Португальцы в Индии. Часть XIX. Нуну да Кунья (окончание). Гарсиа де Норонья


Ворчалка № 706 от 06.04.2013 г.




Информация о готовящейся турецкой экспедиции в Индию была своевременно доставлена португальскими агентами в Лиссабон, но королевское правительство не предприняло никаких серьёзных мер для укрепления своих позиций в Индии.
Слухи о скором прибытии турок распространились и среди местного населения, так что правитель Диу скрылся со своим семейством, а в конце июня 1538 года он вместе с армией Али-хана осадил Диу.

Небольшой португальский гарнизон без помощи местных войск оказался не в состоянии удержать такой большой периметр обороны. Нуну да Кунья приказал португальцам сконцентрировать все свои силы только в хорошо укреплённом форте, покинув город. К началу осады (считается, что она началась 10 августа 1538 года) в форте находилось около 800 португальских солдат и примерно такое же количество туземных воинов.

Сулейман Великолепный уже знал об убийстве гуджаратского правителя Бахадура португальцами и решил, воспользовавшись сменой правителя и сопутствующей неразберихой, захватить опорный пункт в Индии. Командование турецким флотом он поручил евнуху венгерского происхождения Сулейман-паше (?-1547), правителю Каира.

Из Суэца в конце июня 1538 года Сулейман-паша вывел флот в составе 80 кораблей, среди которых было 17 галер и 2 галиона. На корабли флота погрузились около семи тысяч солдат и 130 новейших пушек для осады городов и крепостей.
Десять кораблей были предоставлены венецианцами, которым португальцы перекрыли торговлю пряностями через Красное море и Египет. Прибыль важнее религии, так что одни христиане помогали мусульманам в борьбе с другими христианами, но конкурентами в торговле.

Первой жертвой Сулеймана-паши стал Аден. Евнух не забыл о подозрительных отношениях шейха Амир бен Дауда с португальцами.
Несмотря на то, что шейх оказал Сулейману-паше великолепный приём, его повесили на рее флагманского корабля османского флота, а город Аден был отдан на разграбление турецким солдатам.
18 августа 1538 года флот Сулеймана-паши, состоявший уже из 72 кораблей, покинул Аден и двинулся в Индию. Целью атаки турецкого флота Сулейман-паша выбрал Диу, и, как показали дальнейшие события, его выбор оказался не слишком удачным.

4 сентября турецкий флот появился возле Диу, и Сулейман-паша приказал своим солдатам атаковать португальский форт в Диу, который уже осаждали гуджаратские войска. Этим поступком Сулейман-паша проигнорировал приказы султана Сулеймана Великолепного, который велел сначала найти и уничтожить португальский флот.

Сулейман-паша очень надеялся на мощь своих новейших пушек, на своих солдат, и рассчитывал очень быстро сломить сопротивление защитников форта. Однако против турок сыграли сразу несколько факторов.
Низкая дисциплина турецких войск, недоверие к туркам со стороны индийских мусульман и отличная стрелковая подготовка португальских солдат, вооружённых аркебузами.

Али-хан уже знал о трагической судьбе правителя Адена и опасался, что турки не только оставят за собой захваченный Диу, но и постараются расширить территорию своих владений в Индии. Али-хан не доверял туркам, и его солдаты не принимали никакого участия в атаках на форт, хотя и располагались недалеко от Диу.

Не успел Сулейман-паша начать выгрузку своих орудий на сушу, как получил известие (как позже выяснилось, ложное) о том, что португальский флот приближается к Диу. Сулейман-паша очень не хотел вступать в морское сражение с португальцами и поспешил увести свой флот на север. Вернулись к Диу турки только 24 сентября, но за это время произошли заметные изменения в администрации Португальской Индии.

Действительно, 11 сентября 1538 года в Гоа появилась португальская эскадра, слухи о прибытии которой в искажённом виде дошли до Сулйман-паши. Это был обычный ежегодный конвой из Лиссабона, который доставил в Индию сменщика Нуну да Кунья. В ранге вице-короля Индии в Гоа прибыл Гарсиа де Норонья (1478-1540), племянник великого Альбукерке.

Момент для передачи власти оказался не самым удачным. Турки осаждали Диу, Нуну да Кунья был оскорблён тем, что он оставался всего лишь губернатором Индии, а его сменщик, не имевший никакого опыта в восточных делах, имел титул вице-короля Индии.
Португальские капитаны и офицеры тоже не пришли в восторг от нового руководителя, который вступал в должность в такое неподходящее время.

Пренебрежительно-высокомерное отношение да Нороньи к сменяемому губернатору показывало, что Нуну да Кунья был оговорён при дворе Жоау III, и только преждевременная смерть спасла его от преследований в Португалии. Впрочем, и выпавших на его долю испытаний хватило с лихвой.
Нуну да Кунья был лишён возможности возвратиться в Португалию на корабле своего преемника или даже на любом королевском судне. Ему пришлось нанимать для этого частный корабль на свои средства.
Случай беспрецедентный в истории португальской Индии.

Вскоре после отплытия из Индии Нуну да Кунья заболел и вскоре умер на борту судна. Его тело было захоронено в Индийском океане, но король впоследствии отказался возместить даже эти ничтожные издержки на похороны своего верного слуги.
Когда корабль со спутниками Нуну да Кунья прибыл на остров Тейшейра в Азорском архипелаге, местный губернатор арестовал корабль и велел доставить к себе арестованного да Кунью. Узнав, что бывший губернатор Индии скончался в пути, губернатор приказал арестовать всех слуг и домочадцев Нуну да Куньи и продержал их в тюрьме несколько месяцев.

Дело было в том, что до короля дошли наветы, мол, Нуну да Кунья награбил в Индии несметные богатства, и король захотел наложить свою руку на предполагаемые сокровища. Были произведены тщательные обыски как в имении Нуну да Кунья, так и на арестованном корабле, но никаких сокровищ обнаружено не было. Тем не менее, король приказал конфисковать все сколько-нибудь ценные вещи, обнаруженные в доме покойного губернатора Индии.

Гарсиа де Норонья стал третьим человеком, получившим титул вице-короля Индии. Даже его великий дядя Альбукерке был сначала всего лишь губернатором, а потом генерал-капитаном Индии. За какие заслуги Норонья удостоился подобной чести, мы не знаем; можно только догадываться.
Экипажи судов, с которыми де Норонья прибыл в Индию, были в основном укомплектованы преступниками, которым заменили различные сроки тюремного заключения на “командировку” в Индию.

В гавани Гоа Норонья обнаружил более семидесяти судов, которые Нуну да Кунья собрал для оказания помощи осаждённому Диу. Некоторые из этих кораблей были немедленно отправлены к Диу, и смогли оказать большую помощь защитникам форта в снабжении их боеприпасами и продовольствием, так как турецкая блокада Диу оказалась не слишком плотной, а их мусульманские союзники смотрели на это сквозь пальцы.

28 сентября к Диу вернулись основные силы турецкого флота, и Сулейман-паша начал обстрел португальских укрепления. Вначале турки атаковали бастион Гогала, прикрывавший протоку между материком и островом Диу. Несколько дней непрерывного обстрела полностью разрушили бастион Гогала, и его немногочисленный гарнизон был вынужден капитулировать.

Затем турки разместили шесть артиллерийских батарей вокруг форта Диу и 5 октября начали его методично обстреливать из своих замечательных орудий. Туркам удавалось неоднократно разрушать стену бастиона Сантъяго, более известного, как бастион Гарсиа де Са, но португальцы, отступая с боем внутрь крепости, заделывали бреши.
С удивлением отметим тот факт, что орудия турецких кораблей не принимали никакого участия в обстреле португальского форта.

Турецкие отряды несколько раз шли на штурм крепостных стен, но защитники форта, используя меткий огонь своих аркебуз, каждый раз отбивали атаки осаждающих. Индийские мусульмане не оказывали туркам никакой помощи в их попытках захватить Диу.
Последний решительный штурм Сулейман-паша организовал 4 ноября, но и эту атаку турок защитники форта сумели отбить.

После этой атаки у португальцев уже не было никаких резервов для защиты форта. В строю оставались около сорока солдат, а запасы пороха и продовольствия были полностью исчерпаны.
Однако утром 5 ноября Сулейман-паша получил известие о том, что к Диу приближается большой португальский флот. Это был всего лишь внушительный конвой с продовольствием и боеприпасами, который Норонья отправил из Гоа в помощь защитникам Диу.

Сулейман-паша так опасался столкновения с португальским флотом, что утром 6 ноября его корабли спешно покинули окрестности Диу, бросив на произвол судьбы около 400 раненых солдат и большую часть своих прекрасных пушек.
Если бы Сулейман-паша не был патологическим трусом, то он легко смог бы захватить весь португальский конвой, и судьба Диу была бы предрешена, но...

Гуджаратская армия Али-хана тоже не стала продолжать осаду Диу и вернулась домой.
Защитники Диу с громадным облегчением встретили прибывших соотечественников, но вскоре между ними начались свары по поводу того, кому принадлежит честь снятия осады с Диу: защитникам форта или прибывшему конвою.

В Гоа далеко не все были довольны результатами деятельности вице-короля. Ведь за короткое время ему удалось собрать почти две сотни кораблей и около 5000 солдат, но из-за своей медлительности и нерешительности он так и не вступил в бой с войсками Али-хана, а ведь ему представилась редкая возможность разбить противника и захватить весь Гуджарат.

20 ноября 1538 года Норонья с флотом из 90 кораблей покинул Гоа и двинулся в Диу. Но перемещался он столь неторопливо, с многочисленными стоянками, что смог прибыть в Диу только в январе 1539 года, растеряв за время пути около половины своих кораблей.

Португальцы в Индии. Часть XVIII. Нуну да Кунья (продолжение)

(Продолжение следует)

Последние выпуски Анекдотов:

Последние выпуски Ворчалок: