Мальта, 1565 год: великая осада острова турками. Часть III (окончание)


Ворчалка № 712 от 18.05.2013 г.




Бальби ди Корреджо в своём дневнике так описывает этот день:
"7 августа. Генеральный штурм – 8000 человек у [форта] св. Михаила, 4000 у Кастильского порта, ...но когда они покинули траншеи, мы уже были на своих постах... Когда они полезли на укрепления, их приняли как дорогих гостей... Штурм продолжался девять часов, от рассвета до послеобеденного времени. К туркам подошло более дюжины подкреплений, мы же подкрепляли себя вином, сильно разбавленным водой, и несколькими кусочками хлеба... Победа вновь досталась нам, ...хотя никто из нас не стоял на ногах из-за ран или усталости".
Христиане в этом сражении пустили в ход последние резервы, за оружие взялся даже сам Жан де Валетт, и получил ранение в ногу.

Победу же в этом бою христианам принесла не столько мужество защитников форта св. Михаила, сколько своевременная вылазка из Мдины капитана Винченцо Анастаджи с сотней кавалеристов, которые внезапно напали на практически неохраняемый лагерь турецкой армии. Они не только вырезали раненых и больных турок, которых встречали на своём пути, но и поджигали палатки, уничтожая запасы турок. Да и ценностей они прихватили с собой немало.

В основном, именно эта атака кавалеристов Анастаджи заставила турок прекратить атаку на Биргу и броситься на спасение своего лагеря, когда они увидели дым от горящих палаток. Мустафа-паша и Пиале-паша решили, что на Мальте высадились испанцы и ударили им в тыл, но они ошиблись. К счастью для христиан.
После этой атаки Анастаджи Мустафа-паша попытался в середине августа захватить Мдину, но без артиллерийской поддержки эта атака турок на мощные крепостные стены провалилась.

К началу сентября ресурсы начинали истощаться как у турок, так и у мальтийцев. Кроме того, многие турецкие солдаты из-за плохой воды ещё в июле начали заболевать дизентерией, все опасались чумы, стали ощущаться перебои с продовольствием, так как рейдеры христиан стали регулярно перехватывать суда с продовольствием для турецкой армии, шедшие из Африки. Моральный дух турецкой армии падал, а болезни свирепствовали и унесли к этому времени жизни примерно 10000-15000 турецких солдат, и мёртвых уже перестали хоронить.

С конца августа погода начала портиться, пошли дожди, а, главное, приближался сезон штормов.
Мустафа-паша вполне резонно полагал, что силы и ресурсы защитников Мальты подходят к концу, поэтому он был готов к тому, чтобы его армия оставалась на зимовку на острове в надежде взять островитян измором.
Пиале-паша со своей стороны доказывал, что флот ценнее армии, а поэтому он не намерен оставаться на Мальте дольше середины сентября, подвергая свой флот напрасному риску, не имея надёжных якорных стоянок и ремонтной базы. Если Мустафа-паша решит остаться на Мальте, это его дело, а он, Пиале-паша, уводит свой флот в Стамбул.
У турок уже не было человека вроде Драгута, способного уладить противоречия между командующими.

30 августа Мустафа-паша организовал последний штурм укреплений Сенглии и Биргу, бросив в бой все силы. Турки дрались из последних сил, но измождённые защитники острова каким-то чудом сумели отразить этот натиск. Жан де Валетт со шпагой в руке принимал участие в этом бою. Франческо Бальби написал про этот бой:
"Они были также истощены, как и мы".


Неизвестно, чем бы могло закончиться столкновение между турецкими командующими, но 8 сентября вице-король Сицилии дон Гарсиа Альварес де Толедо (1514-1577) привёл на Мальту свой флот с девятью тысячами солдат на борту и орудийным салютом приветствовал героических защитников острова.
Пиале-паша проявил себя не лучшим образом, так как его дозорные корабли, если они дежурили, не заметили приближение христианского флота, так что подкрепление начало высаживаться на Мальте без помех. Не отважился Пиале-паша и атаковать прибывшие корабли на их стоянке.

Мустафа-паша, узнав о прибытии сильных подкреплений к Жану де Валетту, решил немедленно снять осаду. Турки демонтировали свои орудия и погрузили их на корабли, разрушили осадные укрепления и погрузили войска на корабли.
В это же время Мустафа-паша узнал, что прибывшие войска не спешат высаживаться на берег, ограничившись небольшим контингентом. Он высадил на берег несколько тысяч турецких солдат и приказал им стремительно атаковать позиции высадившихся христиан, чтобы уничтожить живую силу противника или опрокинуть их в море.
Но турецкие солдаты уже совсем потеряли боевой дух и не желали воевать на негостеприимной Мальте, поэтому, когда их атаковал хорошо подготовленный отряд испанских солдат, турки начали дружно отступать и, только понеся приличные потери, смогли снова погрузиться на свои корабли.

12 сентября последний турецкий корабль исчез из пределов видимости с Мальты. Турецкая армия за четыре месяца боевых действий потеряла три четверти личного состава, так что, опасаясь гнева султана, Пиале-паша послал в Стамбул свой самый быстроходный корабль с известием о поражении, чтобы ко времени прибытия основных сил гнев султана немного остыл.

Потери защитников Мальты в процентном отношении выглядели тоже достаточно внушительно. Погибли 250 рыцарей, а среди выживших не было ни одного без нескольких ранений. Держать в руках оружие к моменту прибытия подкреплений могли лишь около 600 человек.

Хочу ещё раз вернуться к дону Гарсиа де Толедо и рассказать о том, каким же образом он всё-таки собрал силы для высадки на Мальте, хотя многие и упрекают его за излишнюю медлительность.

В начале августа 1565 года вице-король Сицилии дон Гарсиа де Толедо смог собрать в Мессине около 80 галер. В середине месяца к ним присоединился адмирал Джованни Андреа Дориа (1539-1606, адмирал с 1556) со своей эскадрой, так что количество собранных галер перевалило за сотню, правда, все они были в разной степени готовности. На Сицилии к этому времени также находилось более двадцати тысяч испанских солдат. Начались активные переговоры о наиболее эффективном использовании собранных сил против турок.
Наконец был получен приказ короля Филиппа II об оказании помощи осаждённой Мальте, но при этом Гарсиа де Толедо должен был любой ценой избегать столкновения с турецким флотом.

В этой обстановке неожиданный шаг предпринял сам дон Гарсиа де Толедо. Опасаясь утечки информации, он тайком даже от своих союзников собрал эскадру с усиленными экипажами галер, быстро погрузил на них небольшой экспедиционный корпус, около 9000 солдат, и 26 августа внезапно покинул берега Сицилии. Командиром экспедиционного корпуса был назначен Альваро де Санда (1489-1573), уже знакомый нам по Джербе.
В действия этой эскадры вмешалась разбушевавшаяся стихия, которая помешала высадить десант на Мальту, так что 5 сентября все галеры без потерь, но изрядно потрёпанные, вернулись на Сицилию.

Эти неудачные манёвры сицилийской эскадры однако были замечены корсарами Ульдж-али (1508-1587), который сообщил о приближении большого испанского флота своим командующим. Мустафа-паша, узнав о приближении испанцев, приказал снимать осаду, поэтому уже 5 сентября защитники Мальты смогли заметить начало эвакуационных мероприятий турецкой армии.
Франческо Бальби 5 сентября записал:
"Они продолжили бомбардировать форт св. Михаила и пост Кастилия с прежней яростью. Но, несмотря на этот бравый обстрел, к превеликой нашей радости мы обнаружили, что они начали грузить на корабли свои товары и свои пушки".


Неудачная попытка высадки десанта на Мальту вызвала множество упрёков со стороны союзников, но Андреа Дориа поддержал инициативу вице-короля Сицилии, и на следующий день флот опять вышел в море, которое несколько успокоилось.
На рассвете 7 сентября десантники высадились на Мальте, после чего эскадра поспешила вернуться на Сицилию за новыми подкреплениями.
В этот же день Мальту покинули все галеры алжирских пиратов под командованием Ульдж-али.

Альваро де Санда привёл своих солдат к стенам почти разрушенной Биргу, но Жан де Валетт запретил десантникам занимать оставленные турками позиции из-за опасности заразных болезней от множества трупов людей и животных. Он рекомендовал де Санде перевести большую часть своих солдат в Мдину.
В это же время Мустафа-паша сделал последнюю попытку захватить позиции христиан и опять высадил на берег около пяти тысяч солдат. Турки подошли к Биргу и даже проникли внутрь городских стен, но отошедшие десантники на узких улочках начали просто истреблять противников. Уцелевшие турки бежали на свои галеры.

Получив известие об уходе турок, Гарсиа де Толедо приказал высадить обратно на берег в Сиракузах дополнительные силы экспедиционного корпуса, которые были готовы к отправке на Мальту. Им там уже нечего было делать.
14 сентября корабли с Сицилии забрали с Мальты солдат экспедиционного корпуса и затем бросились вдогонку за турками в надежде захватить хоть несколько отставших кораблей противника. Этот рейд христианской эскадры оказался совершенно нерезультативным, и 7 октября все корабли благополучно вернулись в Мессину.

Султан Сулейман приказал своим командующим не вводить корабли в гавань Стамбула до наступления темноты, чтобы не производить слишком плохого впечатления на население города. Не совсем справедливо Сулейман сказал по поводу проваленной кампании:
"Только со мной мои армии добиваются триумфа!"


Ещё по поводу турецких побед в Триполи и на Джербе, когда Пиале-паша привёл в Стамбул корабли с золотом и другой ценной добычей, Ожье де Бузбек (1522-1592), посланник Империи в Турции, писал:
"...те, кто видел лицо Сулеймана в этот час триумфа, не могли обнаружить на нём и малейших следов радости... Выражение его лица оставалось неизменным, его жёсткие черты не утратили ничего из привычной мрачности... Все торжества и аплодисменты этого дня не вызвали у него ни единого признака удовлетворения".
Что же можно было ожидать от Сулеймана I после такого неожиданного поражения?

Город Биргу был практически полностью разрушен, да и его расположение Жан де Валетт справедливо посчитал не самым удачным, поэтому строительство новой столицы острова он в 1566 году начал несколько в стороне, на господствующем над Большой бухтой хребте Шиберрас. После смерти великого магистра в 1568 году город был назван в его честь – Ла-Валетта, и, как я уже говорил, вскоре началась путаница с именами и названиями, так что через некоторое время Жан де Валетт стал Жаном де ла Валеттом.

Всю оставшуюся часть 1565 года христианские правители занимались подготовкой к отражению нового турецкого вторжения, которое Сулейман I планировал на 1566 год. В Испании и Неаполе, в Генуе и Флоренции, на Сицилии и на Мальте активно строились новые галеры. Испанцы постоянно держали на Сицилии внушительную эскадру и сконцентрировали там значительные сухопутные силы. Они одновременно усилили гарнизон Ла Гулетты.

Все ожидали нового появления турецкого флота...

Мальта, 1565 год: великая осада острова турками. Часть II

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: