, закончившегося бесславными поражениями от неверных. В мае 1147 года он с женой отправился на Восток, переполненный предчувствиями о свершении великих дел, король даже дал обет воздерживаться от супружеских отношений.
Алиенору Аквитанскую такое положение дел совсем не устраивало, она уезжала из Парижа в поисках развлечений и приключений, так что муж в виде монаха королеву раздражал. Большую часть пути до Сирии Алиенора проделала верхом и, вполне естественно, что вокруг красивой молодой женщины вились толпы рыцарей и трубадуров. Все прекрасно знали про обет Людовика VII, и молва наградила королеву изрядным количеством любовников за время этого похода.

Осенью 1149 года отношения между супругами были на грани разрыва, но тут на их пути оказался Рим. Папа Евгений III (?-1153, папа с 1145) утешал королевскую чету и даже попытался их примирить. Иоанн Солсберийский в своём труде “Historia Pontificalis” так пишет об этом:
«Папа запретил впредь всякое упоминание о родстве между ними, утвердил их брак на словах и письменно и воспретил под страхом анафемы слушать того, кто будет на него нападать, а также расторгать под каким бы то ни было предлогом. Это повеление, по-видимому, очень понравилось королю, ввиду того, что он сильно, как мальчишка, любил королеву. Папа заставил их спать на одной кровати, украшенной за его счёт самыми драгоценными материями. В каждый из этих коротких дней прощения он старался дружескими беседами возобновить их нежность. Он почтил их подарками и, когда они прощались с ним, он, несмотря на то, что был человек суровый, не мог удержать слёз».
Поясню, что общим предком супругов был аквитанский герцог Тибо Кудельная Голова [или Гийом Патлатый (910-963)], который приходился тестем Гуго Капету (940-996, король с 987).

Миссия папы вроде бы удалась, так как Алиенора вернулась во Францию беременной, но вскоре принесла Людовику VII вторую дочь, что очень огорчило короля.
Враги королевы возобновили свои нападки на неё после смерти аббата Сугерия (1081-13.01.1151), могущественного советника французского короля. Они потребовали развода с королевой, которая не может принести наследника престола, и король вопреки советам умершего советника прислушался к их мнению.

В том же 1151 году двор французского короля для принесения оммажа в качестве герцога Нормандии и графа Анжу, Тура и Мэна посетил Генрих Плантагенет. Его отец, Жоффруа Плантагенет, умер 7 сентября, и теперь Генрих стал единственным владельцем всех этих земель.
Этот молодой человек своей богатырской внешностью произвёл очень сильное впечатление на Алиенору, которая была на десять лет старше. Как они смогли сговориться между собой, науке неизвестно; возможно это был один из случаев телепатии. Молодой герцог был не только пленён красотой королевы, но и сразу же оценил все выгоды от возможного союза с Алиенорой.

Если раньше Людовик VII благосклонно смотрел на столкновения между своими вассалами, то теперь он уже с беспокойством косился на молодого герцога Генриха, чьи владения уже были сопоставимы с королевским доменом. Кроме того, у герцога Генриха были вполне реальные шансы на английский трон, а такой мощный вассал королю Франции был совершенно не нужен.

Поэтому в том же 1151 году Людовик VII активно поддержал экспедицию Эсташа IV на Континент, который попытался отвоевать Нормандию для своего отца. По другой версии, военные действия в Нормандии начал Людовик VII, а Эсташ IV поддержал французского короля в надежде вернуть континентальные владения своего отца.
В первом же столкновении герцог Генрих разбил войско Эсташа IV, и тому пришлось возвращаться в Англию.
Людовик VII намного более удачно действовал против своего вассала и добился того, что герцог Генрих запросил мира. Король согласился на мир при условии, что анжуйцы уступят ему нормандскую часть Вексена и Жизор. Условия мира были очень тяжёлыми и унизительными, но герцог Генрих согласился на них, чтобы избежать ещё более крупных потерь. Впрочем, вскоре герцог Генрих возьмёт убедительный реванш у Людовика VII.

Вскоре враги Алиеноры добились своего, и 21 марта 1152 года в Божанси собрался собор, который объявил о расторжении брака между Людовиком VII и Алиенорой Аквитанской ввиду их близкого родства (вернее, о признании их брака недействительным). Дочери от этого брака, впрочем, оставались с королём.
Папа, вероятно, был в курсе планов Алиеноры и на этот раз промолчал, а уже 18 мая 1152 года Генрих и Алиенора обвенчались.

К этому времени Людовик VII уже завершил вывод своих войск из Аквитании и отозвал оттуда своих чиновников.
Алиенора тоже быстро собрала свои вещички и отправилась в Пуатье. Её путешествие оказалось достаточно опасным, так как на такую золотую рыбку сразу же нашлись охотники (или рыбаки?). По дороге Алиенору Аквитанскую пытались захватить граф Тибо V де Блуа (1130-1191) и граф Жоффруа VI Анжуйский (1134-1158), второй сын императрицы Матильды.

Алиенора удачно избежала всех ловушек и благополучно добралась до Пуатье, где её уже поджидал нетерпеливый возлюбленный.
18 мая 1152 года Алиенора Аквитанская и Генрих Плантагенет сыграли в Пуатье довольно скромную свадьбу. Присутствовали только самые близкие родственники и друзья, хотя на событие такого масштаба полагалось приглашать всех вассалов обоих супругов. Свадьба оказалась такой скромной не от жадности молодых, а просто время поджимало – надо было успеть опередить реакцию Людовика VII.

Ведь король Франциии вполне обоснованно мог ожидать, что его вассалы испросят высочайшего разрешения на свой брак, однако герцог Генрих и Алиенора Аквитанская даже не поставили его в известность о такой возможности. Людовик VII почувствовал себя обманутым, пытался протестовать и угрожал своим вассалам, но стало ясно, что обширную Аквитанию он упустил.

Первое время молодожёны провели в Аквитании, а в конце июня 1152 года Генрих стал готовиться к новой экспедиции в Англию. В порту Барфлёра он собрал приличную флотилию для переброски своего войска на Остров, но, к счастью(!), этому помешала непогода.
Дело заключалось в том, что Людовик VII пришёл в себя от полученного удара, собрал армию и двинулся на Нормандию, чтобы покарать строптивого вассала. Ну, как же! Ведь Генрих и Алиенора как вассалы Людовика VII не получали королевского разрешения на брак и не явились по вызову короля на его суд.
На этот раз в свои союзники Людовик VII взял Жоффруа VI, младшего брата герцога Генриха, который тоже хотел урвать свой кусок отцовского наследия, так как старший брат не выразил никакого желания поделиться с родственниками.

В этой кампании Генрих Плантагенет проявил себя хорошим полководцем. Он призвал своих верных нормандских баронов и за полтора месяца полностью очистил Нормандию от французских войск. Для этого герцогу понадобилось лишь несколько раз сразиться с королевскими отрядами, и эти схватки были не слишком продолжительными. Замки и города, занятые французами, открывали свои ворота уже при вести о приближении герцога Генриха.
К 1 сентября 1152 года Генрих Плантагенет приказал разместить гарнизоны по всей границе своих владений с королевским доменом и решил, что настала пора заняться младшим братцем. Графство Анжу очень быстро подчинилось своему повелителю, а Жоффруа VI сначала укрылся в замке Монсоро, но вскоре сдался на милость своего старшего брата и господина.
Людовик VII ещё попытался атаковать Нормандию, но делал это довольно вяло и бестолково. Вскоре под влиянием французских епископов из пограничных земель король заключил мир с герцогом Генрихом, который поспешил вернуться к своей жене в Аквитанию.

К январю 1153 года Генрих Плантагенет подготовил новую экспедицию в Англию, чтобы ещё раз предъявить свои права на корону. Он опять собирался отплыть из Барфлёра, но брал с собой совсем небольшой отряд для достижения такой большой цели.
Вильям Ньюбургский объясняет это так:
«Опасаясь, однако, что после его отъезда на Нормандию может быть сделано нападение короля Франции, ... он счёл необходимым должным образом тщательно укрепить свои границы, расставив там гарнизоны. И из-за этого случилось так, что когда он повёл свою армию в Англию, то она была многочисленна, поскольку он рассудил, что плохо поступит, если ослабит защиту своих заморских земель, которыми в это время спокойно владел, тем, что выведет оттуда свои войска, и полагая, что у него не будет недостатка в необходимой поддержке внутри самой Англии, хотя это последнее было пока только предположением, а не свершившемся фактом. Ещё сообщалось, что в Англию его сопровождало не более 140 рыцарей и 3000 пеших воинов. Как только о его прибытии стало известно, к нему устремились все ещё сохранившиеся сторонники его матери».


Итак, 6 января 1153 года Генрих Плантагенет высадился в Англии, стал собирать сторонников своей матери, императрицы Матильды, а затем двинулся к Малмсбери и начал осаду местного замка, который недавно захватили люди короля.
Король Стефан опасался, что немногочисленный гарнизон не выдержит осаду, и привёл к Малмсбери армию, состоявшую, по большей части, из фламандских наёмников. Сражаться за непопулярного короля охотников находилось всё меньше и меньше.
Ведь в 1152 году вновь обострились отношения между королём Стефаном и церковью. Стефан всё ещё пытался сделать своего друга Уильяма Фиц-Герберта (?-1154) архиепископом Йоркским. Уильям Йоркский папским указом был лишён своего поста в 1147 году. С тех пор Стефан не признавал полномочия нового архиепископа Йоркского, а папа Евгений III был настроен против Уильяма Йоркского.

Тогда Стефан сделал предложение: он признает нового архиепископа Йоркского, если архиепископ Кентерберийский Теобальд (ум. 1161) согласится короновать его старшего сына Эсташа де Блуа. Теобальд с 1150 года был ещё и папским легатом в Англии и всё больше склонялся на сторону противников короля Стефана.
Ссылаясь на папский запрет, Теобальд отказался от проведения подобной церемонии, что вывело Эсташа из себя, и он начал грабить владения архиепископа Кентерберийского. Такое поведение плохо закончилось для вспыльчивого молодого человека, и он умер в августе 1153 года. Сведения о его смерти довольно противоречивы: погиб во время набега на земли Теобальда, на охоте, отравлен, заболел и умер от лихорадки.
Но мы забежали несколько вперёд.

Армии Генриха Плантагенета расположились на противоположных берегах реки Эйвон, которая вздулась от непрерывных дождей с мокрым снегом. Малмсбери был уже в руках Генриха, но его армия значительно уступала по численности королевским войскам. Однако никто из противников не решался переправиться через бушующую реку; с каждым днём боевой дух королевской армии падал, и вскоре Стефан был вынужден увести своё деморализованное войско.

В эти дни архиепископ Теобальд и Генрих де Блуа, епископ Винчестера, стали опять давить на короля, чтобы он заключил мир с Генрихом Плантагенетом - страна, мол, устала от непрерывных войн и анархии. Стефан колебался, а его сын, Эсташ де Блуа, был категорически против перемирия.

Лев весной или, кругом Матильды (Гражданская война и Анархия в Англии XII века). Часть VIII. Императрица Матильда покидает Англию

(Окончание следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: